Вт, 18 Мая, 2021
Липецк: +27° $ 74.00 89.62

Да не судимы будем

Исаак Розенфельд | 21.04.2021 07:47:02
Ленин покоится в Мавзолее? Это видимость. На самом деле он почти сто лет находится на скамье подсудимых. И ему ежедневно и ежечасно выносятся взаимоисключающие приговоры.

Поставивший трилогию  о вожде революции Владимир Хотиненко вспоминает, как он участвовал в передаче «Агора» на «Культуре». Спорили о Ленине. Шестеро интеллектуалов кардинально разошлись во взглядах. Трое объявили Ильича злодеем похуже Ивана Грозного. Трое признавали: он ключевая фигура отечественной истории. Он изменил вектор развития страны, благодаря чему Россия стала сверхдержавой.

Что Хотиненко страшно огорчило, так это черно-белое, без всяких полутонов, мышление оппонентов и справа, и слева. Они были равнодушны к судьбе реального человека, к победам и поражениям, подвигу и трагедии выдающегося революционера и политика.

От иконы до карикатуры

В советские годы продвинутые кинематографисты насмешливо называли Ленина «иконой». Дескать, на экране ему предписано выглядеть в соответствии с одобренным сверху каноном.

Работая над фильмом «Агония» о предреволюционных событиях начала XX века, Элем Климов попробовал выторговать у начальства право, как он выражался, «тронуть икону». Чтобы Ленин не произносил пламенных речей с простертой вперед, по направлению к светлому будущему, рукой. Чтобы ему не внимали завороженно человек с ружьем, крестьянские ходоки, товарищи по партии. Пусть он будет живым, сомневающимся, ошибающимся, подчас страдающим, как все смертные. Но никаких вольностей Климову тогда не разрешили.

Однако «пришли иные времена, взошли иные имена». Теперь уже мало-мальски уважительное отношение к Ленину строго порицалось. За такое легко было попасть в ретрограды, нерукопожатные «совки», а то и в «красно-коричневые». Клин вышибали клином. Вместо иконы – карикатура.

Из пыльных сундуков повытаскивали допотопные сплетни и обвинения. Ленин — немецкий шпион. Он ненавидел Россию и жертвовал ею ради мировой революции. Он был зашоренным и жестоким фанатиком.

Так что писателю Льву Данилкину потребовалась известная смелость для издания увлекательной и непредвзятой тысячестраничной биографии Ленина. Как и Владимиру Хотиненко. В его картинах главный герой не монстр, не хладнокровный догматик, а страстный борец за более справедливое мироустройство.

Сниматься в фильме «Ленин. Неизбежность» Хотиненко пригласил Евгения Миронова. Вполне себе либеральный актер Ленину не симпатизировал. Но он честно и профессионально выполнил режиссерское задание, создав образ умного, сильного, привлекательного вождя большевиков. Спустя пару лет Миронов уже на театральной сцене сыграет другого политика – Горбачева. Михаил Сергеевич ему куда больше по душе, чем Владимир Ильич. Такова нынешняя творческая интеллигенция. Виновник развала Советского Союза ей милее выдающегося стратега, что посреди войны и смуты уберег державу от неминуемой гибели.

Но это, господа, к слову. Просто симптом болезни, заразившей постсоветскую элиту.

Лента Хотиненко, судя по всему, в широкий кинопрокат не пробилась. Прокатчики, похоже, слушали-постановили: сюжет возвращения Ленина с соратниками в поднявшуюся на дыбы в феврале 17-го Россию публике ни к чему. Фильм прошел по ТВ. Тихо, скромно, без рекламы. Не то что «Пес», «Тобол» или «премьера года» «Угрюм-река».

Вообще есть мнение, что Ленин сегодня как бы неактуален. В отличие от Ивана Грозного, всех Александров и Николаев Романовых, Сталина или Ельцина. Его отдали либо на потеху шутам гороховым, либо на растерзание обличителям и «прокурорам».

Коронавирус для вождя

К примеру, он появляется на пару минут в новом сезоне «Анны-детектива». Это такой псевдоисторический с мистическим отливом криминальный сериал. Конец  XIX века, русский Шерлок Холмс, состоящий, однако, на службе в тайной полиции, провинциальная красавица, что общается с призраками и раскрывает преступления, ловеласы, члены секты сатанистов и так далее. Зачем здесь понадобился молодой Ленин, вернее, еще не Ленин, а адвокат Ульянов? А низачем. Авторам вздумалось пошалить. Главная героиня болтает с ним о том, о сем, и он мимоходом изрекает хрестоматийную фразу из советских школьных учебников: «Мы пойдем другим путем». Все. Дальше он отправляется делать революцию, а она продолжает общаться с покойниками, допрашивая, кто их зарезал, удавил или утопил.

А вот уже не шутка. Опять сериал. Называется «Золото Лагина». На сей раз время действия – сталинская эпоха. Начальник золотоносного прииска с брутальными чертами Александра Балуева приезжает в Москву и встречается со старыми приятелями. Среди них есть актер. Он бесстрашно рассказывает: предлагают сыграть Ленина, обещают за это благоустроенную квартиру. Но актер гордо отказывается. Надо же! С этакой гордостью и на свободе – а на дворе, между прочим, 1952 год.

А в другой серии камера назойливо фиксирует статуэтку Ленина в конторе прииска. Понятно, что неслучайно. В статуэтке обнаруживают золотой самородок, спрятанный вором и убийцей. Как вам, ребята, светлое будущее, грезившееся главному большевику?

Но все это меркнет в сравнении с юмором «вечернего Урганта». Запас Ваниного остроумия иссякает на глазах. И он выдавливает из себя, вымучивает совсем уж убогие приколы. Не обошел он вниманием и открытие Мавзолея. Посоветовал: посетителей надо пускать туда без масок. Чтоб, значит, заразить мумию Ильича коронавирусом. Это для него будет приветом из коммунистического Китая.

По-моему, и самые непримиримые критики Ленина от Ваниной выходки брезгливо поморщатся. Пора бы переименовать «Вечернего Урганта» в «Непроглядно темного Урганта».

Собеседник Бога

А теперь остроумие совсем иного толка. Цитирую Льва Данилкина: «Ленин был великий велосипедист, философ, путешественник, шутник, спортсмен и криптограф. Кем он не был, так это приятным собеседником, но если Бог там, на небесах, захочет обсудить за шахматами политику и последние новости – с кем еще, кроме Ленина, ему разговаривать?» Да уж наверняка не с Николаем Александровичем Романовым, не с Брежневым, не с Ельциным. Поистине: в хорошей шутке лишь доля шутки.

Впрочем, Данилкин, в основном, вполне серьезен. «Если считаем Ленина взломавшим Историю хакером, — настаивает он, — должны допустить, что История несовершенна и нуждается в созидательном разрушении». Разрушителей истории вообще-то легион. А вот искусством разрушать, созидая, владели единицы. Быть может, после Ленина таких просто не появлялось. Потому-то Лев Данилкин и замечает: «Снесите все статуи и запретите упоминать его имя – история и география сами снова генерируют «ленина».

В сущности, он не был разрушителем. Если бы Временное правительство, говорил он, выполнило волю народа, прекратило войну, решило в пользу большинства вопрос с землей, какой дурак стал бы устраивать новую революцию?

У Владимира Хотиненко своя точка зрения. Он обозначил ее уже в названии фильма: «Ленин. Неизбежность». Революция в России была неизбежна и без Ленина. Такова драматургия самой истории. И России все-таки повезло, что режиссером драмы был Ленин. С любым другим драма превратилась бы в безысходную трагедию без намека на катарсис.

Так что не зря, по  Данилкину, Владимир Ильич удостоился быть собеседником Бога.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных