Вс, 11 Апреля, 2021
Липецк: +7° $ 75.81 88.95

Уравнение со многими неизвестными

Исаак Розенфельд | 03.03.2021 09:08:42

Классическую формулу типа «Валя+Витя=любовь» десятки лет выводили то старательно, то наспех, то краской, то мелом на стенах домов, в подъездах, прямо на асфальте. Казалось, в ней могут меняться только имена.  

B вдруг мне попадается на глаза новая версия: «Валя+Витя=секс». И после легкого шока до меня, наконец, доходит, почему теперь поколения обозначают латинскими буквами, как неизвестные величины в алгебраических уравнениях. Отцы — поколение Икс. Сыновья — поколение Игрек. Внуки — поколение Зет. Отношения поколений — то же уравнение с несколькими неизвестными. И не факт, что нам под силу его решить.

Для Иксов, да пожалуй, и Игреков, юнцы, заменившие любовь сексом, — существа непонятные и загадочные. А Зеты в свой черед раздраженно косятся на предков с их отстойными поучениями и запретами: не зависайте сутками в Интернете, лучше почитайте книжку. Не «тусите» полночи на «вписках». Не врубайте на полную мощь Клаву Кока и Моргенштерна и, Бога ради, не беременейте  в пятнадцать лет.  И еще масса всякого с частицей «не».

Клинописная правда

Впрочем, толерантной частью общества признано: бранить молодых — моветон. Молодость всегда права. Ей не нужны Бетховен, Толстой, Врубель? Ну и не надо. Мальчики и девочки спят друг с другом? И пусть спят, мы не пуритане. Эрудиты насмешливо напоминают: первую жалобу на нравы, вернее, безнравственность молодежи археологи обнаружили то ли на глиняных табличках с клинописью, то ли в древнеегипетских папирусах. Потом эти нападки повторялись бессчетно. Те же клинописные сетования сейчас тиражируются в эфире, Интернете, в ученых статьях и суровых приговорах трибунала пенсионеров, заседающих на лавочке во дворе.

Да только спор с молодыми — это спор со временем. А время не переспоришь. Но времена-то бывают разные. Какими они будут, когда нынешние «тиктокеры», охотники за «хайпом», фанаты Моргенштерна и Дани Милохина, блогеры в коротких штанишках повзрослеют и заматереют? Допустим, дочка новоиспеченной бизнесвумен, кричащая одноклассникам, что они нищеброды и голытьба. Или подростки, что изувечили ровесника и выложили видео со зверским избиением в соцсети. Или лоб под  два метра, но все еще деточка, поскольку проедает материнскую пенсию и не желает работать.

Его нежелание, к слову, разделяют, согласно соцопросам, 37 процентов населения в возрасте от 18 до 30. Пожалуй, в топ-модели или топ-менеджеры они бы еще пошли. Но уж ни в коем случае не на завод, не на стройку, не в больницу.

Я пишу телеобзор, а потому прошу учесть: упомянутые выше сюжеты я увидел на телеэкране. Телеканалы страшно интересуют те самые 37 процентов. Они день за днем часами показывает «светских львиц» и «звезд» Интернета. А где остальные шестьдесят три? В основном за кадром. Даже если речь идет о настоящих героях и настоящих подвигах. В новостной нарезке пареньку, что вынес из огня ребенка, отводится полминуты. Ему суют микрофон, он, стесняясь, произносит пару фраз. И вот уже пошла другая картинка, другой текст — про цены на нефть или вчерашний футбольный матч. О героях — бегло и равнодушно. Зато месяцами, годами мусолят подробности «звездных» скандалов или аферы благообразной семейной пары, обиравшей наследников умерших артистов.

Большие каналы как бы условились: коли нам полагается воспитывать публику, будем заниматься этим на отрицательных примерах. Вроде бы предупреждая: не делайте жизнь с плохих дядей и тетей. А с кого ее делать? Кого предлагают молодым в качестве образцов для подражания? Да, в сущности, никого.

Герои поколения 40+ для поколения Зет уже не герои. О Корчагине или Олеге Кошевом молодые знают еще меньше, чем о Коловрате и Пересвете. Но что неожиданно: из тех же соцопросов явствует, что современных, близких им героев они тоже не нашли. Идолы — да, есть. Их обожают, слушают, смотрят, завидуют их популярности и миллионным гонорарам. Но что же героического в банковских счетах, виллах и яхтах?

А у многих Зетов ведь пока не убита потребность в романтике. Они никак не могут принять культ карьеры и потребительства, что объявлено мерой всех вещей. Но куда приведут пути-дороги этих не успокоившихся, отказавшихся плыть по течению? В волонтерское сообщество или в запрещенный в России ИГИЛ? В ряды «Бессмертного полка» или на «прогулки» под лозунгом «Свободу Навальному», на которые их позвали в «Тик-токе»? В поисковый клуб или в секту очередного Виссариона? Кто им поможет сделать выбор?

Кого ударило «Тик-током»

Когда-то на стенах появлялись надписи не только про любовь Вали и Вити, Миши и Маши. Однажды я прочитал задорный слоган: «Нам нужна другая Россия!» А под ним — другой краской и другим почерком: «Какая?» В том-то и суть. И большинство юных бунтарей  на Болотной, и нынешние их последователи вряд ли внятно объяснят, чего хотят. Они просто спешат туда, где шумно, весело, но немножко иначе, чем в ночном клубе, потому что прибавляется, щекочет нервы ощущение причастности и опасности. Как говорит персонаж в детективном сериале: «Я за любой кипеж».

«У каждого поколения должно быть свое восстание», — подытоживал события почти десятилетней давности тогда совсем еще молодой писатель Сергей Шаргунов. Он и сам побывал на тусовке под девизом «ОккупайАбай». Там ребята прямо-таки предвкушали: вдруг повезет, вдруг схватят и засунут в автозак, вдруг пострадаем за идею, неважно, какую. Кстати, в тот день ни Шаргунова, ни всю компанию, толпившуюся у памятника великому казахскому просветителю Абаю Кунанбаеву, никто не схватил и не увез в мрачный застенок.
Не возьмусь гадать, согласен ли Шаргунов сегодня со своей декларацией о праве поколения  Зет побунтовать и побузить. Сейчас он известный прозаик, думский депутат, энергично отстаивает интересы своих избирателей. А еще ведет на канале «Культура» просветительскую программу «Открытая книга», рассказывает о новинках литературы, берет интервью у коллег-писателей. Скорее всего, осознал: движуха ради движухи может только разрушать, но ничего не создаст. В российской жизни хватает и неустройства, и несправедливости. Но их не побороть, шатаясь по улицам и забрасывая снежками стражей порядка. А навредить себе и другим легко. Особенно, если кто-нибудь поопытнее, похитрее вложит в руку подростка что-нибудь поопаснее снежка. А перед тем подменит понятия, исказит смыслы, даст ложные ориентиры.

Собственно, Сергей Шаргунов ошибся в одном-единственном слове: у каждого поколения должно быть большое, настоящее дело. Обидно и бесплодно, если энергия молодости уходит в свисток, растрачивается в тусовочных страстях, подогреваемых манипуляторами и провокаторами. Предложат ли такое дело своим детям отцы? Пока остаются хотя бы шестьдесят три процента, что готовы учиться, трудиться, созидать. Решим ли мы уравнение с Иксом, Игреком, Зетом? Это давно уже задача государственной важности, государственной безопасности, государственной перспективы.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных