Вс, 11 Апреля, 2021
Липецк: +7° $ 75.81 88.95

Правда 24 кадра в секунду

Исаак Розенфельд | 28.08.2020 08:06:56

Вчера у нас не столько отпраздновали, сколько отметили День российского кино. Многие, впрочем, и не отмечали. Либо запамятовали, либо вообщене знали. А кто знал, отдавал себе отчет: праздновать-то особо нечего.


Праздником этот день был для миллионов зрителей, когда кино называлось не российским, а советским. Его смотрели. Его любили. С его героев хотелось делать жизнь. Президент России Владимир Путин вспоминал, какое потрясение испытал он благодаря фильму «Щит и меч». Сыгранный Станиславом Любшиным разведчик Белов помог ему, подростку, ответить на вопрос: кем быть? А сколько молодых людей пошло в науку, покоренных интеллектом и обаянием физика Гусева в «Девяти днях одного года». И сколько мальчишек решило надеть погоны после картины «Офицеры». Помните, там прозвучала знаменитая фраза: «Есть такая профессия — Родину защищать».

Киноведы и киноманы по всему свету оценивали новаторство и выразительность киноязыка наших лент. Но для массовой аудитории важнее были их герои. Не зря и сегодня журналистка, депутат Госдумы Елена Ямпольская мечтает ввести в школьные программы факультатив по истории отечественного кино. Пусть семнадцатилетние выпускники взрослеют, имея в сердце и памяти «Калину красную», «Летят журавли», «Три тополя на Плющихе».  Чтобы лучше знали себя, свой народ, свою страну. Получили бы нормальные, здоровые представления о человеческой жизни. Плюс — прививку от пошлости.

Те картины, как будто бы заидеологизированные, пропущенные сквозь сито цензурных придирок и поправок, мало того, что удостаивались наград на фестивалях в Каннах и Венеции. Они заставляли публику в Лондоне и Токио, Нью-Йорке и Мехико, Хельсинки и Каире плакать, смеяться, сострадать, восхищаться точно так же, как мы с вами в Москве, Воркуте или Липецке. На фоне голливудских бэтменов, маньяков, киллеров и шерифов кино из России воспринималось, если воспользоваться выражением известного французского режиссера, как правда 24 кадра в секунду. Вот уж была, господа, поистине «мягкая сила». Она пересиливала злые мифы «холодной войны», недоверие и предубеждение против русских.

А что сейчас? Бойкие, но малопрофессиональные режиссеры и оборотистые продюсеры переселяют в свои картины толпами заокеанских монстров, гангстеров, прекрасных нянь и деток, которых нипочем нель­зя оставлять одних дома. Копируются чужие сюжеты, чужой стиль, чужая мораль. И вместо прививки против пошлости, жестокости и потребительства зрителям, напротив, прививают и пошлость, и цинизм, и привычку к рекам крови. Былая романтика служения и созидания вытесняется блатной романтикой. Экранное пространство по-дружески делят «чернуха» и гламур. Какая там правда 24 кадра в секунду!

Нет, попытки предложить что-то иное предпринимаются. Иногда более-менее и удаются. «Движение вверх» и недавний «Холоп» достигли даже рекордных сборов. Говорухинский «Ворошиловский стрелок» или объявленные критиками энциклопедией современной России «Двенадцать» Никиты Михалкова, безусловно, затрагивают за живое. Но это капля в море.

Героев наших дней кинематографисты умудряются не замечать. Фильм о чернобыльских ликвидаторах сняли американцы, а не мы. Есть картина об аферисте Мавроди, но нет фильма о подвиге Евгения Родионова, что отказался купить жизнь изменой своей вере и присяге. А будет ли фильм о милиционере Магомеде Нурбагандове, за минуту до гибели от рук игиловцев обратившемся к своим товарищам: «Работайте, братья!». И уж подавно мало шансов увидеть на экране обыкновенных трудяг, которые честно делают дело.

Наш кинорежиссер Карен Шахназаров горько сетует: у его молодых коллег нет внутреннего багажа, точки опоры. Артхаузные авторы изготавливают претенциозные и тоскливые опусы, настроенные на ожидания и похвалы Запада. А это гарантируется, если ты изображаешь свою Родину, своих соотечественников пьяными, дремучими, опасными для всего остального мира. Прочие кинодельцы готовы снимать что попало, лишь бы деньги дали. Их персонажи — свирепые, но тупые мафиози, попадающие впросак бабники и  барышни «с низким уровнем социальной ответствен­ности».

В чем наш кинематограф XXI века превосходит советский, замечает Карен Шахназаров, так это в технологической оснащенности. «Вот если бы найти возможность наполнить это душой, идеями правильными, тогда, может быть, впереди был бы какой-то подъем», — заключает Карен Георгиевич. И День российского кино, добавлю, мы бы уже праздновали, а не отмечали.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных