Вс, 28 Ноября, 2021
Липецк: -2° $ 72.60 82.26

Похвальное слово границам

Исаак Розенфельд | 23.06.2021 08:36:50

Поздравляю, господа. В театральном деле мы берем новые вершины. Сама Ольга Бузова дебютирует на главной академической сцене России — во МХАТе имени Горького.
.
Если Станиславский, пребывающий в вечности под райскими кущами, услышал бы такую новость, он почувствовал бы себя как на раскаленной адской сковородке. И крикнул бы свое фирменное: «Не верю!» Зря, Константин Сергеевич. Это не фейк. Главный мхатовский начальник Эдуард Бояков все подтвердил. Притом не отрицал: ну да, провокация. А искусство и должно дразнить, провоцировать.

Весьма распространенная точка зрения. Вот Леонардо в «Тайной вечере» никого не провоцировал. Толстой в «Войне и мире» тоже не был ни Гапоном, ни Азефом. А современные творцы без провокации никак. Они вешают здоровенную ветку в Третьяковке и называют ее шедевром. Переносят действие оперы «Руслан и Людмила» то ли в публичный дом, то ли в психушку. А один художник голяком на четвереньках выскакивал за ворота и кусал за ноги прохожих. Говорят, укушенных его креатив сильно впечатлил.

Тенденция, однако

Что касается Бузовой. Растет девушка. Давно ли она строила свою любовь в «Доме-2»? Давно ли вдруг запела? Что-то вроде «танцуй под Бузову, шевели арбузами». А теперь попала из телеборделя в храм российского искусства.

Сенсация потрясла ретроградов. А чего потрясаться-то? Масскульт наступает по всем фронтам. Врывается в картинные галереи, в Большой театр, правит бал на ТВ. А вдобавок претендует влиять на политику, образование и так далее. Его кумиры — ЛОМы, то есть лидеры общественного мнения. А коли общественное мнение их не одобрит — им плевать. Им что угодно сходит с рук.

В старой, может, притче, может, анекдоте человек трижды падает с колокольни и не получает ни единой царапины. В первый раз это счастливая случайность. Во второй — тенденция, однако. В третий — привычка. По-ученому — закономерность.

В шоу-бизнесе то же самое. Киркоров снимается в тошнотворном клипе «Ибица» с перевернутыми сортирами и медленно растекающимися фекалиями. Наивные зрители разгневались: как народному артисту России не стыдно, давайте объявим ему бойкот. Бойкота, разумеется, не было. Наоборот: от Киркорова в телевизоре вообще не скроешься. Случайность? Ладно, посмотрим дальше.

Солидный банк нанимает не кого-нибудь, а Моргенштерна менеджером по работе с молодежью. Хотя вскоре притормаживает. Но симптом налицо. А кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» Константин Эрнст, решив приумножить эти заслуги, взял в проект «Док-ток» Ксению Собчак. «Дом-2» явно становится настоящей кузницей кадров для респектабельных федеральных каналов. Господина Эрнста не смущают никакие эпатажные выходки Ксении Анатольевны. Даже дружеская беседа ее со «скопинским маньяком», выложенная в Интернете. А самый изощренный матерщинник российской эстрады Сергей Шнуров, похоже, не прочь был заняться в Госдуме законотворчеством. Я, намекнул он, чувствую, что созрел. Сейчас его пыл, правда, почему-то подостыл. Однако все это уже не случайность, не тенденции, а будничное явление.

Кажется, у Чехова в записных книжках: пошлость — от слова «пошло». Нынче предпочли бы иной вариант: «зашло». Зашли «Ибица», «Дом-2», гражданственность в матерном выражении. Зашла и Ольга Бузова во МХАТе.

Всякому времени свои герои. Была эпоха Качалова, Книппер-Чеховой, Грибова, Андровской. Наступила эпоха Бузовой и Моргенштерна. Границы между «Домом Станиславского» и «Домом-2» исчезают. Причем тут ведь встречное движение. Так называемая высокая культура и масскульт с ускорением устремились друг к другу. Вряд ли Бузова сама навязала себя МХАТу. Ее позвали. Вряд ли мой любимый актер (его имя называть мне досадно) разделся на сцене донага под страхом увольнения. Да и сниматься в рекламе про фантастический кешбэк его тоже никто не принуждал.

По-моему, немыслимо, чтобы, допустим, Сергей Бондарчук после Андрея Соколова в «Судьбе человека» и Пьера Безухова в «Войне и мире» агитировал бы брать кредит под залог дома. Или покупать лотерейные билеты. А для его сына Федора Сергеевича это вполне нормально. Впрочем, у Бондарчука-младшего и ролей равных отцовским нет. Как нет в нашем теперешнем кино ни нового «Чапаева», ни «Судьбы человека», ни «Калины красной».

Правая, левая где сторона?

Помните, какие строчки выбрал для эпиграфа к «Мастеру и Маргарите» Михаил Булгаков из «Фауста»? «Так кто же ты, наконец? — Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Здесь есть где разгуляться философу. А вот обыватель вроде меня может извлечь из этого тезиса великого Гете небезопасный урок. Зло не просто бессильно, а даже полезно. Оно желает пакостить, разрушать и губить, а все его усилия в итоге лишь преумножают добро. Возможно, и зло, и добро чисто условные понятия? Возможно, они взаимозаменяемы, их ничто не разделяет? Ведь то и другое приводит к одному и тому же позитивному результату, пусть и немного разными маршрутами.

Мне эта этическая «теория относительности» несимпатична. Особенно сейчас, когда исчезновение границ — удел не только культуры. Нет худа без добра? Ну, извините. Так легко оправдать и слезинку ребенка, и гитлеровские концлагеря, и Хиросиму, и Сонгми, и крушение нью-йоркских башен-близнецов. Нынче тьма ловкачей, кому наруку, чтобы «все смешалось в доме Облонских». Чтобы уж никаких преград между извращением и нормой, бесчестием и честью, национализмом и патриотизмом. Даже понятие правды теряет определенность, становится зыбким. И ее противоположность уже не ложь, а постправда. Звучит красиво и главное — так удобно для употребления!

Например, правда ли, что США и Англия победили Гитлера, а Восточный фронт был чем-то несущественным, второстепенным? Как сказать. Вроде не оголтелое вранье, а именно постправда. Пока наши брали Берлин, союзники за сотни километров от столицы рейха уже прикидывали, как можно будет присвоить себе победу Красной Армии. Из памяти людской легко вымываются, улетучиваются реальные факты. И приходит время постправды.

Не столь давно на ТВ повторили запись с признаниями, безусловно, талантливого писателя. Когда-то он с уважением говорил о своем деде, участнике войны. А сейчас вынашивает идею романа о генерале Власове. Ну вдохновляет его этот генерал. Он, видите ли, был, оказывается, не предателем, а большим русским патриотом. Да и Великая Отечественная в действительности должна считаться гражданской войной. Бред? Погоня за хайпом? Нет, любезные. Это опять-таки постправда.

А вот украинский сюжет. Экс-первый секретарь компартии Украины Кравчук задушевно делится с российским газетчиком: он аж полвека назад усомнился в марксизме-коммунизме. Но не стал диссидентом, не пошел в истопники, а терпеливо карабкался по карьерной лестнице и долез до самого партийного верха. А теперь его сильно заботит, что сказать деткам, если они нечаянно обнаружат уцелевший, не сброшенный на землю памятник Ленину. Ленин ведь был большевик номер один. По-видимому, Кравчука не беспокоит, что говорить украинским мальчикам и девочкам, гуляя с ними по проспекту Шухевича или любуясь монументом Степану Бандере. С этим ему все ясно. Надо напрямую сообщить подрастающему поколению: приветствие «Героям слава!» — как раз о них, о двух благородных борцах за «незалежность». А сколько невинной крови они пролили, о том распространяться не стоит. Постправда подобных подробностей не терпит.

Она — испытанное оружие, и не только, когда дело касается истории. Бесчисленные обвинения России даются с лукавой добавочкой «хайли лайкли» (то есть, «весьма вероятно») и держатся на отмене границ между доказанным и надуманным.

А нам остается одно: упорно восстанавливать и защищать эти границы. Возвращать миру понимание, что постправды нет и быть не может. Есть только правда и ложь. А худо бывает чаще всего без всякого добра.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных