Пн, 18 Октября, 2021
Липецк: +10° $ 71.78 83.33

Вечный спор двух цивилизаций

Сергей Кибальниченко | 30.06.2021 09:33:20

Давно замечено, что человеческая история движется по спирали, на каждом новом витке повторяя старые сюжеты. Вот и давний спор между западниками и славянофилами, начавшийся еще во времена царствования Николая II, неожиданно властно напомнил о себе.


Наша страна вновь оказалась перед историческим выбором: признать свою самобытность или согласиться на роль заблудшей овцы, отбившейся от общеевропейского стада. На исходе XX века в обществе возобладала вторая точка зрения. Доморощенные либералы тогда твердили, что с Западом нас разъединила коммунистическая идеология. Стоит от нее отказаться, как европейские братья примут Россию в распростертые объятья.

Невыученный урок

Поддавшись гипнотическим внушениям, наша страна принесла в жертву и свои геополитические интересы, и огромные территории, на собирание которых ушли столетия. Только вместо братских объятий мы ощутили удушающую петлю экономических санкций. Почему же Россия осталась чуждой Западу, несмотря на многочисленные попытки сблизиться с ним?

Удивительно, но еще в споре западников со славянофилами прозвучал ответ на поставленный вопрос. Но чтобы услышать его, надо отрешиться от расхожих представлений об этих идейных течениях. Славянофилы, как принято считать, идеализировали крестьянскую общину, западники, наоборот, толкали аграрную страну на европейский путь развития. Первые были консерваторами, вторые мыслили прогрессивно, за что и подверглись гонениям со стороны царского правительства. Известно же, что убежденного западника Петра Чаадаева объявили сумасшедшим после того, как в 1836 году в журнале «Телескоп» он публиковал свое первое философическое письмо.

Но как уложить в расхожую схему многочисленные притеснения, которые терпели славянофилы? С усердием, достойным лучшего применения, цензура безжалостно марала тексты Алексея Хомякова, который при жизни так и не смог опубликовать в России свои богословские труды. Их приходилось печатать за рубежом на французском языке. Да и гонения на западников были весьма преувеличены, что показал еще Достоевский в романе «Бесы». Вспомним Степана Верховенского, чей образ отчасти вобрал в себя черты историка Тимофея Грановского — одного из главных идеологов западничества. Долгие годы Степан Трофимович воображал, что из-за своего вольнодумства живет под негласным надзором полиции, хотя никому он не был интересен.

Славянофилы и вправду чрезмерное значение придавали крестьянской общине, примером чему служит творчество философа и публициста Юрия Самарина. Но в XXI веке жизнь на селе стала совсем другой. Причем исчезла не только община, существовавшая в дореформенной России. Время безжалостно стерло и остатки крестьянского уклада, еще сохранявшиеся в советские годы. Недаром литературные критики сегодня с горечью говорят о смерти деревенской прозы. И дело не только в том, что ушли из жизни Федор Абрамов, Валентин Распутин, Василий Белов, другие видные представители этого литературного направления. Не стало той социальной среды, откуда писатели черпали материалы для своего творчества.

«Маленький аббатик»

Что же получается? И крестьянская община, и коммунистическая идеология канули в Лету, но гора, разделившая Россию с Западом, не сгладилась, острые углы не выпрямились. Значит, водораздел лежит намного глубже. Любопытно, что первым эту тему серьезно прочувствовал еще Петр Чаадаев. В «Философических письмах» он ведь не просто заявил об отсталости России. Он назвал основную ошибку, из-за которой наша страна откололась от Европы и теперь не имеет с ней общей истории. Этот главный «просчет» заключается в том, что Россия, став наследницей Византии, выбрала православную веру. Сам Чаадаев, как известно, перешел в католичество.

Для того времени это был неслыханный, шокирующий шаг. Недаром герой Отечественной войны Денис Давыдов, который был еще и прекрасным поэтом, открыто смеялся над утопистом-католиком в стихотворении «Современная песня»:

Старых барынь духовник,
Маленький аббатик,
Что в гостиных бить привык
В маленький набатик.

Единственное, в чем нельзя отказать Чаадаеву, так это в искренности. Читая его труды, ясно осознаешь, что спор западников и славянофилов — лишь отголосок исторических событий, случившихся в XIII веке. В то время Рим попытался использовать ослабление Руси, подвергшейся нашествию татаро-монголов, и обратить нашу страну в латинскую веру. Но великий князь Александр Невский полностью порушил эти планы, разгромив рыцарей в Ледовом побоище.

Наследники Александра Невского

В XIX веке сражения с латинянами перетекли в интеллектуальную плоскость, но от этого они не стали менее напряженными и драматичными. Обосновывая исторический выбор России, Алексей Хомяков дал достойный ответ Чаадаеву. Виднейший представитель славянофильства  утверждал, что от Церкви отпала вовсе не Россия, но Рим, по своему усмотрению изменивший Символ веры. Латиняне стали учить, что Святой Дух исходит не только от Бога-Отца, но и от Сына. Такие богословские новшества Рим сделал, не посоветовавшись со своими восточными братьями. Реформация, начавшаяся в XVI  веке в Германии, явилась лишь закономерным продолжением западного «раскола».
Хомяков попытался осмыслить отношения с Западом не только в богословской, но и в культурологической плоскости. Причем многие его прозрения надолго опередили свое время. Еще с античных времен, например, проводятся параллели между греческим Олимпом и римским Пантеоном. Зевсу, дескать, соответствует Юпитер, Гермесу — Меркурий. Однако Хомяков показал, что между Восточной и Западной Европой не было ничего общего. Эллин поклонялся знанию и красоте, для римлянина важнее всего была внешняя правда, выраженная языком юридических отношений. Последние черты впоследствии были восприняты западным христианством. Этой римской закваске в итоге суждено было стать главной причиной церковного раскола.
Иными словами, Хомяков проблему увидел намного глубже. Церковный раскол, по его мнению, оказался следствием того, что еще с античных времен в Европе существовали две разные цивилизации: римская и греческая. Их наследниками являются Запад и Россия.
В рамках газетной статьи нет возможности подробно изложить воззрения Хомякова. Важно лишь подчеркнуть, что его идеи выдержали проверку временем. Их, например, использовал Николай Данилевский в своей книге «Россия и Европа». Можно вспомнить и выдающегося богослова Владимира Лосского, критиковавшего латинян за то, что жизнь Пресвятой Троицы они описывают едва ли не языком юридических отношений.  

Идеи Хомякова не потеряли своей злободневности и в политической сфере. Нам надо не стыдиться своей самобытности, как этот делал Чаадаев, а идти своим путем. Ведь греческой цивилизации, полноправной наследницей которой является Россия, более двух тысяч лет. Да и Россия в XIX веке отметила свое тысячелетие. Имея такое богатое наследие, мы не имеем права отказываться от него.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных