Сб, 04 Июля, 2020
Липецк: +24° $ 69.47 78.06

Принуждение к памяти

Александр Косякин | 16.06.2020 07:52:34

В Подмосковье осквернен мемориал — отморозок (кстати, педагог с двумя дипломами) растоптал венок в виде красной звезды и расшвырял цветы погибшим в Великую Отечественную войну.

И вот вопрос: чем он  вообще отличается от европейских негодяев, которые тщатся отнять у нас нашу Победу?


Есть вещи, к которым мы будем возвращаться всегда. Что бы ни случалось в жизни. Мы всегда будем возвращаться к войне и к нашей Победе. Потому что у каждого свое, личное, к ним отношение. Даже если ты сам пороха не нюхал, но знал тех, кому досталось на той войне по полной.

Из всех открытий детства самым неожиданным для меня было такое. Однажды на крыльцо нашего общего двора вышел дед Алеха, местный конюх, и грудь его полыхнула на солнце блеском орденов. Он ну никак не походил на героя — и вот… Значит, понял я, героями были не только те, кто, сняв шляпу, долго говорит на митинге, но и вот такие, как дед Алеха.

Эти люди прошли мимо нас и исчезли в своем прошлом. Жизнь для них была поделена на две части: до и после Победы. В первой хозяйничала смерть, но все было ясно — есть враг и его надо уничтожить. В мирной вопросов было больше,  чем  ответов.

В 1946 году, запершись в кабинете, застрелился дважды Герой Советского Союза летчик Михаил Степанищев, наш земляк. Не смог решить возникшие разом «мирные» проблемы. В 2005-м ушел из жизни бывший летчик Михаил Перевертун из Задонска, в дом которого наконец начали проводить природный газ. Начали, да бросили, деньги закончились, вот ветеран и разволновался — сердце...

Всего два эпизода, две судьбы из многих и многих. И можно продолжать, и продолжать, но каждый пример будет типичным. Да, их приглашали в школы и в различные президиумы. Они встречались на митингах, а после, уже в узком кругу, выпивали за погибших друзей, вспоминали и плакали - кто навзрыд, кто молча, про себя…
 

Сегодня в живых осталось… — и тут многоточие в любую секунду может оказаться точкой. Они уходят. Почти все ушли — те, кто знает истинную цену нашей Победы. За ними тянутся грязные бинты эпохи, кровавые туманы, пороховая гарь и крик из траншеи, так и непонятый потомками:  «За Родину, за Сталина!» Они уходят, недосказав нам всей правды о той войне, потому что их часто не хотели  слышать.

Когда я учился в первой городской школе (до 1968- го), на стенах в коридорах висели большие, в рамах картины, на которых были сюжеты той войны: Матросов идет на амбразуру, окопы Дубосеково, воздушный бой… В каждом классе хранились альбомы с фотографиями фронтовиков, а сами они были нашими желанными гостями. Прошли годы. Построили новую школу, картины и альбомы снесли  в сырой подвал, а на стене у входа появились фотообои с розовым фламинго.

Однажды, когда мы собирали экспонаты для музея, кто-то принес заляпанный альбом, найденный возле мусорного бака. В нем фотографии преподавателей техникума — фронтовиков. Тогда же с городской свалки доставили мешок с письмами, наградными документами Героя Советского Союза Павла Хвостова — вперемешку с банками-склянками, бутылками, окурками… Что тут вообще можно комментировать?!

Много лет назад в Задонске была осквернена плита с прахом погибших солдат. А спустя годы — раскурочены барельефы Героев на аллее Славы в Парке Победы. На экстренном совещании в райкоме учителя  школ в один голос заявили: это не наши, наши не могли.  И  была реплика-вопрос: что же, вандалы с другой планеты к нам прилетели?

«Наши так не могли»… Но стоит теперь подумать и о проблемах не здешних, а о тех, что на планете Земля. Дело и в мире зашло слишком далеко, если японские дети думают, что их страну бомбили русские в сорок пятом. Если перебросить мостик из прошлого в  безразличие настоящего, то не покажутся дикими данные соцопросов столичных школьников, где некоторые  считают, что войну с фашистами выиграли… амери­канцы.

Мы многое растеряли в последнее время. Но у нас остался, нами припрятан на сердце наш День Победы. Это наше, не заемное, не захватанное перестройками и не заглушенное горластыми вождями. Потому что в каждом доме есть или треугольники «похоронок», или спящие в коробочках ордена, или портреты вечно юных героев — наша память. И неутихающая боль. А тех, кто чудом выжил не только в той войне, но и в кутерьме сегодняшних буден, для нас — История. И правда. И гордость. И надежда. Очень важно теперь, когда ушел в Лету и сегодняшний День Победы, нескладно помеченный пандемией, продолжать эту Тему: писать, говорить, снова и снова…  Есть такой термин: «принудить к миру». Да, принудить — тех, кто хочет войны. Но пора принудить и к Памяти, восстановить то, что стерлось и потускнело.

Выход у нас, взрослых и  ответственных, один — всеми силами, вцепившись в прошлое, сохранять память о героях, дедах-прадедах, матерях-бабушках, добывших для нас мир. Пришло время принудить к знанию своей истории собственных детей, обвязанных проводами, заткнувших уши, помешавшихся на своих гаджетах, улетевших от нас на чужие неведомые нам планеты. Надо вернуть их. По-другому жить нормально, по совести, не получится.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных