Пт, 27 Мая, 2022
Липецк: +12° $ 58.89 60.90

Прощай, английский?

Александр Косякин | 15.04.2022 08:38:29
У Чехова есть рассказ «Дочь Альбиона», герой которого помещик Грябов до глубины души ненавидит англичанку-гувернантку, нанятую им же для детей. Сдается мне, Антон Павлович сейчас актуален как никогда. В Сети появилась картинка-коллаж с ехидной надписью: «английский теперь не нужен»!


А если без хиханек да хаханек спросить: а в самом деле зачем нам теперь учить детей английскому языку? По-моему, Россия с Западом разводится на долгие годы. Разумеется, дипломаты, крупные бизнесмены оставят для себя этот «язык международного общения», но сотни тысяч сограждан, худо-бедно выучивших «инглиш», что с ним будут делать? А миллионы школьников, для которых родители нанимают из последних сил репетиторов, — где и когда будут изъясняться на нем? Ведь в случае с любым иностранным языком надо не просто знать несколько фраз, но разговаривать, иметь постоянную языковую практику. А где и с кем теперь будут разговаривать на английском выпускники российских школ да вузов?

Я в школе учил немецкий. В университете его не преподавали, а был английский. В итоге ни тот, ни другой не знаю. Да честно сказать, и случая сказать хоть словечко не по-русски за всю жизнь не представилось.

Между тем ничего сверх­ординарного не происходит — бывали в истории периоды, даже целые эпохи, например галломании. Так, в начале XIX века многие наши дворяне французский знали лучше, чем родной. Над колыбелью барчука чаще звучали чужеземные слова, чем сказки Арины Родионовны. Это Пушкину повезло. Но Александр Сергеевич потом напишет про своего Евгения: «Он по-французски совершенно мог изъясняться и писал».

Да что там — на процессе 1826 года многие декабристы давали показания по-французски, так как родным владели плохо.

А еще раньше Иванушка у Фонвизина говорил: «Тело мое родилося в России, это правда; однако дух мой принадлежал короне французской».

В чем причина, спросите вы? Все просто: влияние Франции на наши внешнеэкономические связи было подавляющим вплоть до 1917 года: к началу XX века доля французского капитала среди всех иностранных инвестиций в Россию была наибольшей — 31 процент, английского — 24, немецкого — 20.

Сегодня бал правит другой язык — английский. Ему активно «помогает» доллар. Эти два актива заняли — где с дипломатией, а где с бомбежкам городов — весь земной шар.


Но вот в мире что-то начинает меняться. Россия тут выступает паровозом, постепенно отказываясь от привычной валюты, а с нами, похоже, образуется целый состав из государств- отказников от доллара.


Сегодня ситуация на рынке меняется, причем очень быстро. Снова заговорили об импортозамещении. Ушли из России пивные, алкогольные, а также до кучи всякие строительные и прочие бренды. Нет худа без добра!

Вот ведь нелепица: приходишь в магазин за какой-нибудь хозяйственной мелочью и видишь мышеловку из Японии или поводок для собаки из Германии!

Может, теперь сами вспомним, как лапти плести и какой веревкой быка к колу привязывать?

Вспомнился, кстати, еще один исторический факт. Во время Отечественной войны 1812 года русским офицерам категорически запрещалось в кавалерийских разъездах говорить на французском, поскольку партизаны запросто могли их подстрелить, приняв за чужаков.

Сейчас, конечно, за разговоры на английском никто ни стрелять, ни даже морду бить не будет. Но я бы не сказал, что для государства западопоклонничество стало менее опасным.

В 2014 году один из депутатов Госдумы предложил поправки в Федеральный закон «О средствах массовой информации», ограничивающие использование иностранных языков в теле- и радиоэфире.


«В первую очередь импортозамещение должно начинаться с идеологии. Когда по центральному каналу мы слышим исполнение на иностранном языке, то становится даже непонятно: мы страна с тысячелетней культурой или сырьевой придаток Запада? Ведь наша музыкальная культура богата самыми разными жанрами: у нас есть уникальные романсы, опера, русские народные песни. Но есть очень неприятная, но справедливая поговорка, что в побежденных городах играет музыка победителя. И складывается впечатление, что мы отчаянно проигрываем в информационной и культурной войне», — аргументировал свою позицию депутат.

Может быть, стоит еще раз подумать над этим законопроектом?

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных