Пн, 18 Октября, 2021
Липецк: +10° $ 71.78 83.33

Пенсия для Бузовой

Исаак Розенфельд | 06.10.2021 09:22:48
Заглядывать в чужие карманы — последнее дело. Это правило деликатности нам растолковали и втолковали, едва на горизонте робко забрезжила заря нового российского капитализма. Лучше спокойно спать, чем сравнивать, завидовать, задавать неудобные вопросы.

Однако сейчас владельцы тугих кошельков сами охотно демонстрируют их содержимое. Нет, банкиры и не пойманные пока что взяточники загадочно помалкивают. Зато короли и королевы шоу-бизнеса не таятся.

«Я — завидная невеста», — объявляет расставшаяся с Давой Ольга Бузова. Ну еще бы! Каждый месяц на себя любимую она тратит не меньше пяти миллионов.

А в свеженьком выпуске программы «Звезды сошлись» вип-персоны трогательно рассказывали о своей любви к четвероногим. Маше Распутиной, Баскову, Киркорову, Любови Успенской и прочим для них ничего не жаль. Они покупают кошечек и собачек за сотни тысяч рублей. Нанимают им нянь. Приобретают элитный корм исключительно за границей. Даже за ошейник выкладывают сумму, равную пяти средним зарплатам по стране.

У них спросили: а ничего, что ваши шавки и мурки живут лучше множества людей? Ответила не узнанная мною, тусклая и самодовольная дама: «Ну раз хозяева могут себе это позволить, почему бы и нет? Мы ведь деньги не крадем, а зарабатываем. Зрители не скупятся, потому как мы дарим им радость».

Таланты и поклонники

А буквально за неделю до этой звездной тусовки в аналитической передаче «Место встречи» нечаянно продублировали сюжет хрестоматийного стихотворения Сергея Михалкова. Того, где юные герои, слегка поспорив, дружно решали: мамы всякие нужны, мамы всякие важны. Только интеллектуалы спорили не о мамах, а о том, кто более матери-истории ценен — учитель, врач или популярный артист. Металлурги, геологи, земледельцы, военные и так далее в расчет почему-то не принимались. Неужто гости Андрея Норкина и Ивана Трушкина полагали, что стране не сильно необходимы сталь, нефть, газ, железная руда, даже хлеб и безо­пасность границ?

Так или иначе, насчет школьных наставников, медиков и актеров эксперты, в отличие от детишек из стихов Михалкова, консенсуса не достигли. Трушкин азартно твердил: учителя и доктора главнее всех. А без актеров, певцов и музыкантов как-нибудь проживем. Не они дают подрастающему поколению уроки письма, счета и нравственности. Не они бессонно дежурят в «красных зонах».

Ему возразили: искусство тоже и воспитывает, и души врачует. Вон Гоголь Николай Васильевич называл театр кафедрой, с которой можно поведать миру много добра. И разве на войне дух бойцов не поддерживали Лидия Русланова и Клавдия Шульженко? На что тут же прилетела ответочка: а вот какой эшелон, любезный, вы бы пропустили на передовую в первую очередь — санитарный или с исполнителями романсов и чтецами-декламаторами?

Воистину: на всякого мудреца довольно простоты. Теледискуссия очень напоминала разборки в детсадовской песочнице. Аргументы звучали наивные и как бы мимо заявленной темы. К примеру, никто не спросил: а что, театр, где дебютировала Ольга Бузова, в принципе, достоин именоваться кафедрой?

Кстати, энтэвэшная полемика завязалась опять-таки с вопроса про деньги. Нынче, о чем бы не зашла речь, все равно получается про деньги. Поиздержавшиеся от коронавирусных ограничений деятели масскульта озаботились вдруг своими будущими пенсиями. Мы такие популярные, нас все обожают. И налоги платим ого-го какие. Будет справедливо, коли пенсии нам назначат в разы больше, чем пекарю, лекарю, токарю. Нельзя же нам покупать ошейники собачкам в обычном зоо­магазине.

Что справедливо, а что несправедливо обсуждать можно бесконечно. Параллельно с НТВ о пенсиях говорили на Общественном телевидении России. Господи, как мямлили то ли депутаты, то ли чиновники, объясняя женщине из провинции, почему почтальон приносит ей ежемесячно десять тысяч рублей. И я подумал: что бы сказала этой провинциальной пенсионерке вдова известного артиста, которая так громко сетует: ей за мужнины заслуги начисляют сущие гроши — 100 тысяч «деревянных». Да, с таким капиталом и в Париж-то не выберешься развеяться.

Праздники свои и чужие

Вообще-то на Руси, а в Советском Союзе и подавно, к мастерам культуры относились трепетно. Уланова, Михаил Жаров, Любовь Орлова — особенные люди. Они имеют право. И завидовать им — неблагодарно, глупо, смешно.

Сейчас вроде бы ничего не изменилось. Таланты и поклонники, кумиры и фанаты. Но есть и некоторые нюансы. Когда-то мы не сомневались: Чапаева, Павла Корчагина, председателя колхоза Егора Трубникова, физика Гусева артисты играют абсолютно искренне. Они одной крови и с этими героями, и с нами, кто заполняет кинозалы и покупает втридорога с рук билетик на теа­тральную премьеру. Борис Щукин перевоплощался в Ленина не ради пайков в закрытых распределителях. Михаил Ульянов надевал маршальский мундир Георгия Жукова не для получения государственных премий и орденов. Кобзон пел о строителях БАМа не по распоряжению ЦК.

По большому счету так и было. На той же неделе, когда в «Месте встречи» полемизировали об учителях и актерах, по «Культуре» повторили беседу с Ольгой Лепешинской. В балетном мире она такая же легенда, небожительница, как Анна Павлова, Карсавина, Уланова, Плисецкая. Сам Сталин собственноручно вносил ее имя в списки на присвоение высоких наград и званий. Но вот началась война, и комсомолка Оля попросилась на фронт, записалась на курсы медсестер.

Правда, на передовой и в госпиталях для тяжелораненых ей довелось бывать все-таки как балерине. В течение одного дня она с товарищами давала полноценные концерты в каждой палате. В одной — перед шестью прикованными к койкам бойцами, в другой — перед двумя или тремя. В госпитале шесть палат — значит, шесть выступлений подряд. По ночам стонала от невыносимой боли в ногах. Но иначе не могла. И ей в голову не приходило решать, что важнее — «поезд милосердия» или вагон с фронтовой творческой бригадой.

Слова «искусство принадлежит народу» для нее не были пустой, казенной декларацией. Так же, как для Николая Черкасова и Сергей Лемешева, для их коллег из следующего поколения, Ланового, Меньшова. Последние из этой когорты уходят. А мы не забудем не только народные комедии Владимира Меньшова, но и его неординарный поступок на вручении кинематографической премии. Прямо на сцене он отказался передавать награду авторам фильма «Сволочи». То была лихая, но лживая история о подростках-сиротах, которых спецслужбы якобы забрасывали в немецкий тыл в качестве разведчиков, обрекая на гибель.

Не уверен, что на такое способны, к примеру, Дмитрий Нагиев или Светлана Ходченкова. Они, по-моему, вручат что угодно кому угодно. С теми же радостными улыбками, с какими рекламируют банковские кредиты, смартфоны или парфюм. Талант для них отнюдь не синоним долга и служения.

У одной американской журналистки мне попалась фраза об актере, обладавшем всеми данными для успеха — жаждой денег и полным отсутствием чувства ответственности. С ответственностью у наших звезд ничуть не лучше.
 
Но и это еще не самый невеселый вариант. Теперь хватает среди них людей, презрительно отделяющих себя от народа. Они издеваются над «скрепами». Возмущаются возвращением Крыма и Севастополя в Россию. Называют Праздник Победы непонятным и чужим. А соотечественников — хамами. Им не хочется, чтобы их дети росли в такой стране. Что, впрочем, не мешает им вовсю сниматься в российских фильмах и сериалах. Естественно, не брезгуя гонорарами. Да и от пенсий, когда придет время, они вряд ли откажутся. Сумма-то будет наверняка побольше десять тысяч.

Но заглядывать в чужой карман занятие неприличное. Вот и я впредь не стану этого делать. В конце концов, мой цверкшнауцер Проша прекрасно себя чувствует и без ошейника с бриллиантами.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных