Вс, 28 Ноября, 2021
Липецк: -2° $ 72.60 82.26

Шоумены и ведущие: в чем отличие?

Исаак Розенфельд | 16.06.2021 11:42:02

Представьте, что вы гений. Вы получили Нобелевскую премию по физике. Или вдруг написали новую «Войну и мир». И что? Все равно у вас не будет столько поклонников, как у Леонида Якубовича и Дмитрия Нагиева. Даже не мечтайте.

Таков, господа, объективный закон эпохи торжества массовой культуры. Гонорары шоуменов завистливо обсуждают в Интернете. Гаишник, притормозив звезду за нарушение правил, узнаёт, с кем свела его судьба, вытягивается по стойке «смирно» и просит автограф. Я собственными глазами видел в павильоне ВДНХ выставку подарков, преподнесенных тому же Якубовичу благодарными зрителями от Калининграда до Владивостока.

Кто играет на скрипке

Лишь на первый взгляд шоу­мен и ведущий — разные названия одной профессии. Ведущему полагается куда-то вести, шоу­мены нас никуда не ведут. Им нужно, чтобы публика не заскучала и рекламодатель не разочаровался. По выражению авторитетного политолога, все то, что для тебя является любимым, дорогим, невероятно важным, для шоу имеет ту же цену, что и вовремя показанный голый зад.

Впрочем, мастера балаганных скандалов серьезных тем избегают. На той неделе Андрей Малахов аж два вечера подряд раздувал едва тлеющие угольки надоевшей истории про Марию Максакову, оперную диву, экс- депутата Госдумы, сбежавшую за рубеж, и ее мужчин-авантюристов, к которым она питает роковое влеченье. Стержень всего, разумеется, большие деньги и квадратные метры в центре Москвы. Вот только что из квартиры Максаковой исчезли картины на 500 тысяч долларов. Бедная, бедная Маша! Ей теперь и продать нечего, чтобы хватило на буханку хлеба и пакет кефира.

Разобравшись с Марией, Малахов переключился на другие сенсации. Он же всеяден. Главное, чтобы было поскандальнее. Где скандал, там Малахов, где Малахов, там скандал.

У ведущих иная стезя. Лучшие из них продолжают в эфире то, что считают своим призванием, чему служили и служат многие годы. Сати Спивакова на равных беседует с певцами, музыкантами, композиторами. Журналист Роман Бабаян, прошедший «горячие точки», размышляет о политике, о политиках, за цинизм которых расплачиваются целые народы — иракцы, сирийцы, ливийцы, украинцы.

Все это, конечно, материи важные. Но я не постесняюсь признаться: с трудом могу оторваться от программы «На ножах» канала «Пятница» и все гадаю, что удерживает меня перед телевизором. Драматургия всех сюжетов повторяется. Шеф-повар Константин Ивлев, богатырского телосложения рыжебородый мужик, озорной и артистичный, заглядывает в загибающийся ресторанчик или кафешку. А там незадачливые хозяева. Они были уверены: их бизнес несложен. Ну что мудреного расставить столики, стулья, сварить борщ, поджарить котлеты, настрогать салатик. Наняли поваров-неумех и официантов-недотеп и слоняются день-деньской по пустому залу. И вот Ивлев, пожалев бедолаг, меняет интерьер, название, придумывает меню с «изюминкой», учит чудаков-простаков так готовить, чтобы народ повалил к ним валом.

Да, схема одинаковая, но всякий раз любопытно наблюдать за людьми, попавшими впросак, за тем, как они сопротивляются требованиям мэтра. А особенно интересен сам Ивлев, брутальный, энергичный, веселый. Он швыряет в мусорку тарелки с негодной едой и очень русскими словами взбадривает ленивых и самоуверенных.

В финале шеф удаляется, подарив подопечным оригинальные идеи и отменные рецепты. Теперь сами, сами, ребята. Теперь все в ваших руках.

Так что же за магнит у этой передачи? До меня, кажется, дошло: на ТВ настоящие профессионалы — редкость. А Ивлев — типичный русский мастеровой, который не умеет халтурить. У него есть книжка «Моя философия кухни». Я ее не читал, но, скорее всего, суть ивлевской философии сводится к тому, о чем он твердит своим нерадивым ученикам: вы готовите для людей. Помните об этом.

Для него готовить и кормить не ремесло, а искусство. Он творит. На Ивлева смотришь и понимаешь, отчего у нас малый бизнес сплошь и рядом не успешен. В первом этаже дома по соседству с моим, в небольшом помещении чем только не торговали. Видеокассетами, пивом, мясными полуфабрикатами. Там была аптека. Потом, извините, сексшоп, потом опять пивная. И все прогорали. Хозяева-то рассчитывали на легкую прибыль, ни черта не зная, ничему не учась. Как в анекдоте перестроечных времен: « Вы играете на скрипке?» — «Не знаю, не пробовал. Наверное, смогу».

Вот этим «скрипачам» и преподает свою философию Константин Ивлев. И полезна она отнюдь не для одних рестораторов.

Ваш Игорь Волгин

Кто-то наверняка решит, что поставить рядом ресторатора Ивлева и поэта, академического ученого, знатока Достоевского Игоря Волгина по меньшей мере странно. Спорить не берусь. Хотя, по-моему, как медийные персоны они равны. Прав был Гете: талантливый человек талантлив во всем, пишет ли он романы или вращает гончарный круг.

Волгин ведет на «Культуре» «Игру в бисер». В компании других писателей, критиков, филологов он вникает в тайны то хрестоматийных, то полузабытых текстов. Занятие в наше время немодное. Сколько коллег Волгина призывают упростить преподавание отечественной словесности. По крайней мере, в школе. Убрать бы, что ли, из программы Льва Толстого. Нет, рассказик «Филиппок» можно оставить. Но четыре тома «Войны и мира» — это уж слишком. Как одолеет их поколение «зет», приученное к портативной информации в виде блогов и смс?

Два хороших писателя Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак захотели схитрить. А пусть школьники придумают фанфики по классическим произведениям. Тем, кто не в курсе, объясняю: фанфики — это когда подростки сочиняют продолжение книжек и фильмов, которые им нравятся, например, про Гарри Поттера или Человека-паука. Ну-ка, ребята, теперь попробуйте придумать фанфики «Евгения Онегина» или «Му-му».

Объявили конкурс. И неожиданно получили от детей тысячи рукописей. О чем с гордостью сообщили в статье «Как защитить классику». Получилось, ура! Но следует ли бросать в воздух чепчики, если юные соавторы Пушкина прицепили к «Дубровскому» благостный хэппи-энд? Они описали сотни свадеб Дубровского с Машей Троекуровой, Онегина с Татьяной Лариной. А Му-му спасали самыми экзотическими способами: с помощью добрых чудовищ, умных бобров и даже отправив собачку на противоположную сторону Земли. И это свидетельство того, что фанаты Джоан Роулинг что-то поняли в книгах, бесконечно далеких от их привычного чтения?

А вот в «Игре в бисер» никаких поддавков. В ней идет разговор всерьез. Открываются пласты и глубины, ускользающие от читателя, что воспринимает лишь сюжет, череду событий. Если угодно, Волгин проводит детективное расследование классики. И делает это увлекательно и тонко. «Игра в бисер» — школа умного чтения. Сегодня обсуждают Шекспира, завтра малоизвестный рассказ Достоевского «Зимние заметки о летних впечатлениях», послезавтра Грина или, не удивляйтесь, носовские повести о Незнайке. А что? Чем не классика?

Включить бы эти передачи в школьные программы. Они заражают, пробуждают аппетит к чтению. Они не нуждаются ни в фанфиках, ни в примитивных комментариях для недоумков. А я надеюсь, никто не считает своих детей таковыми.

Каждый выпуск «Игры в бисер» ведущий заканчивает призывом: «Читайте и перечитывайте классику! Ваш Игорь Волгин». А мог бы процитировать и строки из своего же стихотворения:

Постарайся мыслить о высоком,
А о низком мыслишь ты и так.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных