Вс, 28 Ноября, 2021
Липецк: -2° $ 72.60 82.26

Повторение пройденного?

Александр Косякин | 23.04.2021 01:06:38


В столичных театрах — что ни постановка, то скандал. Долетает и до провинции. В Перми эпатажный худрук Константин Богомолов с бензопилой наперевес и разбросанными гинекологическими штучками показывает «Кармен» — вот оно, новое слово в искусстве!


На конкурс «Евровидения» представлять Россию едет певица с весьма сомнительным репертуаром. Главный матершинник страны Шнур — в общественном совете думского комитета по культуре и водит экскурсии в Третьяковке.

А на телевидении взрастает новый жанр журналистики — симбиоз интервью и клоунады. Ведущий Первого канала Владимир Соловьев непринужденно переходит от аналитики к пародии, от факта — к анекдоту. По всем каналам идут так называемые ток-шоу, ведущие которых, упиваясь собственной значимостью, копошатся в чужом белье.

При этом в публичном пространстве возникает тема свободы творчества и слова. Сегодня страна обсуждает предложение актера Дмитрия Певцова остановить «малаховщину». Все чаще раздаются предложения вернуть цензуру, клевавшую когда-то свободу слова.

Вот маленький пример того, как нас учили когда-то «застегиваться на все пуговицы»: «Репертуар хорового, музыкального, танцевального, драматического коллективов должен состоять из лучших произведений, отражающих самоотверженную борьбу партии, всего советского народа за претворение в жизнь исторических решений ХХIV съезда КПСС. В художественных номерах должна найти отражение нерушимая дружба народов страны Советов, их сплоченность вокруг Коммунистической партии, решимость сельских тружеников досрочно выполнить плановые задания девятой пятилетки.» (Из постановления исполкома Задонского райсовета, 1967 год).

Советская власть выдала госзаказ на пропаганду строя, и все старались, как могли, в том числе, мы, газетчики. В столе редактора лежала инструкция Обллита, а в ней — про то, что можно печатать, а что нельзя. И все было ясно. Цензура, как крышка на кастрюле, плотно прикрывала бурлящие страсти. Иногда ее, эту крышку, можно было сдвинуть. Вечерами у себя дома любой мог включить приемник, поймать «Голос Америки» и узнать, что происходит в твоем родном городе. Например, в 1969-м в Ельце обрушилась крыша бани, были жертвы. Местные газеты про это не написали, а радио «Свобода» сообщило в тот же вечер.

И вот готов вопрос: вы что — опять хотите ночами слушать «Голоса»?

Нет, мы против пошлости и копания в грязном белье на телевидении, против спектаклей, где на сцене царит порнография, а режиссер, наморщив лобик, выдает это за ноу-хау в искусстве. А главное — против того, чтобы эту мерзость финансировал гос­бюджет.

Мы не можем поступиться принципами? Мы апеллируем к знаменитому изречению Вольтера: «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить».

Вот беда, эта свобода слова сегодня напоминает бандитский беспредел. Она, как воронье: кружит над нами, орет во все горло и гадит всюду — на ТВ, в кино, театре, в молодежной среде. Может, пора замахнуться — кыш отсюда!

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных