Сб, 06 Марта, 2021
Липецк: $ 74.44 90.37

Тесты и протесты

Исаак Розенфельд | 10.02.2021 11:28:56
Взъерошенный, хмурый подросток на ходу бросает тележурналисту: протестую и буду протестовать. Против чего — не объясняет. Похоже, ему это неважно. Тут мотивация как у Портоса из «Трех мушкетеров»: «Я дерусь, потому что дерусь».


Ковид-19 и Навальный-21 — самые горячие темы дня. Их пылко обсуждают на разных каналах. А мы с вами, обыкновенные люди, не вирусологи, не политологи, пытаемся вникнуть и угадать: что происходит сегодня, что произойдет завтра, чего ждать, к чему готовиться, кому верить.

Встречаются в эфире два микробиолога и, прямо по анекдоту, излагают минимум три точки зрения на пандемию. Налажено  поточное производство гипотез и прогнозов. Нас просвещают  без устали. Знание, конечно, сила. Но обвал взаимоисключающих сведений делает тебя не сильнее, а слабее, растеряннее.

Проект «Навальный и Ко»
С господином, чью фамилию теперь часто заменяют ироническим эвфемизмом «берлинский пациент», та же история. В Интернете с озлобленным азартом спорят, правильно его посадили, неправильно, герой он или аферист. Вместо аргументов — мат и даже угрозы: «Ты против Навального? Давай, выходи, поговорим в реале!»

На ТВ и в прессе, слава Богу, ведут себя приличнее. Но и там разброд налицо. У Якова Кедми, в прошлом нашего соотечественника, а теперь авторитетного эксперта из Израиля, на ток-шоу спрашивают: что вы думаете о Навальном? А он удивляется: да почему я должен о нем думать? Какой-то тщеславный человечек — так и сказал, не «человек», а «человечек», — разве такой способен всерьез повлиять на ситуацию в России? А если все-таки влияет, то как раз потому, что вы сами бесчисленными публикациями, дискуссиями, опасениями, разоблачениями набиваете ему цену на политическом аукционе.

С Кедми не соглашается известный писатель и журналист Александр Проханов. Навальный, считает он, — политическая машина. Я бы уточнил: таран для взлома России. И таран этот в руках циничных западных стратегов, спецслужб, финансовых структур, мощных медиакорпораций. А на подхвате у них либералы местного розлива, часть служивой элиты, для которой Запад — вторая родина. Там у нее дворцы, там учатся ее дети, там она мечтает легализоваться, да Путин мешает.

А штабисты и фанаты Навального видят в своем фюрере… простите, вожде храброго супермена. Он воюет с коррупцией. А власть его за это преследует и травит в прямом и переносном смысле. Но ему все на пользу. Теперь о нем знают все. Теперь он наше все: Анджела Дэвис, Нельсон Мандела и Че Гевара в одном флаконе. Ради такой славы можно и в тюрьме чуток посидеть. Короче, рыцарь без страха и упрека. А что касается упреков и обвинений в махинациях по делу «Кировлеса» или иностранной фирмы «Ив Роше», то с ними участники «прогулок за свободу Навального» разбираться не желают. Невиновен, и точка. А уж подростку, что рвется на баррикады, и подавно неохота копаться в подробностях уголовных дел. Ему нужны романтика и приключения. Он готов пойти за любым Гапоном и троллем.


За Россию? Против России? За Построссию?

Борьба с коррупцией — занятие благородное. Однако с любым злом можно так побороться, что заодно и добро разнесешь в щепки. Как принято говорить, мы это уже проходили. Боролись с административно-командной системой, а побороли, разрушили собственную, несмотря ни на что, великую страну. Боролись с цензурой, а доборолись до голых задов и мата на сцене академических театров, до издевательств над святынями, над своей историей, над стариками-фронтовиками. Сейчас этим и возмущаются-то все более вяло, устало, формально. Уничтожали «железный занавес», чтобы триумфально войти в европейскую цивилизацию, а вместо того в лихие 90-е почти сравнялись со странами третьего мира.

Трудно собирали, склеивали обломки былой державы. Выбрались из трясины безнадеги и неверия в себя. Это еще не так много, но уже и не так мало. А сегодня разнообразные навальные кричат: все никуда не годится! С «новой Россией» надо поступить так же, как с Советским Союзом. Даешь «новейшую Россию»! Да вот какой она будет и чем за это придется заплатить, помалкивают.

Либералы твердят: власть культивирует в народе психологию «осажденной крепости». Ну а если крепость и вправду осаж­дают, хотят взять ее измором? Снять осаду можно только двумя способами. Либо отбросить осаждающих от своих стен, либо сдаться им на милость, открыть ворота, впустить чужаков и, кланяясь, просить об одном — не слишком бессовестно грабить. Что выберут Навальный и те, кто с Навальным, за Навального? Решите сами, господа.

С политической программой нашего супермена я не знаком. Да и есть ли она? Но с этим ноу проблемс. Потребуется — ему все быстренько напишут. Даже по-русски, пусть и с легким английским или немецким акцентом. Ну а сейчас на клич доморощенного Че и без программы отзываются. Не миллионы, не сотни тысяч, но отзываются и отправляются «погулять». Кто они, любители таких прогулок? Пестрая публика. Говоря без дипломатических околичностей, есть бесы — в том самом классическом, достоевском понимании. Есть доверчивые балбесы, бегущие вприпрыжку за бесами. Есть вполне нормальные люди, что живут не больно-то сладко. Боюсь, однако, они зря рассчитывают на Навального. Не надо  забывать, как по-хамски оскорбил борец за все хорошее ветерана войны. Вряд ли этот человечек по имени Алексей Навальный станет кого-то защищать.

На минувшей неделе политолог Сергей Михеев предложил простенький тест для выяснения, чего же стоят Навальный и компания: раз Запад за них, значит, они не за Россию.

Либеральная оппозиция беспрестанно бранит политические передачи на ТВ. Дескать, все они — пропутинская пропаганда. Полагаться на объективность подобных оценок было бы глупо. Но я закончу мои заметки, отталкиваясь не от показанного в телеящике, а от короткого рассказа моей родственницы, что живет в Москве. Сидела она в маленькой кафешке и услышала нечаянно разговор двух парней за соседним столиком. Один жаловался: «Представляешь, до чего вежливый мент мне попался! Я его и материл, и толкал, а он все терпел: ни нос мне не расквасил, ни в автозак не потащил». Приятель посочувствовал: «Да уж, не повезло тебе. Раз в ментовку не загребли, значит, плакали твои пятнадцать тысяч. Их за просто так не дадут».

Эта милая беседа происходила через день после протестов 23 января. Моя родственница абсолютно безразлична к политике. Она айтишница, то есть столичный средний класс, у нее иные интересы. Придумывать диалог в кафе ей было ни к чему. Она и пересказала-то его по телефону между прочим, вперемежку со всякими домашними новостями.

Так что судите сами, любезный читатель, что такое эти либеральные протесты. Мне, кстати, понравился один немногословный комментарий в соцсетях. Автор его не бранился, не унижал оппонентов. Он написал так: «Тому, кто служит России, работает для России, бунтовать недосуг. У него хватает настоящих дел и забот».
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных