Ср, 26 Января, 2022
Липецк: -9° $ 78.64 88.93
Исаак Розенфельд

Исаак Розенфельд

Обозреватель "Липецкой газеты"
Публикаций: 263
Исаак Розенфельд  |  06.10.2021 09:22:48

Пенсия для Бузовой

Заглядывать в чужие карманы — последнее дело. Это правило деликатности нам растолковали и втолковали, едва на горизонте робко забрезжи..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "880" ["~ID"]=> string(3) "880" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(34) "Пенсия для Бузовой" ["~TITLE"]=> string(34) "Пенсия для Бузовой" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2021-10-06 09:22:48" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2021-10-06 09:22:48" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "06.10.2021 09:22:48" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "06.10.2021 09:22:48" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(14743) "[CENTER][B]Заглядывать в чужие карманы — последнее дело. [/B][B]Это правило деликатности нам растолковали [/B][B]и втолковали, едва на горизонте робко забрезжила [/B][B]заря нового российского капитализма. [/B][B]Лучше спокойно спать, чем сравнивать, [/B][B]завидовать, задавать неудобные вопросы. [/B][/CENTER]

[JUSTIFY]Однако сейчас владельцы тугих кошельков сами охотно демонстрируют их содержимое. Нет, банкиры и не пойманные пока что взяточники загадочно помалкивают. Зато короли и королевы шоу-бизнеса не таятся.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]«Я — завидная невеста», — объявляет расставшаяся с Давой Ольга Бузова. Ну еще бы! Каждый месяц на себя любимую она тратит не меньше пяти миллионов.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]А в свеженьком выпуске программы «Звезды сошлись» вип-персоны трогательно рассказывали о своей любви к четвероногим. Маше Распутиной, Баскову, Киркорову, Любови Успенской и прочим для них ничего не жаль. Они покупают кошечек и собачек за сотни тысяч рублей. Нанимают им нянь. Приобретают элитный корм исключительно за границей. Даже за ошейник выкладывают сумму, равную пяти средним зарплатам по стране.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]У них спросили: а ничего, что ваши шавки и мурки живут лучше множества людей? Ответила не узнанная мною, тусклая и самодовольная дама: «Ну раз хозяева могут себе это позволить, почему бы и нет? Мы ведь деньги не крадем, а зарабатываем. Зрители не скупятся, потому как мы дарим им радость».

[/JUSTIFY]
[LEFT][B]Таланты @и поклонники[/B]

[/LEFT]
[JUSTIFY]А буквально за неделю до этой звездной тусовки в аналитической передаче «Место встречи» нечаянно продублировали сюжет хрестоматийного стихотворения Сергея Михалкова. Того, где юные герои, слегка поспорив, дружно решали: мамы всякие нужны, мамы всякие важны. Только интеллектуалы спорили не о мамах, а о том, кто более матери-истории ценен — учитель, врач или популярный артист. Металлурги, геологи, земледельцы, военные и так далее в расчет почему-то не принимались. Неужто гости Андрея Норкина и Ивана Трушкина полагали, что стране не сильно необходимы сталь, нефть, газ, железная руда, даже хлеб и безо­пасность границ?

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Так или иначе, насчет школьных наставников, медиков и актеров эксперты, в отличие от детишек из стихов Михалкова, консенсуса не достигли. Трушкин азартно твердил: учителя и доктора главнее всех. А без актеров, певцов и музыкантов как-нибудь проживем. Не они дают подрастающему поколению уроки письма, счета и нравственности. Не они бессонно дежурят в «красных зонах».

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Ему возразили: искусство тоже и воспитывает, и души врачует. Вон Гоголь Николай Васильевич называл театр кафедрой, с которой можно поведать миру много добра. И разве на войне дух бойцов не поддерживали Лидия Русланова и Клавдия Шульженко? На что тут же прилетела ответочка: а вот какой эшелон, любезный, вы бы пропустили на передовую в первую очередь — санитарный или с исполнителями романсов и чтецами-декламаторами?

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Воистину: на всякого @мудреца довольно простоты. Теледискуссия очень напоминала разборки в детсадовской песочнице. Аргументы звучали наивные и как бы мимо заявленной темы. К примеру, никто не спросил: а что, театр, где дебютировала Ольга Бузова, в принципе, достоин именоваться кафедрой?

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Кстати, энтэвэшная полемика завязалась опять-таки с вопроса про деньги. Нынче, о чем бы не зашла речь, все равно получается про деньги. Поиздержавшиеся от коронавирусных ограничений деятели масскульта озаботились вдруг своими будущими пенсиями. Мы такие популярные, нас все обожают. И налоги платим ого-го какие. Будет справедливо, коли пенсии нам назначат в разы больше, чем пекарю, лекарю, токарю. Нельзя же нам покупать ошейники собачкам в обычном зоо­магазине.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Что справедливо, а что несправедливо обсуждать можно бесконечно. Параллельно с НТВ о пенсиях говорили на Общественном телевидении России. Господи, как мямлили то ли депутаты, то ли чиновники, объясняя женщине из провинции, почему почтальон приносит ей ежемесячно десять тысяч рублей. И я подумал: что бы сказала этой провинциальной пенсионерке вдова известного артиста, которая так громко сетует: ей за мужнины заслуги начисляют сущие гроши — 100 тысяч «деревянных». Да, с таким капиталом и в Париж-то не выберешься развеяться.

[/JUSTIFY] [LEFT][B]Праздники @свои и чужие[/B][/LEFT]

[JUSTIFY]Вообще-то на Руси, а в Советском Союзе и подавно, к мастерам культуры относились трепетно. Уланова, Михаил Жаров, Любовь Орлова — особенные люди. Они имеют право. И завидовать им — неблагодарно, глупо, смешно.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Сейчас вроде бы ничего не изменилось. Таланты и поклонники, кумиры и фанаты. Но есть и некоторые нюансы. Когда-то мы не сомневались: Чапаева, Павла Корчагина, председателя колхоза Егора Трубникова, физика Гусева артисты играют абсолютно искренне. Они одной крови и с этими героями, и с нами, кто заполняет кинозалы и покупает втридорога с рук билетик на теа­тральную премьеру. Борис Щукин перевоплощался в Ленина не ради пайков в закрытых распределителях. Михаил Ульянов надевал маршальский мундир Георгия Жукова не для получения государственных премий и орденов. Кобзон пел о строителях БАМа не по распоряжению ЦК.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]По большому счету так и было. На той же неделе, когда в «Месте встречи» полемизировали об учителях и актерах, по «Культуре» повторили беседу с Ольгой Лепешинской. В балетном мире она такая же легенда, небожительница, как Анна Павлова, Карсавина, Уланова, Плисецкая. Сам Сталин собственноручно вносил ее имя в списки на присвоение высоких наград и званий. Но вот началась война, и комсомолка Оля попросилась на фронт, записалась на курсы медсестер. [/JUSTIFY]

[JUSTIFY]Правда, на передовой и в госпиталях для тяжелораненых ей довелось бывать все-таки как балерине. В течение одного дня она с товарищами давала полноценные концерты в каждой палате. В одной — перед шестью прикованными к койкам бойцами, в другой — перед двумя или тремя. В госпитале шесть палат — значит, шесть выступлений подряд. По ночам стонала от невыносимой боли в ногах. Но иначе не могла. И ей в голову не приходило решать, что важнее — «поезд милосердия» или вагон с фронтовой творческой бригадой.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Слова «искусство принадлежит народу» для нее не были пустой, казенной декларацией. Так же, как для Николая Черкасова и Сергей Лемешева, для их коллег из следующего поколения, Ланового, Меньшова. Последние из этой когорты уходят. А мы не забудем не только народные комедии Владимира Меньшова, но и его неординарный поступок на вручении кинематографической премии. Прямо на сцене он отказался передавать награду авторам фильма «Сволочи». То была лихая, но лживая история о подростках-сиротах, которых спецслужбы якобы забрасывали в немецкий тыл в качестве разведчиков, обрекая на гибель. [/JUSTIFY]

[JUSTIFY]Не уверен, что на такое способны, к примеру, Дмитрий Нагиев или Светлана Ходченкова. Они, по-моему, вручат что угодно кому угодно. С теми же радостными улыбками, с какими рекламируют банковские кредиты, смартфоны или парфюм. Талант для них отнюдь не синоним долга и служения. [/JUSTIFY]

[CENTER]У одной американской журналистки мне попалась фраза об актере, обладавшем всеми данными для успеха — жаждой денег и полным отсутствием чувства ответственности. С ответственностью у наших звезд ничуть не лучше.
[/CENTER]
[JUSTIFY] [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Но и это еще не самый невеселый вариант. Теперь хватает среди них людей, презрительно отделяющих себя от народа. Они издеваются над «скрепами». Возмущаются возвращением Крыма и Севастополя в Россию. Называют Праздник Победы непонятным и чужим. А соотечественников — хамами. Им не хочется, чтобы их дети росли в такой стране. Что, впрочем, не мешает им вовсю сниматься в российских фильмах и сериалах. Естественно, не брезгуя гонорарами. Да и от пенсий, когда придет время, они вряд ли откажутся. Сумма-то будет наверняка побольше десять тысяч.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Но заглядывать в чужой карман занятие неприличное. Вот и я впредь не стану этого делать. В конце концов, мой цверкшнауцер Проша прекрасно себя чувствует и без ошейника с бриллиантами. [/JUSTIFY]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(14458) "[CENTER][B]Заглядывать в чужие карманы — последнее дело. [/B][B]Это правило деликатности нам растолковали [/B][B]и втолковали, едва на горизонте робко забрезжила [/B][B]заря нового российского капитализма. [/B][B]Лучше спокойно спать, чем сравнивать, [/B][B]завидовать, задавать неудобные вопросы. [/B][/CENTER] [JUSTIFY]Однако сейчас владельцы тугих кошельков сами охотно демонстрируют их содержимое. Нет, банкиры и не пойманные пока что взяточники загадочно помалкивают. Зато короли и королевы шоу-бизнеса не таятся. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]«Я — завидная невеста», — объявляет расставшаяся с Давой Ольга Бузова. Ну еще бы! Каждый месяц на себя любимую она тратит не меньше пяти миллионов. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]А в свеженьком выпуске программы «Звезды сошлись» вип-персоны трогательно рассказывали о своей любви к четвероногим. Маше Распутиной, Баскову, Киркорову, Любови Успенской и прочим для них ничего не жаль. Они покупают кошечек и собачек за сотни тысяч рублей. Нанимают им нянь. Приобретают элитный корм исключительно за границей. Даже за ошейник выкладывают сумму, равную пяти средним зарплатам по стране. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]У них спросили: а ничего, что ваши шавки и мурки живут лучше множества людей? Ответила не узнанная мною, тусклая и самодовольная дама: «Ну раз хозяева могут себе это позволить, почему бы и нет? Мы ведь деньги не крадем, а зарабатываем. Зрители не скупятся, потому как мы дарим им радость». [/JUSTIFY] [LEFT][B]Таланты и поклонники[/B] [/LEFT] [JUSTIFY]А буквально за неделю до этой звездной тусовки в аналитической передаче «Место встречи» нечаянно продублировали сюжет хрестоматийного стихотворения Сергея Михалкова. Того, где юные герои, слегка поспорив, дружно решали: мамы всякие нужны, мамы всякие важны. Только интеллектуалы спорили не о мамах, а о том, кто более матери-истории ценен — учитель, врач или популярный артист. Металлурги, геологи, земледельцы, военные и так далее в расчет почему-то не принимались. Неужто гости Андрея Норкина и Ивана Трушкина полагали, что стране не сильно необходимы сталь, нефть, газ, железная руда, даже хлеб и безо­пасность границ? [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Так или иначе, насчет школьных наставников, медиков и актеров эксперты, в отличие от детишек из стихов Михалкова, консенсуса не достигли. Трушкин азартно твердил: учителя и доктора главнее всех. А без актеров, певцов и музыкантов как-нибудь проживем. Не они дают подрастающему поколению уроки письма, счета и нравственности. Не они бессонно дежурят в «красных зонах». [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Ему возразили: искусство тоже и воспитывает, и души врачует. Вон Гоголь Николай Васильевич называл театр кафедрой, с которой можно поведать миру много добра. И разве на войне дух бойцов не поддерживали Лидия Русланова и Клавдия Шульженко? На что тут же прилетела ответочка: а вот какой эшелон, любезный, вы бы пропустили на передовую в первую очередь — санитарный или с исполнителями романсов и чтецами-декламаторами? [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Воистину: на всякого мудреца довольно простоты. Теледискуссия очень напоминала разборки в детсадовской песочнице. Аргументы звучали наивные и как бы мимо заявленной темы. К примеру, никто не спросил: а что, театр, где дебютировала Ольга Бузова, в принципе, достоин именоваться кафедрой? [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Кстати, энтэвэшная полемика завязалась опять-таки с вопроса про деньги. Нынче, о чем бы не зашла речь, все равно получается про деньги. Поиздержавшиеся от коронавирусных ограничений деятели масскульта озаботились вдруг своими будущими пенсиями. Мы такие популярные, нас все обожают. И налоги платим ого-го какие. Будет справедливо, коли пенсии нам назначат в разы больше, чем пекарю, лекарю, токарю. Нельзя же нам покупать ошейники собачкам в обычном зоо­магазине. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Что справедливо, а что несправедливо обсуждать можно бесконечно. Параллельно с НТВ о пенсиях говорили на Общественном телевидении России. Господи, как мямлили то ли депутаты, то ли чиновники, объясняя женщине из провинции, почему почтальон приносит ей ежемесячно десять тысяч рублей. И я подумал: что бы сказала этой провинциальной пенсионерке вдова известного артиста, которая так громко сетует: ей за мужнины заслуги начисляют сущие гроши — 100 тысяч «деревянных». Да, с таким капиталом и в Париж-то не выберешься развеяться. [/JUSTIFY] [LEFT][B]Праздники свои и чужие[/B][/LEFT] [JUSTIFY]Вообще-то на Руси, а в Советском Союзе и подавно, к мастерам культуры относились трепетно. Уланова, Михаил Жаров, Любовь Орлова — особенные люди. Они имеют право. И завидовать им — неблагодарно, глупо, смешно. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Сейчас вроде бы ничего не изменилось. Таланты и поклонники, кумиры и фанаты. Но есть и некоторые нюансы. Когда-то мы не сомневались: Чапаева, Павла Корчагина, председателя колхоза Егора Трубникова, физика Гусева артисты играют абсолютно искренне. Они одной крови и с этими героями, и с нами, кто заполняет кинозалы и покупает втридорога с рук билетик на теа­тральную премьеру. Борис Щукин перевоплощался в Ленина не ради пайков в закрытых распределителях. Михаил Ульянов надевал маршальский мундир Георгия Жукова не для получения государственных премий и орденов. Кобзон пел о строителях БАМа не по распоряжению ЦК. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]По большому счету так и было. На той же неделе, когда в «Месте встречи» полемизировали об учителях и актерах, по «Культуре» повторили беседу с Ольгой Лепешинской. В балетном мире она такая же легенда, небожительница, как Анна Павлова, Карсавина, Уланова, Плисецкая. Сам Сталин собственноручно вносил ее имя в списки на присвоение высоких наград и званий. Но вот началась война, и комсомолка Оля попросилась на фронт, записалась на курсы медсестер. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Правда, на передовой и в госпиталях для тяжелораненых ей довелось бывать все-таки как балерине. В течение одного дня она с товарищами давала полноценные концерты в каждой палате. В одной — перед шестью прикованными к койкам бойцами, в другой — перед двумя или тремя. В госпитале шесть палат — значит, шесть выступлений подряд. По ночам стонала от невыносимой боли в ногах. Но иначе не могла. И ей в голову не приходило решать, что важнее — «поезд милосердия» или вагон с фронтовой творческой бригадой. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Слова «искусство принадлежит народу» для нее не были пустой, казенной декларацией. Так же, как для Николая Черкасова и Сергей Лемешева, для их коллег из следующего поколения, Ланового, Меньшова. Последние из этой когорты уходят. А мы не забудем не только народные комедии Владимира Меньшова, но и его неординарный поступок на вручении кинематографической премии. Прямо на сцене он отказался передавать награду авторам фильма «Сволочи». То была лихая, но лживая история о подростках-сиротах, которых спецслужбы якобы забрасывали в немецкий тыл в качестве разведчиков, обрекая на гибель. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Не уверен, что на такое способны, к примеру, Дмитрий Нагиев или Светлана Ходченкова. Они, по-моему, вручат что угодно кому угодно. С теми же радостными улыбками, с какими рекламируют банковские кредиты, смартфоны или парфюм. Талант для них отнюдь не синоним долга и служения. [/JUSTIFY] [CENTER]У одной американской журналистки мне попалась фраза об актере, обладавшем всеми данными для успеха — жаждой денег и полным отсутствием чувства ответственности. С ответственностью у наших звезд ничуть не лучше. [/CENTER] [JUSTIFY] [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Но и это еще не самый невеселый вариант. Теперь хватает среди них людей, презрительно отделяющих себя от народа. Они издеваются над «скрепами». Возмущаются возвращением Крыма и Севастополя в Россию. Называют Праздник Победы непонятным и чужим. А соотечественников — хамами. Им не хочется, чтобы их дети росли в такой стране. Что, впрочем, не мешает им вовсю сниматься в российских фильмах и сериалах. Естественно, не брезгуя гонорарами. Да и от пенсий, когда придет время, они вряд ли откажутся. Сумма-то будет наверняка побольше десять тысяч. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Но заглядывать в чужой карман занятие неприличное. Вот и я впредь не стану этого делать. В конце концов, мой цверкшнауцер Проша прекрасно себя чувствует и без ошейника с бриллиантами. [/JUSTIFY]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(3) "472" ["~VIEWS"]=> string(3) "472" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(20) "pensiya-dlya-buzovoy" ["~CODE"]=> string(20) "pensiya-dlya-buzovoy" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/16/?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(66) "/blog/autors/16/?page=post&blog=16&id=pensiya-dlya-buzovoy" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/16/?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["TEXT_FORMATED"]=> string(14744) "
Заглядывать в чужие карманы — последнее дело. Это правило деликатности нам растолковали и втолковали, едва на горизонте робко забрезжила заря нового российского капитализма. Лучше спокойно спать, чем сравнивать, завидовать, задавать неудобные вопросы.

Однако сейчас владельцы тугих кошельков сами охотно демонстрируют их содержимое. Нет, банкиры и не пойманные пока что взяточники загадочно помалкивают. Зато короли и королевы шоу-бизнеса не таятся.

«Я — завидная невеста», — объявляет расставшаяся с Давой Ольга Бузова. Ну еще бы! Каждый месяц на себя любимую она тратит не меньше пяти миллионов.

А в свеженьком выпуске программы «Звезды сошлись» вип-персоны трогательно рассказывали о своей любви к четвероногим. Маше Распутиной, Баскову, Киркорову, Любови Успенской и прочим для них ничего не жаль. Они покупают кошечек и собачек за сотни тысяч рублей. Нанимают им нянь. Приобретают элитный корм исключительно за границей. Даже за ошейник выкладывают сумму, равную пяти средним зарплатам по стране.

У них спросили: а ничего, что ваши шавки и мурки живут лучше множества людей? Ответила не узнанная мною, тусклая и самодовольная дама: «Ну раз хозяева могут себе это позволить, почему бы и нет? Мы ведь деньги не крадем, а зарабатываем. Зрители не скупятся, потому как мы дарим им радость».

Таланты и поклонники

А буквально за неделю до этой звездной тусовки в аналитической передаче «Место встречи» нечаянно продублировали сюжет хрестоматийного стихотворения Сергея Михалкова. Того, где юные герои, слегка поспорив, дружно решали: мамы всякие нужны, мамы всякие важны. Только интеллектуалы спорили не о мамах, а о том, кто более матери-истории ценен — учитель, врач или популярный артист. Металлурги, геологи, земледельцы, военные и так далее в расчет почему-то не принимались. Неужто гости Андрея Норкина и Ивана Трушкина полагали, что стране не сильно необходимы сталь, нефть, газ, железная руда, даже хлеб и безо­пасность границ?

Так или иначе, насчет школьных наставников, медиков и актеров эксперты, в отличие от детишек из стихов Михалкова, консенсуса не достигли. Трушкин азартно твердил: учителя и доктора главнее всех. А без актеров, певцов и музыкантов как-нибудь проживем. Не они дают подрастающему поколению уроки письма, счета и нравственности. Не они бессонно дежурят в «красных зонах».

Ему возразили: искусство тоже и воспитывает, и души врачует. Вон Гоголь Николай Васильевич называл театр кафедрой, с которой можно поведать миру много добра. И разве на войне дух бойцов не поддерживали Лидия Русланова и Клавдия Шульженко? На что тут же прилетела ответочка: а вот какой эшелон, любезный, вы бы пропустили на передовую в первую очередь — санитарный или с исполнителями романсов и чтецами-декламаторами?

Воистину: на всякого мудреца довольно простоты. Теледискуссия очень напоминала разборки в детсадовской песочнице. Аргументы звучали наивные и как бы мимо заявленной темы. К примеру, никто не спросил: а что, театр, где дебютировала Ольга Бузова, в принципе, достоин именоваться кафедрой?

Кстати, энтэвэшная полемика завязалась опять-таки с вопроса про деньги. Нынче, о чем бы не зашла речь, все равно получается про деньги. Поиздержавшиеся от коронавирусных ограничений деятели масскульта озаботились вдруг своими будущими пенсиями. Мы такие популярные, нас все обожают. И налоги платим ого-го какие. Будет справедливо, коли пенсии нам назначат в разы больше, чем пекарю, лекарю, токарю. Нельзя же нам покупать ошейники собачкам в обычном зоо­магазине.

Что справедливо, а что несправедливо обсуждать можно бесконечно. Параллельно с НТВ о пенсиях говорили на Общественном телевидении России. Господи, как мямлили то ли депутаты, то ли чиновники, объясняя женщине из провинции, почему почтальон приносит ей ежемесячно десять тысяч рублей. И я подумал: что бы сказала этой провинциальной пенсионерке вдова известного артиста, которая так громко сетует: ей за мужнины заслуги начисляют сущие гроши — 100 тысяч «деревянных». Да, с таким капиталом и в Париж-то не выберешься развеяться.

Праздники свои и чужие

Вообще-то на Руси, а в Советском Союзе и подавно, к мастерам культуры относились трепетно. Уланова, Михаил Жаров, Любовь Орлова — особенные люди. Они имеют право. И завидовать им — неблагодарно, глупо, смешно.

Сейчас вроде бы ничего не изменилось. Таланты и поклонники, кумиры и фанаты. Но есть и некоторые нюансы. Когда-то мы не сомневались: Чапаева, Павла Корчагина, председателя колхоза Егора Трубникова, физика Гусева артисты играют абсолютно искренне. Они одной крови и с этими героями, и с нами, кто заполняет кинозалы и покупает втридорога с рук билетик на теа­тральную премьеру. Борис Щукин перевоплощался в Ленина не ради пайков в закрытых распределителях. Михаил Ульянов надевал маршальский мундир Георгия Жукова не для получения государственных премий и орденов. Кобзон пел о строителях БАМа не по распоряжению ЦК.

По большому счету так и было. На той же неделе, когда в «Месте встречи» полемизировали об учителях и актерах, по «Культуре» повторили беседу с Ольгой Лепешинской. В балетном мире она такая же легенда, небожительница, как Анна Павлова, Карсавина, Уланова, Плисецкая. Сам Сталин собственноручно вносил ее имя в списки на присвоение высоких наград и званий. Но вот началась война, и комсомолка Оля попросилась на фронт, записалась на курсы медсестер.

Правда, на передовой и в госпиталях для тяжелораненых ей довелось бывать все-таки как балерине. В течение одного дня она с товарищами давала полноценные концерты в каждой палате. В одной — перед шестью прикованными к койкам бойцами, в другой — перед двумя или тремя. В госпитале шесть палат — значит, шесть выступлений подряд. По ночам стонала от невыносимой боли в ногах. Но иначе не могла. И ей в голову не приходило решать, что важнее — «поезд милосердия» или вагон с фронтовой творческой бригадой.

Слова «искусство принадлежит народу» для нее не были пустой, казенной декларацией. Так же, как для Николая Черкасова и Сергей Лемешева, для их коллег из следующего поколения, Ланового, Меньшова. Последние из этой когорты уходят. А мы не забудем не только народные комедии Владимира Меньшова, но и его неординарный поступок на вручении кинематографической премии. Прямо на сцене он отказался передавать награду авторам фильма «Сволочи». То была лихая, но лживая история о подростках-сиротах, которых спецслужбы якобы забрасывали в немецкий тыл в качестве разведчиков, обрекая на гибель.

Не уверен, что на такое способны, к примеру, Дмитрий Нагиев или Светлана Ходченкова. Они, по-моему, вручат что угодно кому угодно. С теми же радостными улыбками, с какими рекламируют банковские кредиты, смартфоны или парфюм. Талант для них отнюдь не синоним долга и служения.

У одной американской журналистки мне попалась фраза об актере, обладавшем всеми данными для успеха — жаждой денег и полным отсутствием чувства ответственности. С ответственностью у наших звезд ничуть не лучше.
 
Но и это еще не самый невеселый вариант. Теперь хватает среди них людей, презрительно отделяющих себя от народа. Они издеваются над «скрепами». Возмущаются возвращением Крыма и Севастополя в Россию. Называют Праздник Победы непонятным и чужим. А соотечественников — хамами. Им не хочется, чтобы их дети росли в такой стране. Что, впрочем, не мешает им вовсю сниматься в российских фильмах и сериалах. Естественно, не брезгуя гонорарами. Да и от пенсий, когда придет время, они вряд ли откажутся. Сумма-то будет наверняка побольше десять тысяч.

Но заглядывать в чужой карман занятие неприличное. Вот и я впредь не стану этого делать. В конце концов, мой цверкшнауцер Проша прекрасно себя чувствует и без ошейника с бриллиантами.
" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "06.10.2021, 09:22" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "06.10.2021" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "09:22" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "06" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "10" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2021" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(880) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#201 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#202 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:03:24.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Исаак Розенфельд  |  28.09.2021 12:43:27

Москва слезам не верит

Восемьдесят лет назад Адольф Гитлер, фанатично веровавший в успех блицкрига на востоке, назначил парад победы Вермахта в Москве на коне..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "877" ["~ID"]=> string(3) "877" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(41) "Москва слезам не верит" ["~TITLE"]=> string(41) "Москва слезам не верит" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2021-09-28 12:43:27" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2021-09-28 12:43:27" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "28.09.2021 12:43:27" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "28.09.2021 12:43:27" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(9049) "[B]Восемьдесят лет назад Адольф Гитлер, фанатично веровавший в успех блицкрига на востоке, назначил парад победы Вермахта в Москве на конец августа 41-го года. Но этого парада не было ни в августе, ни в сентябре. Его не было никогда. [/B]

К столице СССР оккупанты подошли 30 сентября. С этого дня начинается отсчет Московской стратегической оборонительной операции, ставшей первым этапом Битвы за Москву — одного из главных событий в ходе всей Второй мировой войны.
Убежденность фюрера в том, Москва да и весь Советский Союз покорится в самые ближайшие дни, на тот момент разделяли миллионы немцев. От восемнадцатилетнего юнца, с энтузиазмом надевшего солдатский мундир, до видавших виды генералов. Первый заранее торжествовал: «Война против этих недочеловеков почти закончена…мы им показали — они ничтожества, жалкий сброд, не чета немецкому солдату». И практически то же самое провозглашал руководитель генштаба Вермахта Гальдер: «Полагаю, можно без преувеличения сказать, что кампания… в две недели увенчалась победой».
Между тем «жалкий сброд» сражался так, что у многих оккупантов наступило отрезвление. Да, первые месяцы противостояния захватчикам для Красной Армии складывались трагически. Они стоили ей страшных жертв. Враг занял колоссальную территорию нашей страны и приблизился к Москве. Но здесь его остановили. В сентябре начались оборонительные бои за Москву. Они сорвали все планы Гитлера. Неприятель находился в сорока километрах от Кремля. Но дальше продвинуться не смог. Напротив: его отбросили на 100, а где-то и на 250 километров от столицы СССР. И «сверхчеловеки» все чаще, все отчаяннее спрашивали себя, чего ради они страдают и умирают в чужом краю? Немецкий офицер угрюмо вспоминал: «Тот факт, что мы не завершили кампанию и не захватили Москву, стал для нас тяжелейшим ударом. Разумеется, сказалась и погода, но главное — мы катастрофически недооценили противника. Русские проявили силу и выдержку, на которые мы не считали их способными. Мы даже не догадывались, что подобная стойкость возможна для человека».
Происшедшее потрясло не только немцев. И в Англии, и в США хватало людей, ненавидевших Советский Союз куда сильнее нацистского Рейха. В сущности, они были предтечами нынешних политиков и историков, обвиняющих в развязывании Второй мировой нашу страну наряду с Германией. Даже ученые, как будто бы респектабельные и объективные, не стесняются бессовестных выпадов и лживых оценок. Допустим, почтенный британский автор Макс Хейстингс. Кстати, именно у него я позаимствовал приведенные в этих заметках свидетельства немцев. Но и он пытался усидеть на двух стульях. Не отрицая роль России в разгроме фашизма, мистер Хейстингс тут же спохватывается и торопится объявить: в отличие от Британии и Америки Советский Союз вступил в войну не во имя «высоких принципов» демократии и свободы.
Он не замечает, что противоречит им же самим изложенным фактам. Ведь несколькими страницами раннее в его книге говорится о варварских расчетах гитлеровской верхушки выкачать из России все, в чем нуждается «арийская нация». И неважно, что в итоге тридцать миллионов русских погибнет от голода. Неужели английский мэтр не считает «высокими принципами» стремление великого народа не дать себя истребить, обратить в рабство, стереть с карты мира свое государство? Гитлер боролся не с коммунистической Россией. Однажды он так и сказал: «Мне все равно, кто правит Россией — цари или большевики. Русские остаются нашими врагами». 
Вот почему красноармейцы бились до последнего. Вот почему держалась Москва. На столичном военном заводе женщины сутками не отходили от станков. Студентки литературного факультета рыли противотанковые рвы. Актеры Камерного театра за два часа до спектакля осваивали станковый пулемет. А милая девушка Галя из института керамики сурово говорила журналисту: «Каждая из нас, если до того дойдет, убьет хотя бы одного фашиста». 
Об этих людях, готовых спасти родной город любой ценой, писал Илья Эренбург. «Если пройти по московским улицам, ничего не заметишь: они выглядят как всегда. Те же переполненные трамваи и троллейбусы, те же театральные афиши, те же женщины с кошелками. Но лица стали другими: глаза печальнее и строже, реже улыбка. Есть старая поговорка: «Москва слезам не верит». Москва верит только делу — не словам, не жестам, даже не слезам».
Наверняка, выстоять в беспощадных испытаниях помогло решение Сталина остаться вместе с правительством в Москве. Укрепил дух москвичей и защитников столицы легендарный парад на Красной площади в честь 24-й годовщины Октября. Но важнее всего, что сердце России защищала вся страна. 
Эренбург точно и просто раскрыл «секрет» этой первой масштабной победы в Великой Отечественной войне: «Мы выстоим: мы крепче сердцем. Мы знаем, за что воюем: за право дышать. Мы знаем, за что терпим: за наших детей. Мы знаем, за что стоим: за Россию, за Родину». 
К его словам и через восемь десятков лет после той великой битвы ничего не добавишь." ["~DETAIL_TEXT"]=> string(8994) "[B]Восемьдесят лет назад Адольф Гитлер, фанатично веровавший в успех блицкрига на востоке, назначил парад победы Вермахта в Москве на конец августа 41-го года. Но этого парада не было ни в августе, ни в сентябре. Его не было никогда. [/B] К столице СССР оккупанты подошли 30 сентября. С этого дня начинается отсчет Московской стратегической оборонительной операции, ставшей первым этапом Битвы за Москву — одного из главных событий в ходе всей Второй мировой войны. Убежденность фюрера в том, Москва да и весь Советский Союз покорится в самые ближайшие дни, на тот момент разделяли миллионы немцев. От восемнадцатилетнего юнца, с энтузиазмом надевшего солдатский мундир, до видавших виды генералов. Первый заранее торжествовал: «Война против этих недочеловеков почти закончена…мы им показали — они ничтожества, жалкий сброд, не чета немецкому солдату». И практически то же самое провозглашал руководитель генштаба Вермахта Гальдер: «Полагаю, можно без преувеличения сказать, что кампания… в две недели увенчалась победой». Между тем «жалкий сброд» сражался так, что у многих оккупантов наступило отрезвление. Да, первые месяцы противостояния захватчикам для Красной Армии складывались трагически. Они стоили ей страшных жертв. Враг занял колоссальную территорию нашей страны и приблизился к Москве. Но здесь его остановили. В сентябре начались оборонительные бои за Москву. Они сорвали все планы Гитлера. Неприятель находился в сорока километрах от Кремля. Но дальше продвинуться не смог. Напротив: его отбросили на 100, а где-то и на 250 километров от столицы СССР. И «сверхчеловеки» все чаще, все отчаяннее спрашивали себя, чего ради они страдают и умирают в чужом краю? Немецкий офицер угрюмо вспоминал: «Тот факт, что мы не завершили кампанию и не захватили Москву, стал для нас тяжелейшим ударом. Разумеется, сказалась и погода, но главное — мы катастрофически недооценили противника. Русские проявили силу и выдержку, на которые мы не считали их способными. Мы даже не догадывались, что подобная стойкость возможна для человека». Происшедшее потрясло не только немцев. И в Англии, и в США хватало людей, ненавидевших Советский Союз куда сильнее нацистского Рейха. В сущности, они были предтечами нынешних политиков и историков, обвиняющих в развязывании Второй мировой нашу страну наряду с Германией. Даже ученые, как будто бы респектабельные и объективные, не стесняются бессовестных выпадов и лживых оценок. Допустим, почтенный британский автор Макс Хейстингс. Кстати, именно у него я позаимствовал приведенные в этих заметках свидетельства немцев. Но и он пытался усидеть на двух стульях. Не отрицая роль России в разгроме фашизма, мистер Хейстингс тут же спохватывается и торопится объявить: в отличие от Британии и Америки Советский Союз вступил в войну не во имя «высоких принципов» демократии и свободы. Он не замечает, что противоречит им же самим изложенным фактам. Ведь несколькими страницами раннее в его книге говорится о варварских расчетах гитлеровской верхушки выкачать из России все, в чем нуждается «арийская нация». И неважно, что в итоге тридцать миллионов русских погибнет от голода. Неужели английский мэтр не считает «высокими принципами» стремление великого народа не дать себя истребить, обратить в рабство, стереть с карты мира свое государство? Гитлер боролся не с коммунистической Россией. Однажды он так и сказал: «Мне все равно, кто правит Россией — цари или большевики. Русские остаются нашими врагами».  Вот почему красноармейцы бились до последнего. Вот почему держалась Москва. На столичном военном заводе женщины сутками не отходили от станков. Студентки литературного факультета рыли противотанковые рвы. Актеры Камерного театра за два часа до спектакля осваивали станковый пулемет. А милая девушка Галя из института керамики сурово говорила журналисту: «Каждая из нас, если до того дойдет, убьет хотя бы одного фашиста».  Об этих людях, готовых спасти родной город любой ценой, писал Илья Эренбург. «Если пройти по московским улицам, ничего не заметишь: они выглядят как всегда. Те же переполненные трамваи и троллейбусы, те же театральные афиши, те же женщины с кошелками. Но лица стали другими: глаза печальнее и строже, реже улыбка. Есть старая поговорка: «Москва слезам не верит». Москва верит только делу — не словам, не жестам, даже не слезам». Наверняка, выстоять в беспощадных испытаниях помогло решение Сталина остаться вместе с правительством в Москве. Укрепил дух москвичей и защитников столицы легендарный парад на Красной площади в честь 24-й годовщины Октября. Но важнее всего, что сердце России защищала вся страна.  Эренбург точно и просто раскрыл «секрет» этой первой масштабной победы в Великой Отечественной войне: «Мы выстоим: мы крепче сердцем. Мы знаем, за что воюем: за право дышать. Мы знаем, за что терпим: за наших детей. Мы знаем, за что стоим: за Россию, за Родину».  К его словам и через восемь десятков лет после той великой битвы ничего не добавишь." ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(3) "458" ["~VIEWS"]=> string(3) "458" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(22) "moskva-slezam-ne-verit" ["~CODE"]=> string(22) "moskva-slezam-ne-verit" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/16/?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(68) "/blog/autors/16/?page=post&blog=16&id=moskva-slezam-ne-verit" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/16/?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["TEXT_FORMATED"]=> string(9028) "Восемьдесят лет назад Адольф Гитлер, фанатично веровавший в успех блицкрига на востоке, назначил парад победы Вермахта в Москве на конец августа 41-го года. Но этого парада не было ни в августе, ни в сентябре. Его не было никогда.

К столице СССР оккупанты подошли 30 сентября. С этого дня начинается отсчет Московской стратегической оборонительной операции, ставшей первым этапом Битвы за Москву — одного из главных событий в ходе всей Второй мировой войны.
Убежденность фюрера в том, Москва да и весь Советский Союз покорится в самые ближайшие дни, на тот момент разделяли миллионы немцев. От восемнадцатилетнего юнца, с энтузиазмом надевшего солдатский мундир, до видавших виды генералов. Первый заранее торжествовал: «Война против этих недочеловеков почти закончена…мы им показали — они ничтожества, жалкий сброд, не чета немецкому солдату». И практически то же самое провозглашал руководитель генштаба Вермахта Гальдер: «Полагаю, можно без преувеличения сказать, что кампания… в две недели увенчалась победой».
Между тем «жалкий сброд» сражался так, что у многих оккупантов наступило отрезвление. Да, первые месяцы противостояния захватчикам для Красной Армии складывались трагически. Они стоили ей страшных жертв. Враг занял колоссальную территорию нашей страны и приблизился к Москве. Но здесь его остановили. В сентябре начались оборонительные бои за Москву. Они сорвали все планы Гитлера. Неприятель находился в сорока километрах от Кремля. Но дальше продвинуться не смог. Напротив: его отбросили на 100, а где-то и на 250 километров от столицы СССР. И «сверхчеловеки» все чаще, все отчаяннее спрашивали себя, чего ради они страдают и умирают в чужом краю? Немецкий офицер угрюмо вспоминал: «Тот факт, что мы не завершили кампанию и не захватили Москву, стал для нас тяжелейшим ударом. Разумеется, сказалась и погода, но главное — мы катастрофически недооценили противника. Русские проявили силу и выдержку, на которые мы не считали их способными. Мы даже не догадывались, что подобная стойкость возможна для человека».
Происшедшее потрясло не только немцев. И в Англии, и в США хватало людей, ненавидевших Советский Союз куда сильнее нацистского Рейха. В сущности, они были предтечами нынешних политиков и историков, обвиняющих в развязывании Второй мировой нашу страну наряду с Германией. Даже ученые, как будто бы респектабельные и объективные, не стесняются бессовестных выпадов и лживых оценок. Допустим, почтенный британский автор Макс Хейстингс. Кстати, именно у него я позаимствовал приведенные в этих заметках свидетельства немцев. Но и он пытался усидеть на двух стульях. Не отрицая роль России в разгроме фашизма, мистер Хейстингс тут же спохватывается и торопится объявить: в отличие от Британии и Америки Советский Союз вступил в войну не во имя «высоких принципов» демократии и свободы.
Он не замечает, что противоречит им же самим изложенным фактам. Ведь несколькими страницами раннее в его книге говорится о варварских расчетах гитлеровской верхушки выкачать из России все, в чем нуждается «арийская нация». И неважно, что в итоге тридцать миллионов русских погибнет от голода. Неужели английский мэтр не считает «высокими принципами» стремление великого народа не дать себя истребить, обратить в рабство, стереть с карты мира свое государство? Гитлер боролся не с коммунистической Россией. Однажды он так и сказал: «Мне все равно, кто правит Россией — цари или большевики. Русские остаются нашими врагами».
Вот почему красноармейцы бились до последнего. Вот почему держалась Москва. На столичном военном заводе женщины сутками не отходили от станков. Студентки литературного факультета рыли противотанковые рвы. Актеры Камерного театра за два часа до спектакля осваивали станковый пулемет. А милая девушка Галя из института керамики сурово говорила журналисту: «Каждая из нас, если до того дойдет, убьет хотя бы одного фашиста».
Об этих людях, готовых спасти родной город любой ценой, писал Илья Эренбург. «Если пройти по московским улицам, ничего не заметишь: они выглядят как всегда. Те же переполненные трамваи и троллейбусы, те же театральные афиши, те же женщины с кошелками. Но лица стали другими: глаза печальнее и строже, реже улыбка. Есть старая поговорка: «Москва слезам не верит». Москва верит только делу — не словам, не жестам, даже не слезам».
Наверняка, выстоять в беспощадных испытаниях помогло решение Сталина остаться вместе с правительством в Москве. Укрепил дух москвичей и защитников столицы легендарный парад на Красной площади в честь 24-й годовщины Октября. Но важнее всего, что сердце России защищала вся страна.
Эренбург точно и просто раскрыл «секрет» этой первой масштабной победы в Великой Отечественной войне: «Мы выстоим: мы крепче сердцем. Мы знаем, за что воюем: за право дышать. Мы знаем, за что терпим: за наших детей. Мы знаем, за что стоим: за Россию, за Родину».
К его словам и через восемь десятков лет после той великой битвы ничего не добавишь." ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "28.09.2021, 12:43" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "28.09.2021" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "12:43" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "28" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "09" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2021" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(877) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#201 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#202 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:03:24.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Исаак Розенфельд  |  03.09.2021 08:09:05

Как победить пандемию терроризма

Есть на географической карте нашей памяти названия, звучащие как погребальный звон по невинно убиенным. Они стали символом безумной жес..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "876" ["~ID"]=> string(3) "876" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(61) "Как победить пандемию терроризма" ["~TITLE"]=> string(61) "Как победить пандемию терроризма" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2021-09-03 08:09:05" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2021-09-03 08:09:05" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "03.09.2021 08:09:05" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "03.09.2021 08:09:05" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(9013) "[JUSTIFY][CENTER][LEFT][B]Есть на [/B][B]географической [/B][B]карте нашей [/B][B]памяти названия, [/B][B]звучащие [/B][B]как погребальный [/B][B]звон по невинно [/B][B]убиенным. [/B][B]Они стали [/B][B]символом безумной [/B][B]жестокости одних [/B][B]людей и страдания [/B][B]других, самых [/B][B]беззащитных.[/B][/LEFT][/CENTER]


Начиная с индейского поселения у ручья Вундед-ни, где американские солдаты уничтожили женщин и детей в полтора-два раза больше, чем мужчин-воинов, и заканчивая Хатынью, Хиросимой, Сонгми. В сентябре 2004 года в этом перечне появился Беслан. Там на празднике первого звонка террористы захватили в заложники школьников и учителей. Пролилась кровь. Эту страшную трагедию не забудет Осетия, не забудет Россия, не забудет мир.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Сегодня эксперты говорят, что ковид-19 с нами надолго, если не навсегда. Придется привыкать с ним жить, как привыкли мы жить с сезонными эпидемиями гриппа. Но то испытание, посланное человечеству слепой равнодушной природой. А что будет с пандемией терроризма? Неужели мы и его оставим в наследство внукам и правнукам? И нет никакой надежды покончить с этим недугом, поразившим самых разумных обитателей планеты Земля? [/JUSTIFY]

[JUSTIFY]Недавно у нас вышла книга немецкого журналиста Юргена Тоденхефера. Он рассказал о десяти днях, которые с огромным риском для себя провел среди членов запрещенной в России организации «Исламское государство». Тоденхефер хотел понять психологию террористов. И сделал вывод. Утверждение, что не каждый мусульманин — террорист, но каждый террорист — мусульманин, — ложь. Тоденхефер напоминает о террористах «Фракции Красной Армии» в его родной Германии, о североирландской ИРА, о норвежском фашисте Брейвике, расстрелявшем десятки своих соотечественников. Американцы, обожающие перекладывать вину на другие страны и народы, словно бы запамятовали: гораздо раньше, допустим, русских народовольцев, теракт совершил гражданин Соединенных Штатов, выстрелив в президента Линкольна. А главное, продолжает немецкий журналист, якобы антитеррористические войны тех же США в Афганистане, Ираке, Ливии стали по сути дела программой воспроизводства террористов. Вашингтону нужны поводы для того, чтобы придать законность своим военным интервенциям, и ни Евангелие, ни Тора, ни Коран тут ни при чем. А «при чем» — нефть, газ, редкоземельные металлы. Не зря тертый калач Генри Киссинджер заявлял: «Нефть — слишком ценная штука, чтобы просто так взять и доверить распоряжаться ею арабам». Если бы террористов не было, замечает Тоденхефер, США должны были бы их выдумать.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Сколько раз повторялся один и тот же сюжет. Терроризм против государств «золотого миллиарда» — варварство, дикость, страшное преступление. А террористы за пределами «цивилизованного мира» — повстанцы, борцы за свободу, герои. Разве не так было, когда в Чечне полевые командиры расправлялись со старыми и малыми? По-видимому, наши «партнеры» полагали, что нефть не должна оставаться в руках не только арабов или иранцев, но и русских. А потому смута и кровопролитие на российской земле, ослаблявшие Россию, грозившие ей распадом, были выгодны Западу. Они открывали возможность завладеть богатствами одной седьмой части суши.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Именно в эту картину безумного мира вписывается бесланская трагедия. Что там погибшие дети и до сих пор оплакивающие их матери. Это так далеко от Нью-Йорка, Чикаго, Лос-Анджелеса. Так же далеко, как и Белград, который бомбили американские самолеты. Или Донбасс, где много лет поддерживаемые Обамой, потом Трампом, теперь Байденом националисты «незалежной» убивают мирных людей.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]«Война — террор богатых», — пишет Юрген Тоденхефер. Мораль Буша- младшего или Блэра ничем не отличается от морали лидеров запрещенных у нас «Аль -Каиды», «Игил», «Талибана». Для тех и других заповедь «не убий», записанная на страницах и Евангелия, и Корана, ничего не значит. Они берут на вооружение иезуитский принцип «цель оправдывает средства».

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Очередное подтверждение этому — драматические события последних недель в Афганистане. Два десятка лет назад американцы решили доставить туда на танковой броне и в бомболюках самолетов священные принципы западной демократии. И чего они добились за это время? Наконец, с чем и как они ушли? Что оставили после себя? Под крылом их последнего самолета, эвакуировавшего граждан США, — земля, где уже готовы сцепиться не на жизнь, а на смерть террористические кланы. Естественно, хочется понять: а о благе ли афганцев пеклись вашингтонские политики, затевая свою оккупационную акцию?

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]…Мы сегодня вспоминаем о страш­ных событиях сентября 2004-го. Мы зажигаем свечи за упокой погибших. И думаем о будущем. Мы верим, больше такое не повторится. По крайней мере, в России. Хотя бы потому, что россияне не ведут двойную игру с террористами и фанатиками, а настойчиво и бескомпромиссно борются против них у себя в стране и помогают одолеть это зло за ее пределами.[/JUSTIFY]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(8898) "[JUSTIFY][CENTER][LEFT][B]Есть на [/B][B]географической [/B][B]карте нашей [/B][B]памяти названия, [/B][B]звучащие [/B][B]как погребальный [/B][B]звон по невинно [/B][B]убиенным. [/B][B]Они стали [/B][B]символом безумной [/B][B]жестокости одних [/B][B]людей и страдания [/B][B]других, самых [/B][B]беззащитных.[/B][/LEFT][/CENTER] Начиная с индейского поселения у ручья Вундед-ни, где американские солдаты уничтожили женщин и детей в полтора-два раза больше, чем мужчин-воинов, и заканчивая Хатынью, Хиросимой, Сонгми. В сентябре 2004 года в этом перечне появился Беслан. Там на празднике первого звонка террористы захватили в заложники школьников и учителей. Пролилась кровь. Эту страшную трагедию не забудет Осетия, не забудет Россия, не забудет мир. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Сегодня эксперты говорят, что ковид-19 с нами надолго, если не навсегда. Придется привыкать с ним жить, как привыкли мы жить с сезонными эпидемиями гриппа. Но то испытание, посланное человечеству слепой равнодушной природой. А что будет с пандемией терроризма? Неужели мы и его оставим в наследство внукам и правнукам? И нет никакой надежды покончить с этим недугом, поразившим самых разумных обитателей планеты Земля? [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Недавно у нас вышла книга немецкого журналиста Юргена Тоденхефера. Он рассказал о десяти днях, которые с огромным риском для себя провел среди членов запрещенной в России организации «Исламское государство». Тоденхефер хотел понять психологию террористов. И сделал вывод. Утверждение, что не каждый мусульманин — террорист, но каждый террорист — мусульманин, — ложь. Тоденхефер напоминает о террористах «Фракции Красной Армии» в его родной Германии, о североирландской ИРА, о норвежском фашисте Брейвике, расстрелявшем десятки своих соотечественников. Американцы, обожающие перекладывать вину на другие страны и народы, словно бы запамятовали: гораздо раньше, допустим, русских народовольцев, теракт совершил гражданин Соединенных Штатов, выстрелив в президента Линкольна. А главное, продолжает немецкий журналист, якобы антитеррористические войны тех же США в Афганистане, Ираке, Ливии стали по сути дела программой воспроизводства террористов. Вашингтону нужны поводы для того, чтобы придать законность своим военным интервенциям, и ни Евангелие, ни Тора, ни Коран тут ни при чем. А «при чем» — нефть, газ, редкоземельные металлы. Не зря тертый калач Генри Киссинджер заявлял: «Нефть — слишком ценная штука, чтобы просто так взять и доверить распоряжаться ею арабам». Если бы террористов не было, замечает Тоденхефер, США должны были бы их выдумать. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Сколько раз повторялся один и тот же сюжет. Терроризм против государств «золотого миллиарда» — варварство, дикость, страшное преступление. А террористы за пределами «цивилизованного мира» — повстанцы, борцы за свободу, герои. Разве не так было, когда в Чечне полевые командиры расправлялись со старыми и малыми? По-видимому, наши «партнеры» полагали, что нефть не должна оставаться в руках не только арабов или иранцев, но и русских. А потому смута и кровопролитие на российской земле, ослаблявшие Россию, грозившие ей распадом, были выгодны Западу. Они открывали возможность завладеть богатствами одной седьмой части суши. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Именно в эту картину безумного мира вписывается бесланская трагедия. Что там погибшие дети и до сих пор оплакивающие их матери. Это так далеко от Нью-Йорка, Чикаго, Лос-Анджелеса. Так же далеко, как и Белград, который бомбили американские самолеты. Или Донбасс, где много лет поддерживаемые Обамой, потом Трампом, теперь Байденом националисты «незалежной» убивают мирных людей. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]«Война — террор богатых», — пишет Юрген Тоденхефер. Мораль Буша- младшего или Блэра ничем не отличается от морали лидеров запрещенных у нас «Аль -Каиды», «Игил», «Талибана». Для тех и других заповедь «не убий», записанная на страницах и Евангелия, и Корана, ничего не значит. Они берут на вооружение иезуитский принцип «цель оправдывает средства». [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Очередное подтверждение этому — драматические события последних недель в Афганистане. Два десятка лет назад американцы решили доставить туда на танковой броне и в бомболюках самолетов священные принципы западной демократии. И чего они добились за это время? Наконец, с чем и как они ушли? Что оставили после себя? Под крылом их последнего самолета, эвакуировавшего граждан США, — земля, где уже готовы сцепиться не на жизнь, а на смерть террористические кланы. Естественно, хочется понять: а о благе ли афганцев пеклись вашингтонские политики, затевая свою оккупационную акцию? [/JUSTIFY] [JUSTIFY]…Мы сегодня вспоминаем о страш­ных событиях сентября 2004-го. Мы зажигаем свечи за упокой погибших. И думаем о будущем. Мы верим, больше такое не повторится. По крайней мере, в России. Хотя бы потому, что россияне не ведут двойную игру с террористами и фанатиками, а настойчиво и бескомпромиссно борются против них у себя в стране и помогают одолеть это зло за ее пределами.[/JUSTIFY]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(3) "591" ["~VIEWS"]=> string(3) "591" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(32) "kak-pobedit-pandemiyu-terrorizma" ["~CODE"]=> string(32) "kak-pobedit-pandemiyu-terrorizma" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/16/?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(78) "/blog/autors/16/?page=post&blog=16&id=kak-pobedit-pandemiyu-terrorizma" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/16/?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["TEXT_FORMATED"]=> string(9026) "
Есть на географической карте нашей памяти названия, звучащие как погребальный звон по невинно убиенным. Они стали символом безумной жестокости одних людей и страдания других, самых беззащитных.


Начиная с индейского поселения у ручья Вундед-ни, где американские солдаты уничтожили женщин и детей в полтора-два раза больше, чем мужчин-воинов, и заканчивая Хатынью, Хиросимой, Сонгми. В сентябре 2004 года в этом перечне появился Беслан. Там на празднике первого звонка террористы захватили в заложники школьников и учителей. Пролилась кровь. Эту страшную трагедию не забудет Осетия, не забудет Россия, не забудет мир.

Сегодня эксперты говорят, что ковид-19 с нами надолго, если не навсегда. Придется привыкать с ним жить, как привыкли мы жить с сезонными эпидемиями гриппа. Но то испытание, посланное человечеству слепой равнодушной природой. А что будет с пандемией терроризма? Неужели мы и его оставим в наследство внукам и правнукам? И нет никакой надежды покончить с этим недугом, поразившим самых разумных обитателей планеты Земля?

Недавно у нас вышла книга немецкого журналиста Юргена Тоденхефера. Он рассказал о десяти днях, которые с огромным риском для себя провел среди членов запрещенной в России организации «Исламское государство». Тоденхефер хотел понять психологию террористов. И сделал вывод. Утверждение, что не каждый мусульманин — террорист, но каждый террорист — мусульманин, — ложь. Тоденхефер напоминает о террористах «Фракции Красной Армии» в его родной Германии, о североирландской ИРА, о норвежском фашисте Брейвике, расстрелявшем десятки своих соотечественников. Американцы, обожающие перекладывать вину на другие страны и народы, словно бы запамятовали: гораздо раньше, допустим, русских народовольцев, теракт совершил гражданин Соединенных Штатов, выстрелив в президента Линкольна. А главное, продолжает немецкий журналист, якобы антитеррористические войны тех же США в Афганистане, Ираке, Ливии стали по сути дела программой воспроизводства террористов. Вашингтону нужны поводы для того, чтобы придать законность своим военным интервенциям, и ни Евангелие, ни Тора, ни Коран тут ни при чем. А «при чем» — нефть, газ, редкоземельные металлы. Не зря тертый калач Генри Киссинджер заявлял: «Нефть — слишком ценная штука, чтобы просто так взять и доверить распоряжаться ею арабам». Если бы террористов не было, замечает Тоденхефер, США должны были бы их выдумать.

Сколько раз повторялся один и тот же сюжет. Терроризм против государств «золотого миллиарда» — варварство, дикость, страшное преступление. А террористы за пределами «цивилизованного мира» — повстанцы, борцы за свободу, герои. Разве не так было, когда в Чечне полевые командиры расправлялись со старыми и малыми? По-видимому, наши «партнеры» полагали, что нефть не должна оставаться в руках не только арабов или иранцев, но и русских. А потому смута и кровопролитие на российской земле, ослаблявшие Россию, грозившие ей распадом, были выгодны Западу. Они открывали возможность завладеть богатствами одной седьмой части суши.

Именно в эту картину безумного мира вписывается бесланская трагедия. Что там погибшие дети и до сих пор оплакивающие их матери. Это так далеко от Нью-Йорка, Чикаго, Лос-Анджелеса. Так же далеко, как и Белград, который бомбили американские самолеты. Или Донбасс, где много лет поддерживаемые Обамой, потом Трампом, теперь Байденом националисты «незалежной» убивают мирных людей.

«Война — террор богатых», — пишет Юрген Тоденхефер. Мораль Буша- младшего или Блэра ничем не отличается от морали лидеров запрещенных у нас «Аль -Каиды», «Игил», «Талибана». Для тех и других заповедь «не убий», записанная на страницах и Евангелия, и Корана, ничего не значит. Они берут на вооружение иезуитский принцип «цель оправдывает средства».

Очередное подтверждение этому — драматические события последних недель в Афганистане. Два десятка лет назад американцы решили доставить туда на танковой броне и в бомболюках самолетов священные принципы западной демократии. И чего они добились за это время? Наконец, с чем и как они ушли? Что оставили после себя? Под крылом их последнего самолета, эвакуировавшего граждан США, — земля, где уже готовы сцепиться не на жизнь, а на смерть террористические кланы. Естественно, хочется понять: а о благе ли афганцев пеклись вашингтонские политики, затевая свою оккупационную акцию?

…Мы сегодня вспоминаем о страш­ных событиях сентября 2004-го. Мы зажигаем свечи за упокой погибших. И думаем о будущем. Мы верим, больше такое не повторится. По крайней мере, в России. Хотя бы потому, что россияне не ведут двойную игру с террористами и фанатиками, а настойчиво и бескомпромиссно борются против них у себя в стране и помогают одолеть это зло за ее пределами.
" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "03.09.2021, 08:09" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "03.09.2021" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "08:09" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "03" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "09" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2021" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(876) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#201 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#202 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:03:24.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Исаак Розенфельд  |  27.08.2021 07:37:42

Кино без попкорна

Не знаю, остается ли и сегодня кино из всех искусств для нас важнейшим. Посмотрев с десяток современных фильмов, уже задумываешься: а воо..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "874" ["~ID"]=> string(3) "874" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(32) "Кино без попкорна" ["~TITLE"]=> string(32) "Кино без попкорна" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2021-08-27 07:37:42" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2021-08-27 07:37:42" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "27.08.2021 07:37:42" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "27.08.2021 07:37:42" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(8855) "[JUSTIFY]
[CENTER][B]Не знаю, остается ли и сегодня кино из всех искусств для нас важнейшим. Посмотрев с десяток современных фильмов, уже задумываешься: а вообще-то оно еще остается [/B][B]искусством? [/B][/CENTER]

Как-то включил я телеканал «Наше новое кино». И наткнулся, прямо-таки напоролся на уморительную комедию. В ней некий миллионер, необъятная туша, словно бы один из трех толстяков Юрия Олеши, объявляет конкурс самцов. А ну, кто за считанные дни уложит в постель женщин больше, чем конкуренты?

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Сексуально озабоченного миллионера играет Дмитрий Нагиев. Ему как всегда все равно, в какой лабуде сниматься. А вот за талантливую Равшан Куркову (помните ее в роли узбечки-гастарбайтерши в симпатичном мини-сериале «А у нас во дворе»?) я обиделся. Но еще обиднее было за зрителей. Ведь придумавшие эту историю авторы не сомневались: публика мыльных опер, «Дома-2» и «Комеди Клаб» будет довольна.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Тем не менее, господа, и хорошие фильмы, пусть нечасто, снимаются. И режиссеры первоклассные в России пока не перевелись.  Недавно отмечался юбилей Александра Сокурова. Может, вы пусть мельком слышали это имя? Но почти наверняка вам не довелось увидеть хотя бы одну- единственную из полусотни сокуровских картин. Они не добираются до кинотеа­тров. А их создателя, по-моему, гораздо больше ценят за рубежом, чем на Родине. Его прославленный американский коллега Мартин Скорсезе написал: «Мировому кино необыкновенно повезло, что есть Александр Сокуров. Он и философ-гуманист, и изобретатель новых возможностей кинематографа. Остается лишь удивляться тому мужеству, с которым режиссер продолжает работать в новых для России условиях рынка».

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Кстати, советские киноначальники Сокурова тоже не жаловали. Сейчас чиновников тех вроде нет и в помине, но произведениям крупного художника по-прежнему нет места в прокате.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Попробовал я отыскать в Ютубе сокуровского «Фауста». Отыскал. Но то была версия на итальянском. Даже без закадрового перевода, без русских титров.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Правда, и «Фауст», и «Солнце», и «Русский ковчег» в телеящике, на ноутбуке, планшете, мобильнике то же, что репродукция «Явления Христа народу» на спичечном коробке. Сокурова, как, впрочем, и «Калину красную» Шукшина, и «Заставу Ильича» и «Послесловие» Марлена Хуциева, нельзя оценить, тем более полюбить в подобном, с позволения сказать, формате. Большое кино предназначено для большого экрана. По словам Юрия Тютина, энтузиаста, настойчиво продвигающего российские шедевры в народ, такова естественная среда их обитания. Но достойные фильмы от нее изолированы. Это участь и авторского кинематографа, именуемого по-модному артхаусным, и кино для широкой аудитории, если угодно, народного. Последнее не надо путать с масскультом и шоу-бизнесом.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Тут четкая граница. Все, что потребляется под хруст попкорна, — масскульт. Сокуров, понятно, с попкорном не совместим. Как, впрочем, и советские картины «Летят журавли», «Судьба человека», «В огне брода нет». Немыслимо что-то жевать, запивая колой, когда на экране мальчонка-сирота, дитя войны, бросается на шею тоже одинокому, осиротевшему солдату-фронтовику с рвущим душу криком: «Папка, родненький!».

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Как будто бы миры Сокурова и недавно ушедшего из жизни Владимира Меньшова во всем противоположны друг другу. Но тот и другой пребывают на территории искусства.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Да, когда-то кино смотрели самозабвенно, на полтора часа все происходившее за пределами темного зала словно исчезало. И это не пропагандистский миф, что после «Девяти дней одного года» подростки мечтали посвятить себя науке. А реплика из «Офицеров»: «Есть такая профессия — Родину защищать!» воспринималась многими как жизненный ориентир.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Возможно ли возродить это трепетное отношение к настоящему кино? Послушаем еще раз Юрия Тютина. Он причастен к повторной демонстрации отреставрированных фильмов Элема Климова, Георгия Данелии, Карена Шахназарова. Все они с успехом шли на множестве площадок и по сборам опережали американский «Форсаж». А вот совсем уж чудо-чудное, диво-дивное: не где-нибудь, а во Франции взахлеб смотрели, не поверите, «Карнавальную ночь». Тютин говорит, он и сам увидел другое кино, не то, что бессчетно часто крутят по новогоднему ТВ. Красивое, освежающее яркими красками, деталями, глубиной.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]А у наших соседей в Воронеже по весне впервые встретились владельцы кинотеатров и обсуждали, как лучше знакомить россиян со сложными авторскими произведениями, того же Сокурова, к примеру.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Так что в День российского кино есть сдержанный оптимизм на предмет воссоединения большого кино с большим экраном. Точнее — со зрителем. И, может, прозвучавший сто лет назад тезис о важнейшем из искусств обретет новую актуальность.[/JUSTIFY]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(8657) "[JUSTIFY] [CENTER][B]Не знаю, остается ли и сегодня кино из всех искусств для нас важнейшим. Посмотрев с десяток современных фильмов, уже задумываешься: а вообще-то оно еще остается [/B][B]искусством? [/B][/CENTER] Как-то включил я телеканал «Наше новое кино». И наткнулся, прямо-таки напоролся на уморительную комедию. В ней некий миллионер, необъятная туша, словно бы один из трех толстяков Юрия Олеши, объявляет конкурс самцов. А ну, кто за считанные дни уложит в постель женщин больше, чем конкуренты? [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Сексуально озабоченного миллионера играет Дмитрий Нагиев. Ему как всегда все равно, в какой лабуде сниматься. А вот за талантливую Равшан Куркову (помните ее в роли узбечки-гастарбайтерши в симпатичном мини-сериале «А у нас во дворе»?) я обиделся. Но еще обиднее было за зрителей. Ведь придумавшие эту историю авторы не сомневались: публика мыльных опер, «Дома-2» и «Комеди Клаб» будет довольна. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Тем не менее, господа, и хорошие фильмы, пусть нечасто, снимаются. И режиссеры первоклассные в России пока не перевелись. Недавно отмечался юбилей Александра Сокурова. Может, вы пусть мельком слышали это имя? Но почти наверняка вам не довелось увидеть хотя бы одну- единственную из полусотни сокуровских картин. Они не добираются до кинотеа­тров. А их создателя, по-моему, гораздо больше ценят за рубежом, чем на Родине. Его прославленный американский коллега Мартин Скорсезе написал: «Мировому кино необыкновенно повезло, что есть Александр Сокуров. Он и философ-гуманист, и изобретатель новых возможностей кинематографа. Остается лишь удивляться тому мужеству, с которым режиссер продолжает работать в новых для России условиях рынка». [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Кстати, советские киноначальники Сокурова тоже не жаловали. Сейчас чиновников тех вроде нет и в помине, но произведениям крупного художника по-прежнему нет места в прокате. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Попробовал я отыскать в Ютубе сокуровского «Фауста». Отыскал. Но то была версия на итальянском. Даже без закадрового перевода, без русских титров. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Правда, и «Фауст», и «Солнце», и «Русский ковчег» в телеящике, на ноутбуке, планшете, мобильнике то же, что репродукция «Явления Христа народу» на спичечном коробке. Сокурова, как, впрочем, и «Калину красную» Шукшина, и «Заставу Ильича» и «Послесловие» Марлена Хуциева, нельзя оценить, тем более полюбить в подобном, с позволения сказать, формате. Большое кино предназначено для большого экрана. По словам Юрия Тютина, энтузиаста, настойчиво продвигающего российские шедевры в народ, такова естественная среда их обитания. Но достойные фильмы от нее изолированы. Это участь и авторского кинематографа, именуемого по-модному артхаусным, и кино для широкой аудитории, если угодно, народного. Последнее не надо путать с масскультом и шоу-бизнесом. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Тут четкая граница. Все, что потребляется под хруст попкорна, — масскульт. Сокуров, понятно, с попкорном не совместим. Как, впрочем, и советские картины «Летят журавли», «Судьба человека», «В огне брода нет». Немыслимо что-то жевать, запивая колой, когда на экране мальчонка-сирота, дитя войны, бросается на шею тоже одинокому, осиротевшему солдату-фронтовику с рвущим душу криком: «Папка, родненький!». [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Как будто бы миры Сокурова и недавно ушедшего из жизни Владимира Меньшова во всем противоположны друг другу. Но тот и другой пребывают на территории искусства. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Да, когда-то кино смотрели самозабвенно, на полтора часа все происходившее за пределами темного зала словно исчезало. И это не пропагандистский миф, что после «Девяти дней одного года» подростки мечтали посвятить себя науке. А реплика из «Офицеров»: «Есть такая профессия — Родину защищать!» воспринималась многими как жизненный ориентир. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Возможно ли возродить это трепетное отношение к настоящему кино? Послушаем еще раз Юрия Тютина. Он причастен к повторной демонстрации отреставрированных фильмов Элема Климова, Георгия Данелии, Карена Шахназарова. Все они с успехом шли на множестве площадок и по сборам опережали американский «Форсаж». А вот совсем уж чудо-чудное, диво-дивное: не где-нибудь, а во Франции взахлеб смотрели, не поверите, «Карнавальную ночь». Тютин говорит, он и сам увидел другое кино, не то, что бессчетно часто крутят по новогоднему ТВ. Красивое, освежающее яркими красками, деталями, глубиной. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]А у наших соседей в Воронеже по весне впервые встретились владельцы кинотеатров и обсуждали, как лучше знакомить россиян со сложными авторскими произведениями, того же Сокурова, к примеру. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Так что в День российского кино есть сдержанный оптимизм на предмет воссоединения большого кино с большим экраном. Точнее — со зрителем. И, может, прозвучавший сто лет назад тезис о важнейшем из искусств обретет новую актуальность.[/JUSTIFY]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(3) "710" ["~VIEWS"]=> string(3) "710" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(17) "kino-bez-popkorna" ["~CODE"]=> string(17) "kino-bez-popkorna" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/16/?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(63) "/blog/autors/16/?page=post&blog=16&id=kino-bez-popkorna" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/16/?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["TEXT_FORMATED"]=> string(8839) "

Не знаю, остается ли и сегодня кино из всех искусств для нас важнейшим. Посмотрев с десяток современных фильмов, уже задумываешься: а вообще-то оно еще остается искусством?

Как-то включил я телеканал «Наше новое кино». И наткнулся, прямо-таки напоролся на уморительную комедию. В ней некий миллионер, необъятная туша, словно бы один из трех толстяков Юрия Олеши, объявляет конкурс самцов. А ну, кто за считанные дни уложит в постель женщин больше, чем конкуренты?

Сексуально озабоченного миллионера играет Дмитрий Нагиев. Ему как всегда все равно, в какой лабуде сниматься. А вот за талантливую Равшан Куркову (помните ее в роли узбечки-гастарбайтерши в симпатичном мини-сериале «А у нас во дворе»?) я обиделся. Но еще обиднее было за зрителей. Ведь придумавшие эту историю авторы не сомневались: публика мыльных опер, «Дома-2» и «Комеди Клаб» будет довольна.

Тем не менее, господа, и хорошие фильмы, пусть нечасто, снимаются. И режиссеры первоклассные в России пока не перевелись.  Недавно отмечался юбилей Александра Сокурова. Может, вы пусть мельком слышали это имя? Но почти наверняка вам не довелось увидеть хотя бы одну- единственную из полусотни сокуровских картин. Они не добираются до кинотеа­тров. А их создателя, по-моему, гораздо больше ценят за рубежом, чем на Родине. Его прославленный американский коллега Мартин Скорсезе написал: «Мировому кино необыкновенно повезло, что есть Александр Сокуров. Он и философ-гуманист, и изобретатель новых возможностей кинематографа. Остается лишь удивляться тому мужеству, с которым режиссер продолжает работать в новых для России условиях рынка».

Кстати, советские киноначальники Сокурова тоже не жаловали. Сейчас чиновников тех вроде нет и в помине, но произведениям крупного художника по-прежнему нет места в прокате.

Попробовал я отыскать в Ютубе сокуровского «Фауста». Отыскал. Но то была версия на итальянском. Даже без закадрового перевода, без русских титров.

Правда, и «Фауст», и «Солнце», и «Русский ковчег» в телеящике, на ноутбуке, планшете, мобильнике то же, что репродукция «Явления Христа народу» на спичечном коробке. Сокурова, как, впрочем, и «Калину красную» Шукшина, и «Заставу Ильича» и «Послесловие» Марлена Хуциева, нельзя оценить, тем более полюбить в подобном, с позволения сказать, формате. Большое кино предназначено для большого экрана. По словам Юрия Тютина, энтузиаста, настойчиво продвигающего российские шедевры в народ, такова естественная среда их обитания. Но достойные фильмы от нее изолированы. Это участь и авторского кинематографа, именуемого по-модному артхаусным, и кино для широкой аудитории, если угодно, народного. Последнее не надо путать с масскультом и шоу-бизнесом.

Тут четкая граница. Все, что потребляется под хруст попкорна, — масскульт. Сокуров, понятно, с попкорном не совместим. Как, впрочем, и советские картины «Летят журавли», «Судьба человека», «В огне брода нет». Немыслимо что-то жевать, запивая колой, когда на экране мальчонка-сирота, дитя войны, бросается на шею тоже одинокому, осиротевшему солдату-фронтовику с рвущим душу криком: «Папка, родненький!».

Как будто бы миры Сокурова и недавно ушедшего из жизни Владимира Меньшова во всем противоположны друг другу. Но тот и другой пребывают на территории искусства.

Да, когда-то кино смотрели самозабвенно, на полтора часа все происходившее за пределами темного зала словно исчезало. И это не пропагандистский миф, что после «Девяти дней одного года» подростки мечтали посвятить себя науке. А реплика из «Офицеров»: «Есть такая профессия — Родину защищать!» воспринималась многими как жизненный ориентир.

Возможно ли возродить это трепетное отношение к настоящему кино? Послушаем еще раз Юрия Тютина. Он причастен к повторной демонстрации отреставрированных фильмов Элема Климова, Георгия Данелии, Карена Шахназарова. Все они с успехом шли на множестве площадок и по сборам опережали американский «Форсаж». А вот совсем уж чудо-чудное, диво-дивное: не где-нибудь, а во Франции взахлеб смотрели, не поверите, «Карнавальную ночь». Тютин говорит, он и сам увидел другое кино, не то, что бессчетно часто крутят по новогоднему ТВ. Красивое, освежающее яркими красками, деталями, глубиной.

А у наших соседей в Воронеже по весне впервые встретились владельцы кинотеатров и обсуждали, как лучше знакомить россиян со сложными авторскими произведениями, того же Сокурова, к примеру.

Так что в День российского кино есть сдержанный оптимизм на предмет воссоединения большого кино с большим экраном. Точнее — со зрителем. И, может, прозвучавший сто лет назад тезис о важнейшем из искусств обретет новую актуальность.
" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "27.08.2021, 07:37" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "27.08.2021" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "07:37" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "27" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "08" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2021" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(874) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#201 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#202 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:03:24.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных