Пт, 28 Февраля, 2020
Липецк: $ 63.45 68.77

Потерявшие память

Александр Косякин | 28.01.2020 10:33:03

27 января 1945 года Красная Армия освободила первый и самый большой гитлеровский концлагерь Освенцим. 27 января мы отметили снятие блокады Ленинграда в 1944-м. Как это ни дико теперь звучит, но оба события, еще недавно имевшие однозначную оценку мировой общественности, вызывают кое у кого нервную реакцию.


Не важно, что таких «нервных» — единицы, настораживает другое — тенденция, или, говоря по-современному, тренд. А это значит: что-то пошло не так, мир где-то просмотрел появление заразы и не смог купировать болезнь.

Нормальные, совестливые, памятливые люди всегда будут задавать себе эти вопросы: как смогли выстоять блокадники? Под бомбежками, без еды, сутками работая на Победу! Блокада Ленинграда длилась 872 дня. А потом она закончилась. Однако сегодня в России, где в каждой семье были «похоронки», находятся такие, которые говорят — сдать надо было Ленинград, и все бы были целы.

«Блокадная тема» касается каждого в нашей стране, даже вне зависимости от того, что он об этом думает. Вот где Задонск и где Санкт-Петербург? Героическая семья Фроловых отдала Победе восьмерых своих сыновей. Все братья один за другим уходили на фронт из Ленинграда, где они тогда жили. Сегодня в Задонске, напомним, создают Музей матери. И было бы правильным, если бы памятливые питерцы в этом поучаствовали тоже.

Недавно Москва салютовала в честь годовщины освобождения Варшавы от фашистов. Сами поляки этого «не заметили». Как же так? И как это нас касается? Еще как касается! 600 тысяч наших соотечественников остались лежать там, в польской земле. А память о них — в камне и граните — сегодня уничтожают неблагодарные политики. На днях премьер-министр Польши совершил… самоубийство. Он, по определению представителя российского МИД Марии Захаровой, убил в себе человека, заявив в американском журнале (ну а в каком же еще!), что СССР Польшу не освобождал, а оккупировал, что СССР «повинен в холокосте»… В русском языке есть на этот счет хорошая фраза: бред сивой кобылы.

Какой-то морок, темнота опустились на польскую землю, и в этом мраке слышно, как клацают вставными зубами паны и пани, в своем парламенте приравнивая единодушно (при одном воздержавшемся) резолюцию о том, что СССР и фашистская Германия одинаково виноваты в развязывании той войны. Но только в горячечном бреду можно придумать такую аллюзию: русский солдат прошагал под пулями пол-Европы, оставляя на земле свою кровь, тела убитых товарищей, чтобы потом, при осво­бождении Варшавы, его вдруг посчитали за оккупанта.

Слова польского премьера сразу бы застряли в его глотке, как большой кусок краковской колбасы, если бы его вовремя одернули. Если бы до его семьи долетел угар печей польского лагеря Освенцима, а в громадной неоглядной куче обуви (оставшейся после сожжения узников в печах) оказался бы башмачок его старшего брата — вот тогда бы он хоть как-то смог понять нашего президента, когда он стоит, закрыв глаза, у мемориала Пискаревского кладбища. Где похоронен его старший брат Витя, ребенком умерший в блокадном Ленинграде. Президент России молча глотает слезы, а потом узнает, что глава правительства Польши говорит такие вещи…

Однажды мне в руки попал альбом бывшего фронтового фоторазведчика Андрея Кононова из Задонска: его камера фиксировала хронику, ужасы и быт войны. Сразу обращает на себя внимание такой контраст: вот наши уже в Польше, вот чистенький, пригожий и ничуть не пострадавший Краков, спасенный русскими от всеобщего разрушения, наши бойцы позируют на фоне красивых зданий и памятников. А вот разбомбленный, в крошево превращенный фашистами Воронеж: площадь Ленина, Кольцовский сквер, уставленный крестами могил. Это — просто фотографии, в которые только нужно внимательнее всмотреться.

Политолог Евгений Сатановский объяснил, как открыть глаза Польше на роль СССР в ее освобождении в 1945 году. Он предложил необычный способ воздействия на страну, потерявшую память, напомнив об израильских рассылках с предупреждением жителей конкретного района сектора Газа перед военными операциями. Каждый день надо отправлять такие рассылки: «Сегодня, 28 января, Красная Армия, войска такого-то и такого-то фронтов взяли вот этот город… В боях за его освобождение от фашистов погибло и было ранено столько-то людей…»

Но какие рассылки помогут обнаглевшим, опьяненным безнаказанностью нашим, доморощенным оппозиционерам? Неудержимый и сверхпопулярный в либеральной среде Дмитрий Быков анонсирует будущую книгу о Власове, причем в серии ЖЗЛ! Заодно говорит и о фюрере: «Я абсолютно уверен, что Гитлер бы добился той или иной, но все-таки популярности в России, если бы истребление евреев (и, как частный случай, цыган) не было бы его главной задачей». А вот размышлизмы поэта Юрия Колкера, питерца, между прочим: «Победа (в той форме, в какой она была подана советской пропагандой и запала в души миллионов) парализовала творческую волю народа-победителя, почившего на сомнительных лаврах. Спросят: что ж, лучше было бы поражение? Страшно вымолвить, а приходится: да, лучше. Произносим это, внутренне содрогаясь, в полном сознании того, что фантазия получается жуткая, что нас камнями закидают (и что история не знает сослагательного наклонения), но также в сознании, что эта фантазия — необходима и целительна. Вот — содрогнулся и пошел дальше стучать по «клаве».

Что страшно во всем этом? Мы же сами пустили их в свои газеты, студии и теперь удивляемся: как можно терпеть хамство ухоженного поляка в наших политических телешоу (а ведь недавно он преподавал в МГИМО), или либеральный лай на сайте «Эхо Москвы», финансируемого государством? Мы сами позволили по лекалам Сороса испохабить наши учебники, выделив на историю самой страшной трагедии — Великой Отечественной войны — всего несколько страничек. Что теперь? Надо возвращаться. Вспомнить все. И передать это детям и внукам.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных