Вт, 18 Мая, 2021
Липецк: +27° $ 74.00 89.62

За здравие трудящихся в пользу отечества

Игорь Сизов | 20.04.2021 08:41:42
В начале рыночных реформ и приватизации в стране витали надежды, что зарождающийся класс предпринимателей станет цветом нации и преобразит жизнь вокруг себя в цветущий сад.



В 90-е казалось: окончательно устарел штамп из советской печати про звериный оскал капитализма и цитата о том, что «при трехстах процентах прибыли нет такого преступления, на которое не рискнул бы пойти капитал, хотя бы под страхом виселицы».

Сегодня уже ясна тщетность тех надежд. Причем чем больше денег у бизнес­мена, тем сильнее у него может снести крышу. Пример тому — недавний случай, когда в подмосковных Мытищах миллионер больше восьми часов отстреливался от силовиков из своего особняка, где у него был целый арсенал оружия и боеприпасов.

Некоторые таких оправдывают, мол, чего вы хотите, капитализму в России всего три десятилетия, пока потенциальные меценаты лишь о накоплении капитала думают.

Однако по количеству миллиардеров наша страна уже стала одним из мировых лидеров. Причем их доходы прекрасно растут в экономические кризисы и в пандемию. Чего не скажешь о простых людях.

Недавно в актовом зале Липецкого филиала РАНХиГС прошел «круглый стол» «Предпринимательство на службе отечеству: от прошлого к настоящему». В нем принял участие московский гость Дмитрий Абрикосов — соучредитель и генеральный директор возрожденного «Товарищества А.И. Абрикосова Сыновей». Он является прямым продолжателем дела купеческой династии Абрикосовых, основавшей крупнейшее в дореволюционной России кондитерское производство. Сейчас это московская фабрика известна как кондитерский концерн «Бабаевский».

Дмитрий Абрикосов предложил для обсуждения такие непростые темы, как доверие и человечность в бизнесе, осознание стоящих перед предпринимательским сообществом нравственных проблем. Как построить отечественную бизнес-модель, не противоречащую служению отечеству? Только на основе отечественных традиций.

Отличительная черта русских купцов заключалась в том, что 90 процентов их произошли из крепостных крестьян. Основатель купеческой династии Абрикосовых не исключение. И это были прежде всего люди, заработавшие капитал своим трудом. Дмитрий Абрикосов хранит именной золотой перстень, подаренный императором Николаем I его предку, на котором есть гравировка: «За здравие трудящихся в пользу отечества». Здесь ключевое слово — трудящиеся. Действительно, почти все купцы начинали с того, что производили продукцию у себя дома силами своих больших семей.

А чем заканчивали? Один пример. Скажем, Симферополь был заштатным местечком, в котором даже поезд не останавливался. Но как только Абрикосовы построили фабрику, население выросло в десять раз, и город стал административным центром Крыма. Механизм простой: люди получали работу, деньги, их дети — образование. В результате территория расцветала. Хотелось бы привести хотя бы один подобный пример из нашего времени, но пока и приблизительно нет ничего подобного.

Даже потеряв все нажитое после революции, Абрикосовы остались тружениками «в пользу отечества». Их фамилия дала молодой советской стране известных артистов, врачей, академиков и даже Нобелевского лауреата. С трудом представляю нынешних бизнесменов, получивших Нобелевку. А почему?

— Мы так долго возвращаемся к традициям русских промышленников и фабрикантов царской империи, потому что идем кривой дорогой и не в том направлении, — ответил Дмитрий Петрович на мой вопрос. — Не может быть целью бизнеса стяжание прибыли любой ценой. Правила, по которым вынужден существовать бизнес в наше время, нередко ведут к его криминализации. Поэтому так часто мы слышим об уголовных делах. Не буду далеко ходить, фабрику имении Бабаева приватизировал один из партийных чиновников, который ее продал банку за десятки миллионов долларов и благополучно сбежал с ними за границу. А построенная нами в Иваново современная кондитерская фабрика стоит несколько лет, потому что на кондитерском рынке не нужны новые игроки. У нас кругом ООО — общества с ограниченной ответственностью. А сегодня необходимо открывать общества с полной ответственностью, когда человек отвечает всем своим личным имуществом до последней рубашки. Почему долговая тюрьма называлась раньше ямой? Да потому что выбраться из нее было невозможно, пока не расплатишься. Еще я бы закрепил требование в установлении фамилии в названии компании, как это было у нас до революции и как до сих пор принято на Западе.

По мнению Абрикосова, только жесткие правила заставят делать честно реальный бизнес. А затем уже появится потребность в благотворительности. При этом вносящий средства благотворитель должен иметь право возглавить опекунский совет. В то же время Дмитрий Петрович категорически против американской модели, когда в обмен на благотворительность снижаются налоги и даются преференции. На его взгляд, это тоже стяжательство, но под благовидной маской. За меценатство не нужно ждать никаких послаблений. Он, как и его предки, убежден — лучше дать удочку голодному, чем милостыню, лучше научить человека обеспечивать себя и семью, чем потакать его слабостям. Поэтому Абрикосовы занимались прежде всего развитием образования и медицинского обеспечения.

— Я уверен, что благотворительность и меценатство должны быть велением сердца, нашей христианской позицией. Надо пропагандировать патриотизм и русскую традицию благотворительности, построенную на желании осуществить добро по заповедям, а не ради выгоды, — считает Дмитрий Петрович. — Богатство дается ради осуществления замысла Господа Бога! И за то, как предприниматель им распорядится, нужно будет отвечать перед Отцом Небесным.

Конечно, и в наше время не мало примеров истинной благотворительности.

Недавно я беседовал с одним из елецких фермеров.

— На территории нашего сельсовета во время пандемии умирали люди. Семьи были не готовы к такой беде, вот и приходилось брать организацию похорон на себя, — поделился мой собеседник.

— Так это и есть самая настоящая благотворительность, о которой нужно рассказывать в прессе, — загорелся я.

— Ни в коем случае, иначе это будет самопиар на чужом горе, — наотрез отказался фермер.

Вот это по-русски, по-христиански, в духе купцов прошлых веков.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных