Сб, 06 Марта, 2021
Липецк: $ 74.44 90.37

Великое противостояние

Исаак Розенфельд | 26.01.2021 08:21:49

Семьдесят семь лет назад советские войска разорвали в клочья блокадную удавку, три года душившую Ленинград.


У фюрера были весьма образованные консультанты. К примеру, профессор Мюнхенского института питания Эрнст Цигельмайер. Это он дал совет: чтобы взять Ленинград, нет смысла жертвовать солдатами рейха. Русские не смогут обеспечить людям в осажденном городе больше 250 граммов хлеба в день. А с такой пайкой выжить невозможно. Поэтому достаточно просто так затянуть петлю, когда через линию фронта не пройдет ни один человек. Население вымрет, и герои вермахта вступят в опустевший Ленинград, не пролив ни капли драгоценной арийской крови.

Гуманист Адольф Гитлер прислушался к рекомендации гуманиста профессора. Однако развязка трагической эпопеи на невских берегах оказалась совсем не той, на которую он рассчитывал.

Если кто-нибудь в очередной раз начинает рас­суждать, что ради сохранения жизней сотен тысяч детей, женщин, стариков нужно было сдать Северную столицу немцам, я вспоминаю свидетельства Даниила Гранина, защитника Ленинграда и соавтора знаменитой «Блокадной книги»: «Город нельзя было сдать, потому что город по своему моральному состоянию готов был стоять до конца… Он хотел стоять. Не то что хотел, а он готов был на любые жертвы. И город бомбили, обстреливали, но не возникло какого-то общего желания прекратить это ценой сдачи города».

Как ни странно, прозвучало это на либеральнейшем «Эхе Москвы». Причем журналист, беседовавший с Граниным, явно склонялся к тому, что Сталину следовало отдать приказ о капитуляции. В цивилизованной Европе так ведь и поступали. Париж капитулировал и уцелел. Парижане не голодали, не замерзали и даже продолжали пить кофе на террасах.

Гранин ответил: на Западе война была другой. На французов и англичан немцы смотрели как на равных. А славяне, русские были для них унтерменшами, недочеловеками и подлежали уничтожению. Как писала некоему фельдфебелю, попавшему под Ленинград, его супруга: «Трудно себе представить, чтобы такой невоспитанный народ требовал от нас столько жертв. Надо раз и навсегда выкинуть его из мировой истории». Так и намеревался сделать фюрер. Тем более Ленинград для него был особенно ненавистен. Петербург, провозгласил он — «ядовитое гнездо, откуда издавна разливается на Балтике ядовитая зараза», — должен исчезнуть навсегда.

Среди тех, кто сражался за спасение города, было немало и наших земляков. Наверное, самый известный из них Сергей Литаврин. В ленинградском небе он стал настоящим летчиком-асом. 482 боевых вылета. 90 боев. 18 сбитых вражеских самолетов. За год до полного снятия блокады 27 января 1943-го он получил звание Героя Советского Союза. Память о нем хранят и на липецкой земле, и в Ленинграде – Санкт-Петербурге.

Выпавшее на долю блокадников превышало все человеческие силы. У поэта Межирова есть стихотворение о том, как он, ожидая переформирования своей части, недолгое время квартировал в доме на Верхней Охте. Там он увидел настольный календарь с записями девушки, почти девочки, сперва довоенными, потом блокадными:

Помню, помню,
как мало-помалу
Голос горя нарастал
и креп:
«Умер папа».
«Схоронили маму».
«Потеряли карточки
на хлеб».



Ленинградцы варили суп из травы. На рынке продавали травяные лепешки. Трупы лежали прямо на улице. Не успевали сколачивать гробы. Люди умирали у станков в заводских цехах. Хлебная пайка сократилась до 125 граммов. Герр Цигельмайер мог испытывать большое моральное удовлетворение от своей прозорливости.

Но что поражает — здесь я опять сошлюсь на Даниила Гранина: «Как это человек мог в этих условиях жить и не расчеловечиться». А большинство людей действительно сумели остаться людьми. Они пытались работать. В цехе, в больнице, за письменным столом. Ученый-энтомолог хотел завершить свой фундаментальный труд «Фауна Советского Союза». Не успел. Был найден мертвым в своем кабинете. Ольга Берггольц читала по радио новые стихи о мужестве, терпении, вере в победу. А еще читали и перечитывали «Войну и мир», находя у Толстого духовную поддержку и опору.

И настал день, о котором блокадники, кому суждено было выжить, рассказывали детям, внукам, правнукам как о втором дне рождения. Красная Армия погнала врага от стен великого города на Неве.

Подвиг Ленинграда в ту пору потряс весь мир. Даже врагов, не говоря уж о союзниках по антигитлеровской коалиции. Британский академик писал, что его страна с благодарностью видит «сколь тяжкое бремя несет этот великий и храбрый народ в нашей общей битве против сил зла, и чувствует искреннее желание сохранить и после войны эту взаимную дружбу, без которой невозможен мир в Европе».

Тогда они это понимали. Теперь стараются забыть. Но мы, потомки победителей, знаем и помним все.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных