Пн, 25 Мая, 2020
Липецк: +18° $ 74.57 80.77

Молитва Патриарха

Александр Косякин | 07.04.2020 13:25:39
Атеисты нашли свою тему. Они в Сети, как туча воробьев на ветках, заглушая друг друга, наперебой чирикают о том, что Патриарх Русской православной церкви Кирилл объехал вокруг Москвы с чудотворной иконой Богоматери «Умиление», молясь об избавлении от «морового поветрия».

Молитва иерарха касалась (и всегда касается) всех — и верующих, и неверующих. Никому из «во­робьиной стаи» не приходит в голову порицать в эти дни врача, спасающего жизни, волонтера, приносящего старикам еду… Они делают свое дело, как велит сердце. А Патриарх? Разве не его главное дело — молиться о нашей Родине, о всех нас?  В этом и есть пастырский долг главы всей Русской православной церкви!
Никто в католическом мире не смеялся, когда Папа Римский выходил недавно на пустую площадь в Ватикане. Он, древний старик, шел, сильно прихрамывая, к иконе Марии, спасительницы римского народа, которую специально доставили из базилики церкви Санта Мария — как всегда доставляли при горестях и бедах много веков подряд.

Вспоминается недавнее. В первый день Великого пост­а умерла баба Таня. И деревня единодушно решила: потому что святая. Уж слишком безгрешной казалась ее жизнь землякам.
Два года она была замужем, а когда мужа убили в «империалистическую», осталась жить со свекром и свекровью. Так и свековала. Растила детей, нянчила внуков. Всех подняла.
И ползли от дома к дому на краю деревни старухи, охая на каждом шагу и хватаясь за воздух. В другой бы раз и за калитку не вышли, но тут ...
Почему вся деревня приходит проститься к старикам? Потому что старый человек — он что колодец: чист и глубок — будешь черпать — не вычерпаешь. Именно с ним связаны история села и вообще страны, судьбы людей, твоих дедов и отцов, потому что они когда-то жили рядом с ними. С каждой такой старухой уходит что-то насовсем. Прежде всего — память. И теперь уже некому будет рассказать, как ставили к стенке мамонтовцы соседку Верку-горюху, да не расстреляли, а попугали только, пальнув выше головы (после чего она и слегла), как горбатились за «палочки» в колхозе, как ходили за солью в Мичуринск, ночуя за насыпанный стакан в чужих домах, как растирали до крови спину (особенно если попадали под дождь), как отбивались от волков в дальней дороге, как растили детей и питались лебедой с крапивой, как выли всем селом, провожая на войну мужиков и получая «похоронки». Кто теперь про все это расскажет? Вот то-то и оно.

Эти старухи — ушедшие и пока еще живые — последние из того века, где была война и вечный траур, где было все, кроме самой жизни. Они знают и то, что было, и то, что будет. Не знают они только настоящего. Эти старухи — прошлая Россия, которая на своем горбу вытащила державу и которой больше никогда не будет. Кажется, это понимают только сами старики, им теперь терять нечего, и потому так будничны их разговоры о смерти.

И хоронили бабу Таню в день ее рождения — так вот вышло. Было бы ей в тот день ровно девяносто лет.

За поминальным столом совершенно естественным образом вышел разговор о вселенской заразе. Про нее знали все и всё. И совсем не боялись — войну пережили, реформы всякие — а тут всего лишь вирус. Одно только и волновало бабулек: как теперь с храмами-то будет, не оставят ли свою паству батюшки? Если бы тема заинтересовала социологов, они бы быстро выяснили: в одноэтажной православной России многих, очень многих именно это по-настоящему и волнует.

Не оставят! И молитва Патриарха тому знак. Выбранная для объезда Москвы в разгар эпидемии икона «Умиление» Пресвятой Богородицы — тот чудотворный образ, перед которым в своей лесной келье молился преподобный Серафим Саровский. Возле него старец и скончался. Он называл икону «Радостью всех радостей». Известно, что Серафим Саровский помазывал паломников елеем из лампады, которая горела перед этой иконой. И такие помазания исцеляли даже безнадежно больных.

Чудотворные иконы потому и считаются таковыми и чтятся в христианском мире, что спасали людей и целые страны.

В русской христианской традиции совершения богослужений и во времена эпидемий никогда не прекращалось. Еще в девятнадцатом веке в Задонском мужском Богородицком монастыре во время холеры крестные ходы по городу устраивали с иконами и хоругвями.

Во время Великой Отечественной войны с иконами облетали и Москву, и Ленинград. И сейчас не только Патриарх объехал с иконой столицу, но и духовник самого Кирилла, а также братии Оптиной пустыни 88-летний схиархимандрит Илий (Ноздрин) облетел Москву и Санкт-Петербург на самолете с молитвой о защите России от эпидемии коронавируса — об этом сообщили в Московском патри­архате.

Но атеисты — критики Патриарха не верят. Они вообще ни во что не верят, кроме лайков на свои остроумные, как им кажется, посты в фейсбуках. Жаль только, что наши старушки в Интернет не заходят.

Известная истина: Господь все может. Кроме одного. Он не может заставить человека любить себя. И верить. Он дает ему, человеку, право выбора.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных