Сб, 04 Июля, 2020
Липецк: +24° $ 69.47 78.06

Памятная дата для отложенного парада

Исаак Розенфельд | 02.06.2020 08:52:32

В апреле было принято трудное решение: перенести из-за пандемии традиционные торжества с 9 мая на более поздний срок. Вряд ли кто-то сомневался, что они переносятся, а не отменяются. Никакой коронавирус не пересилит нашу память и нашу благодарность поколению победителей.

На тот момент, однако, оставалось только ждать и гадать, какая дата будет самой подходящей. Может, сентябрьский день окончания Второй мировой войны? Один из моих знакомых предположил: а если все отодвинуть ближе к зиме, ближе к началу битвы за Москву? Почему бы и нет? Не зря наш земляк, мой товарищ по редакции, фронтовик, газетчик, поэт Владимир Азарин писал: «Громкое сраженье под Москвой стало первой битвой за Берлин».

Думали, конечно, и о 24 июня. Многие, слава Бо­гу, еще не запамятовали: в этот день 75 лет назад в столице Советского Союза состоялся Парад Победы. Мы десятки раз видели знаменитые кадры этой кинохроники.

Вот маршал Рокоссовс­кий рапортует командую­щему парадом маршалу Жукову о готовности войск и боевой техники к движению по Красной площади. Оба полководца верхом на горячих, но вышколенных белоснежных скакунах. Вот чеканят шаг перед Мавзолеем две с половиной тысячи офицеров и 31 тысяча солдат. Как не похожи они на тех пехотинцев-окопников и артиллеристов, разведчиков и связистов, какими были всего два-три месяца назад на передовой. Лишь поблескивающие на груди награды за Москву и Ленинград, Сталинград и Севастополь, Варшаву, Вену, Прагу, Берлин напоминают о том, что они выдержали и что совершили.

Это от их имени спустя десятилетия опять же Владимир Азарин скажет:

«Мы седовласые ныне.
В истории честен наш след.
А в сорок пятом в Берлине
Нам было по двадцать лет».

Вот бойцы в белых перчатках несут двести опущенных до земли знамен и штандартов гитлеровского вермахта и брезгливо бросают их…

Нет, не на брусчатку площади — нельзя осквернять древние камни, а на специально сколоченный помост. Потом и помост, и перчатки будут преданы огню. Заразу нацистских символов не продезинфицируешь, она пострашнее нынешнего COVID-19.

Да, 24-й день июня — лучший из вариантов. Однако ни в апреле, ни в первой половине мая было неясно, удастся ли к тому времени хоть как-то укротить эпидемию. Но сейчас, судя по всему, это удается. И потому на минувшей неделе президент Владимир Путин остановил выбор именно на этом особо памятном дне. Есть возможность провести парад без ущерба здоровью его участников.

А через месяц, 26 июля, будем верить, ничто не помешает маршу «Бессмертного полка». Сыновья, внуки, правнуки фронтовиков пройдут по улицам и площадям с портретами родных, сломавших хребет фашизму. Без этих шествий теперь немыслимо представить празднование Дня Победы. Они материализуют саму идею патриотической солидарности общества.

Не удивительно, что решения последних дней буквально взбесили тех, кому не нужна Россия, если она, вопреки всему, хочет остаться Россией. Реакция вандалов, провокаторов, озлобленные комментарии либералов, кричащих о милитаризации народного сознания, убеждают: все, что делается для сохранения духа Победы, насущно, необходимо и правильно.

Когда-то последний ру-­ ко­водитель советской контр­разведки и талантливый литератор Леонид Шебаршин ответил критикам якобы порочной русской психологии «осажденной крепости»: а вам нужна психология «сдавшейся крепости». Да, ее и пытаются привить нам противники Дня Победы, Парада Победы, шествия «Бессмертного полка».

Но, как говорится, это мы уже проходили. Поступившись в переговорах с Рейганом главными оборонными интересами России, Михаил Горбачев хвалился: он обеспечил человечеству мир. Отныне никакой конфронтации, никаких войн, повсюду одно сплошное новое мышление. Ельцин тоже мыслил по-новому. Прилетел в Штаты и, выступая в конгрессе, попросил Бога благословить Америку. А после с безнадежным вздохом добавил: и Россию. Сейчас благословенная Аме­рика окружает нас военными базами, спонсировала превращение Украины в анти-Россию и тратит умопомрачительные миллиарды на гонку вооружений.

Перефразируя еще одного политического деятеля, что был куда крупнее Михаила Сергеевича и Бориса Николаевича, можно сказать: государство чего-то стоит, когда умеет себя за­щитить. И Россия за последние полтора-два десятка лет возродила, сотворила заново свой щит. А это кроме новейших технологий, современной техники еще и духовный, гражданский, патриотический потенциал страны. Что особенно нервирует «рукопожатных» (преимущественно друг для друга) господ. У них задача — потенциал этот изничтожить. В первую очередь, его стержень — честь и достоинство Великой Победы. И здесь я позволю себе вновь привести строчки Владимира Азарина. Они пришли к нему 60 лет назад. Он, словно предвидя то, что произойдет, написал коротко и просто: «Для бойца за правду и поныне сражение с фашистами идет».  

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных