Сб, 06 Марта, 2021
Липецк: $ 74.44 90.37
Исаак Розенфельд

Исаак Розенфельд

Обозреватель "Липецкой газеты"
Публикаций: 217
Исаак Розенфельд  |  18.09.2020 10:23:35

Уживутся ли Интернет с Гуттенбергом?

Признаться, не подозревал, что в календаре есть Международный день электронной книги. Он отмечается 18 сентября. Может, полагается в чест..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "791" ["~ID"]=> string(3) "791" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(67) "Уживутся ли Интернет с Гуттенбергом?" ["~TITLE"]=> string(67) "Уживутся ли Интернет с Гуттенбергом?" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2020-09-18 10:23:35" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2020-09-18 10:23:35" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "18.09.2020 10:23:35" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "18.09.2020 10:23:35" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(8250) "[P][/P]
[P][B]Признаться, не подозревал, что в календаре есть Международный день электронной книги. Он отмечается 18 сентября. [/B][/P]
[P]Может, полагается в честь его обязательно прочитать «У лукоморья дуб зеленый» не в собрании сочинений Пушкина, а на экране? Вялотекущие дискуссии о том, исчезнут ли печатные книги, вытесненные электронными, уже навевают скуку. Не скрою, господа: мне трудно представить человека, который прочитает, оценит, полюбит «Братьев Карамазовых» или «Мастера и Маргариту» в электронном виде. [/P]
[P]На моей стороне, между прочим, психологи из Соединенных Штатов, где, согласитесь, живут люди прагматичные и рациональные. Так вот, они считают: отказываясь от бумажных книг, теряешь приблизительно 30 процентов эмоций, впечатлений от прочитанного. Беря в руки не компактный, легкий гаджет, а привычный, весомый том, ты вступаешь в более близкий контакт с текстом. А знаменитый итальянский филолог и прозаик, автор популярного во всем мире романа «Имя розы» Умберто Эко прямо-таки призывал: «Не останемся же безучастными к ощущениям, испытываемым кончиками пальцев при соприкосновении с книгой». Шелест страниц. Их запах, фактура. Шрифт, иллюстрации. Воздействие всего этого со времен Гуттенберга и Ивана Федорова живет в наших генах столетия. [/P]
[P]Что, однако, не обесценивает электронную книгу. Она полезна точно так же, как навык скорочтения, когда речь идет о деловой, учебной, технической литературе. У таких книг свои преимущества. Сотни трудов становятся нашими необременительными спутниками в дороге, умещаясь в рюкзаке, портфеле, дамской сумочке вместе с баклажкой воды или яблоком. Я уж не говорю о том, что благодаря этому изобретению в любом уголке, вдали от столиц и академических библиотек нам доступны раритеты, чей тираж исчисляется сотней, а то и десятком экземпляров. [/P]
[P]Какой смысл спорить о судьбе книги через десять или через сто лет? Смешно уподобляться персонажу фильма «Москва слезам не верит», который уверял: телевидение заменит все. Не нужны ни театры, ни кино, ни литература, раз имеется магический ящик, что умеет и просвещать, и информировать, и развлекать. [/P]
[P]Прогноз этот не сбылся. Хотя, конечно, ТВ жестко соперничает за наше внимание и наше время со всеми «смежниками». Но, по мнению того же ироничного Умберто Эко, чересчур усердные телезрители, перестающие читать, входят в группу риска, как и люди, удовольствия ради впрыскивающие себе в вену смертоносные вещества. Сравнение шокирующее, но оно оправдано. [/P]
[P]Ученые говорят: художественная литература играет особую роль в развитии интеллекта. Уже не итальянец Эко, а один из наших писателей-соотечественников замечает: читая, мы как бы снимаем у себя в голове фильм. Включается воображение: как выглядели Гамлет, Евгений Онегин, граф Монте-Кристо, какими были мир, атмосфера, в которой они жили. Мозг вынужден работать. И гораздо интенсивнее, чем у зрителя, получающего все готовеньким из рук режиссеров, операторов, актеров. И ТВ, и картинки в Интернете не стимулируют фантазию, а, скорее, усыпляют ее. [/P]
[P]Что же в сухом остатке? На каком носителе читать — дело десятое. Можно даже не читать, а слушать: чем плохи аудиокниги? Когда голос Дмитрия Журавлева озвучивает «Василия Теркина», а Михаил Козаков приобщает нас к поэзии Бродского — это особая радость. [/P]
[P]А я вот почему-то вспоминаю пятый или десятый экземпляр машинописного, самиздатовского «Собачьего сердца». Мне дали его на полдня, и я ломал глаза, едва различая бледные, расплывающиеся строчки. Потом уж мне повезло заполучить булгаковскую повесть, выпущенную русским эмигрантским издательством в Париже. А еще позже я поставил на полку наш, российский сборник прозы Михаила Афанасьевича с тем же «Собачьим сердцем». И у всех этих чтений-­перечитываний были свои особенности. Каждое из них что-то меняло в моем понимании этой истории. Не стоит ли попробовать прочитать теперь про Шарикова и профессора Преображенского в электронной книге? Вдруг я обнаружу нечто новое, незамеченное прежде?[/P]
[P]Давайте попытаемся не допустить, чтобы с нами случилось то, что описано Брэдбери в романе «451 градус по Фаренгейту». Давайте возвращать себе репутацию самого читающего народа. Позвольте напомнить. В отличие от Англии и США, где книгоиздание, рассчитанное на массового читателя, в сущности, началось после Второй мировой войны, у нас книги сделались хлебом насущным уже в 20 – 30-е годы прошлого столетия. Тогда в Советском Союзе художественной прозы выпускали вдвое больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых.[/P]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(8200) "[P][/P] [P][B]Признаться, не подозревал, что в календаре есть Международный день электронной книги. Он отмечается 18 сентября. [/B][/P] [P]Может, полагается в честь его обязательно прочитать «У лукоморья дуб зеленый» не в собрании сочинений Пушкина, а на экране? Вялотекущие дискуссии о том, исчезнут ли печатные книги, вытесненные электронными, уже навевают скуку. Не скрою, господа: мне трудно представить человека, который прочитает, оценит, полюбит «Братьев Карамазовых» или «Мастера и Маргариту» в электронном виде. [/P] [P]На моей стороне, между прочим, психологи из Соединенных Штатов, где, согласитесь, живут люди прагматичные и рациональные. Так вот, они считают: отказываясь от бумажных книг, теряешь приблизительно 30 процентов эмоций, впечатлений от прочитанного. Беря в руки не компактный, легкий гаджет, а привычный, весомый том, ты вступаешь в более близкий контакт с текстом. А знаменитый итальянский филолог и прозаик, автор популярного во всем мире романа «Имя розы» Умберто Эко прямо-таки призывал: «Не останемся же безучастными к ощущениям, испытываемым кончиками пальцев при соприкосновении с книгой». Шелест страниц. Их запах, фактура. Шрифт, иллюстрации. Воздействие всего этого со времен Гуттенберга и Ивана Федорова живет в наших генах столетия. [/P] [P]Что, однако, не обесценивает электронную книгу. Она полезна точно так же, как навык скорочтения, когда речь идет о деловой, учебной, технической литературе. У таких книг свои преимущества. Сотни трудов становятся нашими необременительными спутниками в дороге, умещаясь в рюкзаке, портфеле, дамской сумочке вместе с баклажкой воды или яблоком. Я уж не говорю о том, что благодаря этому изобретению в любом уголке, вдали от столиц и академических библиотек нам доступны раритеты, чей тираж исчисляется сотней, а то и десятком экземпляров. [/P] [P]Какой смысл спорить о судьбе книги через десять или через сто лет? Смешно уподобляться персонажу фильма «Москва слезам не верит», который уверял: телевидение заменит все. Не нужны ни театры, ни кино, ни литература, раз имеется магический ящик, что умеет и просвещать, и информировать, и развлекать. [/P] [P]Прогноз этот не сбылся. Хотя, конечно, ТВ жестко соперничает за наше внимание и наше время со всеми «смежниками». Но, по мнению того же ироничного Умберто Эко, чересчур усердные телезрители, перестающие читать, входят в группу риска, как и люди, удовольствия ради впрыскивающие себе в вену смертоносные вещества. Сравнение шокирующее, но оно оправдано. [/P] [P]Ученые говорят: художественная литература играет особую роль в развитии интеллекта. Уже не итальянец Эко, а один из наших писателей-соотечественников замечает: читая, мы как бы снимаем у себя в голове фильм. Включается воображение: как выглядели Гамлет, Евгений Онегин, граф Монте-Кристо, какими были мир, атмосфера, в которой они жили. Мозг вынужден работать. И гораздо интенсивнее, чем у зрителя, получающего все готовеньким из рук режиссеров, операторов, актеров. И ТВ, и картинки в Интернете не стимулируют фантазию, а, скорее, усыпляют ее. [/P] [P]Что же в сухом остатке? На каком носителе читать — дело десятое. Можно даже не читать, а слушать: чем плохи аудиокниги? Когда голос Дмитрия Журавлева озвучивает «Василия Теркина», а Михаил Козаков приобщает нас к поэзии Бродского — это особая радость. [/P] [P]А я вот почему-то вспоминаю пятый или десятый экземпляр машинописного, самиздатовского «Собачьего сердца». Мне дали его на полдня, и я ломал глаза, едва различая бледные, расплывающиеся строчки. Потом уж мне повезло заполучить булгаковскую повесть, выпущенную русским эмигрантским издательством в Париже. А еще позже я поставил на полку наш, российский сборник прозы Михаила Афанасьевича с тем же «Собачьим сердцем». И у всех этих чтений-­перечитываний были свои особенности. Каждое из них что-то меняло в моем понимании этой истории. Не стоит ли попробовать прочитать теперь про Шарикова и профессора Преображенского в электронной книге? Вдруг я обнаружу нечто новое, незамеченное прежде?[/P] [P]Давайте попытаемся не допустить, чтобы с нами случилось то, что описано Брэдбери в романе «451 градус по Фаренгейту». Давайте возвращать себе репутацию самого читающего народа. Позвольте напомнить. В отличие от Англии и США, где книгоиздание, рассчитанное на массового читателя, в сущности, началось после Второй мировой войны, у нас книги сделались хлебом насущным уже в 20 – 30-е годы прошлого столетия. Тогда в Советском Союзе художественной прозы выпускали вдвое больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых.[/P]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(3) "805" ["~VIEWS"]=> string(3) "805" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(37) "uzhivutsya-li-internet-s-guttenbergom" ["~CODE"]=> string(37) "uzhivutsya-li-internet-s-guttenbergom" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/16/?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(83) "/blog/autors/16/?page=post&blog=16&id=uzhivutsya-li-internet-s-guttenbergom" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/16/?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["TEXT_FORMATED"]=> string(8169) "

Признаться, не подозревал, что в календаре есть Международный день электронной книги. Он отмечается 18 сентября.

Может, полагается в честь его обязательно прочитать «У лукоморья дуб зеленый» не в собрании сочинений Пушкина, а на экране? Вялотекущие дискуссии о том, исчезнут ли печатные книги, вытесненные электронными, уже навевают скуку. Не скрою, господа: мне трудно представить человека, который прочитает, оценит, полюбит «Братьев Карамазовых» или «Мастера и Маргариту» в электронном виде.

На моей стороне, между прочим, психологи из Соединенных Штатов, где, согласитесь, живут люди прагматичные и рациональные. Так вот, они считают: отказываясь от бумажных книг, теряешь приблизительно 30 процентов эмоций, впечатлений от прочитанного. Беря в руки не компактный, легкий гаджет, а привычный, весомый том, ты вступаешь в более близкий контакт с текстом. А знаменитый итальянский филолог и прозаик, автор популярного во всем мире романа «Имя розы» Умберто Эко прямо-таки призывал: «Не останемся же безучастными к ощущениям, испытываемым кончиками пальцев при соприкосновении с книгой». Шелест страниц. Их запах, фактура. Шрифт, иллюстрации. Воздействие всего этого со времен Гуттенберга и Ивана Федорова живет в наших генах столетия.

Что, однако, не обесценивает электронную книгу. Она полезна точно так же, как навык скорочтения, когда речь идет о деловой, учебной, технической литературе. У таких книг свои преимущества. Сотни трудов становятся нашими необременительными спутниками в дороге, умещаясь в рюкзаке, портфеле, дамской сумочке вместе с баклажкой воды или яблоком. Я уж не говорю о том, что благодаря этому изобретению в любом уголке, вдали от столиц и академических библиотек нам доступны раритеты, чей тираж исчисляется сотней, а то и десятком экземпляров.

Какой смысл спорить о судьбе книги через десять или через сто лет? Смешно уподобляться персонажу фильма «Москва слезам не верит», который уверял: телевидение заменит все. Не нужны ни театры, ни кино, ни литература, раз имеется магический ящик, что умеет и просвещать, и информировать, и развлекать.

Прогноз этот не сбылся. Хотя, конечно, ТВ жестко соперничает за наше внимание и наше время со всеми «смежниками». Но, по мнению того же ироничного Умберто Эко, чересчур усердные телезрители, перестающие читать, входят в группу риска, как и люди, удовольствия ради впрыскивающие себе в вену смертоносные вещества. Сравнение шокирующее, но оно оправдано.

Ученые говорят: художественная литература играет особую роль в развитии интеллекта. Уже не итальянец Эко, а один из наших писателей-соотечественников замечает: читая, мы как бы снимаем у себя в голове фильм. Включается воображение: как выглядели Гамлет, Евгений Онегин, граф Монте-Кристо, какими были мир, атмосфера, в которой они жили. Мозг вынужден работать. И гораздо интенсивнее, чем у зрителя, получающего все готовеньким из рук режиссеров, операторов, актеров. И ТВ, и картинки в Интернете не стимулируют фантазию, а, скорее, усыпляют ее.

Что же в сухом остатке? На каком носителе читать — дело десятое. Можно даже не читать, а слушать: чем плохи аудиокниги? Когда голос Дмитрия Журавлева озвучивает «Василия Теркина», а Михаил Козаков приобщает нас к поэзии Бродского — это особая радость.

А я вот почему-то вспоминаю пятый или десятый экземпляр машинописного, самиздатовского «Собачьего сердца». Мне дали его на полдня, и я ломал глаза, едва различая бледные, расплывающиеся строчки. Потом уж мне повезло заполучить булгаковскую повесть, выпущенную русским эмигрантским издательством в Париже. А еще позже я поставил на полку наш, российский сборник прозы Михаила Афанасьевича с тем же «Собачьим сердцем». И у всех этих чтений-­перечитываний были свои особенности. Каждое из них что-то меняло в моем понимании этой истории. Не стоит ли попробовать прочитать теперь про Шарикова и профессора Преображенского в электронной книге? Вдруг я обнаружу нечто новое, незамеченное прежде?

Давайте попытаемся не допустить, чтобы с нами случилось то, что описано Брэдбери в романе «451 градус по Фаренгейту». Давайте возвращать себе репутацию самого читающего народа. Позвольте напомнить. В отличие от Англии и США, где книгоиздание, рассчитанное на массового читателя, в сущности, началось после Второй мировой войны, у нас книги сделались хлебом насущным уже в 20 – 30-е годы прошлого столетия. Тогда в Советском Союзе художественной прозы выпускали вдвое больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "18.09.2020, 10:23" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "18.09.2020" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "10:23" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "18" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "09" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2020" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(791) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#196 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#197 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:03:24.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Исаак Розенфельд  |  04.09.2020 07:35:34

Обжигающий пепел Беслана

Если бы существовала всемирная книга, куда записывали все скорби и боли людские, то 16 лет назад название тихого североосетинского город..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "787" ["~ID"]=> string(3) "787" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(46) "Обжигающий пепел Беслана" ["~TITLE"]=> string(46) "Обжигающий пепел Беслана" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2020-09-04 07:35:34" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2020-09-04 07:35:34" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "04.09.2020 07:35:34" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "04.09.2020 07:35:34" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(8220) "[JUSTIFY]
[CENTER][B]Если бы существовала всемирная книга, [/B][B]куда записывали все скорби и боли [/B][B]людские, то 16 лет назад название тихого [/B][B]североосетинского городка Беслан [/B][B]занесли бы в нее рядом с Освенцимом, [/B][B]Хиросимой, Хатынью.[/B][/CENTER]

О таких трагедиях задолго до Беслана горько свидетельствовала на последней странице своего дневника девочка-подросток из Нидерландов по имени Анна Франк: бывают времена, когда люди так отвратительно жестоки, что начинаешь сомневаться в истине, милосердии, справедливости Господа Бога. Она поставила точку и вскоре сгинула в гитлеровском концлагере Берген-Бельзен.
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]После Второй мировой многие верили: отныне ни с одним ребенком на Земле не случится ничего похожего на то, что выпало на долю автора дневника, детей блокадного Ленинграда, малолетних узников, из которых выкачивали кровь для раненых солдат вермахта. Только эта надежда растаяла так же, как убеждение в немыслимости третьей мировой войны. Политологи, кстати, полагают: она не просто мыслима, она уже идет. И это война с терроризмом.
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Так или иначе, а спустя 60 лет после смерти Анны Франк вооруженные до зубов боевики захватили школу в Беслане. Они держали заложников всего три первых сентябрьских дня. Но этого времени хватило, чтобы повторить все, о чем сказано в старом стихотворении об Освенциме:
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Мужчины мучили детей. [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Умно. Намеренно. Умело.[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Творили будничное дело,[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Трудились — мучили [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]                                  детей.
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Среди пленников были и учителя, и родители, что привели детишек с букетами цветов на праздник первого звонка. И все-таки ставка у ваххабитов была именно на детей. Они целились в самое уязвимое, грозили уничтожить самое дорогое для любого нормального человека, для любого народа. Они безошибочно выбрали мишень — будущее.
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]И сверстники девочки из Нидерландов, и первоклашки-второклашки Беслана испытали отчаяние, которое не по силам и взрослому. Им сутками не давали еды и воды. На их глазах расстреливали непослушных. Шестилетняя девочка заплакала — выстрел. Пожилой педагог о чем-то попросил — выстрел. Надо было добиться, чтобы все молчали и подчинялись. Им говорили: вас никто не собирается спасать, вы никому не нужны.
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Забитая взрывчаткой и оружием школа, где на протяжение века учились несколько поколений, их матери, отцы, деды и прадеды, обжитая, своя, превратилась в ад. Вырваться из него повезло не всем. 334 человека погибли. Больше половины — дети. Одних настигли пули, осколки. Другие задохнулись в огне и дыму. Бандиты, эти «великие герои», заслонялись от идущих на штурм спецназовцев малышами как живым щитом. Для 186 мальчишек и девчонок 4 сентября уже не наступило. А 72 ребенка стали инвалидами. Пожизненно.
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Те, кто спасся, кого учителя и бойцы спецназа вытаскивали из-под огня, были спасены не только физически. Об этих детях заботились всем миром, помогая отойти от потрясения. Каждый из 40 тысяч жителей Беслана делал для них что мог. Простой и трогательный факт. У 17 детей погибли родители. Но никто из осиротевших не рос в детском доме, всех взяли в семьи.
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Годы рубцуют раны, но они болят. До сих пор не высохли слезы у женщин, чьи сыновья и дочери лежат на кладбище, которое в Беслане называют Городом ангелов. И до сих пор нет полной ясности, был ли реальный шанс избежать стольких жертв. Специалисты, депутаты, очевидцы не пришли к согласию. Но спецназовцы себя не жалели. Погибли командиры всех трех штурмовых отрядов. Памятник бойцам, павшим в схватке с террористами, поставлен с искренней благодарностью. Тем не менее вопрос, все ли делалось как надо, по-прежнему звучит.
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Я, естественно, не знаю ответа. Не знаю, возможна ли была бескровная развязка абсолютно тупиковой, бесчеловечной ситуации? И разве не на эту безвыходность рассчитывали боевики?
[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Беда Беслана — непреходящая боль и христиан, и мусульман, и верующих, и неверующих. Пепел пылавшей в 2004-м школы не остыл. Он обжигает. Он стучит в наши сердца.
    [/JUSTIFY]
[P]Тот тяжелейший урок не прошел даром. Владимир Путин тогда сказал, что случившееся — вызов всей России, всему народу, это нападение на нашу страну. Вызов был принят. В дальнейшем такие теракты не раз удавалось предотвращать. И я всем сердцем надеюсь, что подобная трагедия не повторится нигде и никогда.[/P]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(7885) "[JUSTIFY] [CENTER][B]Если бы существовала всемирная книга, [/B][B]куда записывали все скорби и боли [/B][B]людские, то 16 лет назад название тихого [/B][B]североосетинского городка Беслан [/B][B]занесли бы в нее рядом с Освенцимом, [/B][B]Хиросимой, Хатынью.[/B][/CENTER] О таких трагедиях задолго до Беслана горько свидетельствовала на последней странице своего дневника девочка-подросток из Нидерландов по имени Анна Франк: бывают времена, когда люди так отвратительно жестоки, что начинаешь сомневаться в истине, милосердии, справедливости Господа Бога. Она поставила точку и вскоре сгинула в гитлеровском концлагере Берген-Бельзен. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]После Второй мировой многие верили: отныне ни с одним ребенком на Земле не случится ничего похожего на то, что выпало на долю автора дневника, детей блокадного Ленинграда, малолетних узников, из которых выкачивали кровь для раненых солдат вермахта. Только эта надежда растаяла так же, как убеждение в немыслимости третьей мировой войны. Политологи, кстати, полагают: она не просто мыслима, она уже идет. И это война с терроризмом. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Так или иначе, а спустя 60 лет после смерти Анны Франк вооруженные до зубов боевики захватили школу в Беслане. Они держали заложников всего три первых сентябрьских дня. Но этого времени хватило, чтобы повторить все, о чем сказано в старом стихотворении об Освенциме: [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Мужчины мучили детей. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Умно. Намеренно. Умело.[/JUSTIFY] [JUSTIFY]Творили будничное дело,[/JUSTIFY] [JUSTIFY]Трудились — мучили [/JUSTIFY] [JUSTIFY] детей. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Среди пленников были и учителя, и родители, что привели детишек с букетами цветов на праздник первого звонка. И все-таки ставка у ваххабитов была именно на детей. Они целились в самое уязвимое, грозили уничтожить самое дорогое для любого нормального человека, для любого народа. Они безошибочно выбрали мишень — будущее. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]И сверстники девочки из Нидерландов, и первоклашки-второклашки Беслана испытали отчаяние, которое не по силам и взрослому. Им сутками не давали еды и воды. На их глазах расстреливали непослушных. Шестилетняя девочка заплакала — выстрел. Пожилой педагог о чем-то попросил — выстрел. Надо было добиться, чтобы все молчали и подчинялись. Им говорили: вас никто не собирается спасать, вы никому не нужны. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Забитая взрывчаткой и оружием школа, где на протяжение века учились несколько поколений, их матери, отцы, деды и прадеды, обжитая, своя, превратилась в ад. Вырваться из него повезло не всем. 334 человека погибли. Больше половины — дети. Одних настигли пули, осколки. Другие задохнулись в огне и дыму. Бандиты, эти «великие герои», заслонялись от идущих на штурм спецназовцев малышами как живым щитом. Для 186 мальчишек и девчонок 4 сентября уже не наступило. А 72 ребенка стали инвалидами. Пожизненно. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Те, кто спасся, кого учителя и бойцы спецназа вытаскивали из-под огня, были спасены не только физически. Об этих детях заботились всем миром, помогая отойти от потрясения. Каждый из 40 тысяч жителей Беслана делал для них что мог. Простой и трогательный факт. У 17 детей погибли родители. Но никто из осиротевших не рос в детском доме, всех взяли в семьи. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Годы рубцуют раны, но они болят. До сих пор не высохли слезы у женщин, чьи сыновья и дочери лежат на кладбище, которое в Беслане называют Городом ангелов. И до сих пор нет полной ясности, был ли реальный шанс избежать стольких жертв. Специалисты, депутаты, очевидцы не пришли к согласию. Но спецназовцы себя не жалели. Погибли командиры всех трех штурмовых отрядов. Памятник бойцам, павшим в схватке с террористами, поставлен с искренней благодарностью. Тем не менее вопрос, все ли делалось как надо, по-прежнему звучит. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Я, естественно, не знаю ответа. Не знаю, возможна ли была бескровная развязка абсолютно тупиковой, бесчеловечной ситуации? И разве не на эту безвыходность рассчитывали боевики? [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Беда Беслана — непреходящая боль и христиан, и мусульман, и верующих, и неверующих. Пепел пылавшей в 2004-м школы не остыл. Он обжигает. Он стучит в наши сердца. [/JUSTIFY] [P]Тот тяжелейший урок не прошел даром. Владимир Путин тогда сказал, что случившееся — вызов всей России, всему народу, это нападение на нашу страну. Вызов был принят. В дальнейшем такие теракты не раз удавалось предотвращать. И я всем сердцем надеюсь, что подобная трагедия не повторится нигде и никогда.[/P]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(3) "785" ["~VIEWS"]=> string(3) "785" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(29) "obzhigayushchiy-pepel-beslana" ["~CODE"]=> string(29) "obzhigayushchiy-pepel-beslana" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/16/?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(75) "/blog/autors/16/?page=post&blog=16&id=obzhigayushchiy-pepel-beslana" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/16/?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["TEXT_FORMATED"]=> string(8129) "

Если бы существовала всемирная книга, куда записывали все скорби и боли людские, то 16 лет назад название тихого североосетинского городка Беслан занесли бы в нее рядом с Освенцимом, Хиросимой, Хатынью.

О таких трагедиях задолго до Беслана горько свидетельствовала на последней странице своего дневника девочка-подросток из Нидерландов по имени Анна Франк: бывают времена, когда люди так отвратительно жестоки, что начинаешь сомневаться в истине, милосердии, справедливости Господа Бога. Она поставила точку и вскоре сгинула в гитлеровском концлагере Берген-Бельзен.
После Второй мировой многие верили: отныне ни с одним ребенком на Земле не случится ничего похожего на то, что выпало на долю автора дневника, детей блокадного Ленинграда, малолетних узников, из которых выкачивали кровь для раненых солдат вермахта. Только эта надежда растаяла так же, как убеждение в немыслимости третьей мировой войны. Политологи, кстати, полагают: она не просто мыслима, она уже идет. И это война с терроризмом.
Так или иначе, а спустя 60 лет после смерти Анны Франк вооруженные до зубов боевики захватили школу в Беслане. Они держали заложников всего три первых сентябрьских дня. Но этого времени хватило, чтобы повторить все, о чем сказано в старом стихотворении об Освенциме:
Мужчины мучили детей.
Умно. Намеренно. Умело.
Творили будничное дело,
Трудились — мучили
                                 детей.
Среди пленников были и учителя, и родители, что привели детишек с букетами цветов на праздник первого звонка. И все-таки ставка у ваххабитов была именно на детей. Они целились в самое уязвимое, грозили уничтожить самое дорогое для любого нормального человека, для любого народа. Они безошибочно выбрали мишень — будущее.
И сверстники девочки из Нидерландов, и первоклашки-второклашки Беслана испытали отчаяние, которое не по силам и взрослому. Им сутками не давали еды и воды. На их глазах расстреливали непослушных. Шестилетняя девочка заплакала — выстрел. Пожилой педагог о чем-то попросил — выстрел. Надо было добиться, чтобы все молчали и подчинялись. Им говорили: вас никто не собирается спасать, вы никому не нужны.
Забитая взрывчаткой и оружием школа, где на протяжение века учились несколько поколений, их матери, отцы, деды и прадеды, обжитая, своя, превратилась в ад. Вырваться из него повезло не всем. 334 человека погибли. Больше половины — дети. Одних настигли пули, осколки. Другие задохнулись в огне и дыму. Бандиты, эти «великие герои», заслонялись от идущих на штурм спецназовцев малышами как живым щитом. Для 186 мальчишек и девчонок 4 сентября уже не наступило. А 72 ребенка стали инвалидами. Пожизненно.
Те, кто спасся, кого учителя и бойцы спецназа вытаскивали из-под огня, были спасены не только физически. Об этих детях заботились всем миром, помогая отойти от потрясения. Каждый из 40 тысяч жителей Беслана делал для них что мог. Простой и трогательный факт. У 17 детей погибли родители. Но никто из осиротевших не рос в детском доме, всех взяли в семьи.
Годы рубцуют раны, но они болят. До сих пор не высохли слезы у женщин, чьи сыновья и дочери лежат на кладбище, которое в Беслане называют Городом ангелов. И до сих пор нет полной ясности, был ли реальный шанс избежать стольких жертв. Специалисты, депутаты, очевидцы не пришли к согласию. Но спецназовцы себя не жалели. Погибли командиры всех трех штурмовых отрядов. Памятник бойцам, павшим в схватке с террористами, поставлен с искренней благодарностью. Тем не менее вопрос, все ли делалось как надо, по-прежнему звучит.
Я, естественно, не знаю ответа. Не знаю, возможна ли была бескровная развязка абсолютно тупиковой, бесчеловечной ситуации? И разве не на эту безвыходность рассчитывали боевики?
Беда Беслана — непреходящая боль и христиан, и мусульман, и верующих, и неверующих. Пепел пылавшей в 2004-м школы не остыл. Он обжигает. Он стучит в наши сердца.
   

Тот тяжелейший урок не прошел даром. Владимир Путин тогда сказал, что случившееся — вызов всей России, всему народу, это нападение на нашу страну. Вызов был принят. В дальнейшем такие теракты не раз удавалось предотвращать. И я всем сердцем надеюсь, что подобная трагедия не повторится нигде и никогда.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "04.09.2020, 07:35" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "04.09.2020" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "07:35" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "04" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "09" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2020" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(787) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#196 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#197 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:03:24.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Исаак Розенфельд  |  28.08.2020 08:06:56

Правда 24 кадра в секунду

Вчера у нас не столько отпраздновали, сколько отметили День российского кино. Многие, впрочем, и не отмечали. Либо запамятовали, либо воо..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "785" ["~ID"]=> string(3) "785" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(44) "Правда 24 кадра в секунду" ["~TITLE"]=> string(44) "Правда 24 кадра в секунду" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2020-08-28 08:06:56" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2020-08-28 08:06:56" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "28.08.2020 08:06:56" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "28.08.2020 08:06:56" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(8373) "[JUSTIFY][LEFT][CENTER]
[/CENTER]
[/LEFT][B]Вчера у нас не столько отпраздновали, сколько отметили День российского кино. Многие, впрочем, и не отмечали. Либо запамятовали, либо вообщене знали. А кто знал, отдавал себе отчет: праздновать-то особо нечего. [/B]


Праздником этот день был для миллионов зрителей, когда кино называлось не российским, а советским. Его смотрели. Его любили. С его героев хотелось делать жизнь. Президент России Владимир Путин вспоминал, какое потрясение испытал он благодаря фильму «Щит и меч». Сыгранный Станиславом Любшиным разведчик Белов помог ему, подростку, ответить на вопрос: кем быть? А сколько молодых людей пошло в науку, покоренных интеллектом и обаянием физика Гусева в «Девяти днях одного года». И сколько мальчишек решило надеть погоны после картины «Офицеры». Помните, там прозвучала знаменитая фраза: «Есть такая профессия — Родину защищать».

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Киноведы и киноманы по всему свету оценивали новаторство и выразительность киноязыка наших лент. Но для массовой аудитории важнее были их герои. Не зря и сегодня журналистка, депутат Госдумы Елена Ямпольская мечтает ввести в школьные программы факультатив по истории отечественного кино. Пусть семнадцатилетние выпускники взрослеют, имея в сердце и памяти «Калину красную», «Летят журавли», «Три тополя на Плющихе».  Чтобы лучше знали себя, свой народ, свою страну. Получили бы нормальные, здоровые представления о человеческой жизни. Плюс — прививку от пошлости.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Те картины, как будто бы заидеологизированные, пропущенные сквозь сито цензурных придирок и поправок, мало того, что удостаивались наград на фестивалях в Каннах и Венеции. Они заставляли публику в Лондоне и Токио, Нью-Йорке и Мехико, Хельсинки и Каире плакать, смеяться, сострадать, восхищаться точно так же, как мы с вами в Москве, Воркуте или Липецке. На фоне голливудских бэтменов, маньяков, киллеров и шерифов кино из России воспринималось, если воспользоваться выражением известного французского режиссера, как правда 24 кадра в секунду. Вот уж была, господа, поистине «мягкая сила». Она пересиливала злые мифы «холодной войны», недоверие и предубеждение против русских.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]А что сейчас? Бойкие, но малопрофессиональные режиссеры и оборотистые продюсеры переселяют в свои картины толпами заокеанских монстров, гангстеров, прекрасных нянь и деток, которых нипочем нель­зя оставлять одних дома. Копируются чужие сюжеты, чужой стиль, чужая мораль. И вместо прививки против пошлости, жестокости и потребительства зрителям, напротив, прививают и пошлость, и цинизм, и привычку к рекам крови. Былая романтика служения и созидания вытесняется блатной романтикой. Экранное пространство по-дружески делят «чернуха» и гламур. Какая там правда 24 кадра в секунду!

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Нет, попытки предложить что-то иное предпринимаются. Иногда более-менее и удаются. «Движение вверх» и недавний «Холоп» достигли даже рекордных сборов. Говорухинский «Ворошиловский стрелок» или объявленные критиками энциклопедией современной России «Двенадцать» Никиты Михалкова, безусловно, затрагивают за живое. Но это капля в море.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Героев наших дней кинематографисты умудряются не замечать. Фильм о чернобыльских ликвидаторах сняли американцы, а не мы. Есть картина об аферисте Мавроди, но нет фильма о подвиге Евгения Родионова, что отказался купить жизнь изменой своей вере и присяге. А будет ли фильм о милиционере Магомеде Нурбагандове, за минуту до гибели от рук игиловцев обратившемся к своим товарищам: «Работайте, братья!». И уж подавно мало шансов увидеть на экране обыкновенных трудяг, которые честно делают дело.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Наш кинорежиссер Карен Шахназаров горько сетует: у его молодых коллег нет внутреннего багажа, точки опоры. Артхаузные авторы изготавливают претенциозные и тоскливые опусы, настроенные на ожидания и похвалы Запада. А это гарантируется, если ты изображаешь свою Родину, своих соотечественников пьяными, дремучими, опасными для всего остального мира. Прочие кинодельцы готовы снимать что попало, лишь бы деньги дали. Их персонажи — свирепые, но тупые мафиози, попадающие впросак бабники и  барышни «с низким уровнем социальной ответствен­ности».
[/JUSTIFY]
[P]В чем наш кинематограф XXI века превосходит советский, замечает Карен Шахназаров, так это в технологической оснащенности. «Вот если бы найти возможность наполнить это душой, идеями правильными, тогда, может быть, впереди был бы какой-то подъем», — заключает Карен Георгиевич. И День российского кино, добавлю, мы бы уже праздновали, а не отмечали.[/P]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(8228) "[JUSTIFY][LEFT][CENTER] [/CENTER] [/LEFT][B]Вчера у нас не столько отпраздновали, сколько отметили День российского кино. Многие, впрочем, и не отмечали. Либо запамятовали, либо вообщене знали. А кто знал, отдавал себе отчет: праздновать-то особо нечего. [/B] Праздником этот день был для миллионов зрителей, когда кино называлось не российским, а советским. Его смотрели. Его любили. С его героев хотелось делать жизнь. Президент России Владимир Путин вспоминал, какое потрясение испытал он благодаря фильму «Щит и меч». Сыгранный Станиславом Любшиным разведчик Белов помог ему, подростку, ответить на вопрос: кем быть? А сколько молодых людей пошло в науку, покоренных интеллектом и обаянием физика Гусева в «Девяти днях одного года». И сколько мальчишек решило надеть погоны после картины «Офицеры». Помните, там прозвучала знаменитая фраза: «Есть такая профессия — Родину защищать». [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Киноведы и киноманы по всему свету оценивали новаторство и выразительность киноязыка наших лент. Но для массовой аудитории важнее были их герои. Не зря и сегодня журналистка, депутат Госдумы Елена Ямпольская мечтает ввести в школьные программы факультатив по истории отечественного кино. Пусть семнадцатилетние выпускники взрослеют, имея в сердце и памяти «Калину красную», «Летят журавли», «Три тополя на Плющихе». Чтобы лучше знали себя, свой народ, свою страну. Получили бы нормальные, здоровые представления о человеческой жизни. Плюс — прививку от пошлости. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Те картины, как будто бы заидеологизированные, пропущенные сквозь сито цензурных придирок и поправок, мало того, что удостаивались наград на фестивалях в Каннах и Венеции. Они заставляли публику в Лондоне и Токио, Нью-Йорке и Мехико, Хельсинки и Каире плакать, смеяться, сострадать, восхищаться точно так же, как мы с вами в Москве, Воркуте или Липецке. На фоне голливудских бэтменов, маньяков, киллеров и шерифов кино из России воспринималось, если воспользоваться выражением известного французского режиссера, как правда 24 кадра в секунду. Вот уж была, господа, поистине «мягкая сила». Она пересиливала злые мифы «холодной войны», недоверие и предубеждение против русских. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]А что сейчас? Бойкие, но малопрофессиональные режиссеры и оборотистые продюсеры переселяют в свои картины толпами заокеанских монстров, гангстеров, прекрасных нянь и деток, которых нипочем нель­зя оставлять одних дома. Копируются чужие сюжеты, чужой стиль, чужая мораль. И вместо прививки против пошлости, жестокости и потребительства зрителям, напротив, прививают и пошлость, и цинизм, и привычку к рекам крови. Былая романтика служения и созидания вытесняется блатной романтикой. Экранное пространство по-дружески делят «чернуха» и гламур. Какая там правда 24 кадра в секунду! [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Нет, попытки предложить что-то иное предпринимаются. Иногда более-менее и удаются. «Движение вверх» и недавний «Холоп» достигли даже рекордных сборов. Говорухинский «Ворошиловский стрелок» или объявленные критиками энциклопедией современной России «Двенадцать» Никиты Михалкова, безусловно, затрагивают за живое. Но это капля в море. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Героев наших дней кинематографисты умудряются не замечать. Фильм о чернобыльских ликвидаторах сняли американцы, а не мы. Есть картина об аферисте Мавроди, но нет фильма о подвиге Евгения Родионова, что отказался купить жизнь изменой своей вере и присяге. А будет ли фильм о милиционере Магомеде Нурбагандове, за минуту до гибели от рук игиловцев обратившемся к своим товарищам: «Работайте, братья!». И уж подавно мало шансов увидеть на экране обыкновенных трудяг, которые честно делают дело. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Наш кинорежиссер Карен Шахназаров горько сетует: у его молодых коллег нет внутреннего багажа, точки опоры. Артхаузные авторы изготавливают претенциозные и тоскливые опусы, настроенные на ожидания и похвалы Запада. А это гарантируется, если ты изображаешь свою Родину, своих соотечественников пьяными, дремучими, опасными для всего остального мира. Прочие кинодельцы готовы снимать что попало, лишь бы деньги дали. Их персонажи — свирепые, но тупые мафиози, попадающие впросак бабники и барышни «с низким уровнем социальной ответствен­ности». [/JUSTIFY] [P]В чем наш кинематограф XXI века превосходит советский, замечает Карен Шахназаров, так это в технологической оснащенности. «Вот если бы найти возможность наполнить это душой, идеями правильными, тогда, может быть, впереди был бы какой-то подъем», — заключает Карен Георгиевич. И День российского кино, добавлю, мы бы уже праздновали, а не отмечали.[/P]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(3) "771" ["~VIEWS"]=> string(3) "771" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(25) "pravda-24-kadra-v-sekundu" ["~CODE"]=> string(25) "pravda-24-kadra-v-sekundu" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/16/?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(71) "/blog/autors/16/?page=post&blog=16&id=pravda-24-kadra-v-sekundu" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/16/?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["TEXT_FORMATED"]=> string(8366) "

Вчера у нас не столько отпраздновали, сколько отметили День российского кино. Многие, впрочем, и не отмечали. Либо запамятовали, либо вообщене знали. А кто знал, отдавал себе отчет: праздновать-то особо нечего.


Праздником этот день был для миллионов зрителей, когда кино называлось не российским, а советским. Его смотрели. Его любили. С его героев хотелось делать жизнь. Президент России Владимир Путин вспоминал, какое потрясение испытал он благодаря фильму «Щит и меч». Сыгранный Станиславом Любшиным разведчик Белов помог ему, подростку, ответить на вопрос: кем быть? А сколько молодых людей пошло в науку, покоренных интеллектом и обаянием физика Гусева в «Девяти днях одного года». И сколько мальчишек решило надеть погоны после картины «Офицеры». Помните, там прозвучала знаменитая фраза: «Есть такая профессия — Родину защищать».

Киноведы и киноманы по всему свету оценивали новаторство и выразительность киноязыка наших лент. Но для массовой аудитории важнее были их герои. Не зря и сегодня журналистка, депутат Госдумы Елена Ямпольская мечтает ввести в школьные программы факультатив по истории отечественного кино. Пусть семнадцатилетние выпускники взрослеют, имея в сердце и памяти «Калину красную», «Летят журавли», «Три тополя на Плющихе».  Чтобы лучше знали себя, свой народ, свою страну. Получили бы нормальные, здоровые представления о человеческой жизни. Плюс — прививку от пошлости.

Те картины, как будто бы заидеологизированные, пропущенные сквозь сито цензурных придирок и поправок, мало того, что удостаивались наград на фестивалях в Каннах и Венеции. Они заставляли публику в Лондоне и Токио, Нью-Йорке и Мехико, Хельсинки и Каире плакать, смеяться, сострадать, восхищаться точно так же, как мы с вами в Москве, Воркуте или Липецке. На фоне голливудских бэтменов, маньяков, киллеров и шерифов кино из России воспринималось, если воспользоваться выражением известного французского режиссера, как правда 24 кадра в секунду. Вот уж была, господа, поистине «мягкая сила». Она пересиливала злые мифы «холодной войны», недоверие и предубеждение против русских.

А что сейчас? Бойкие, но малопрофессиональные режиссеры и оборотистые продюсеры переселяют в свои картины толпами заокеанских монстров, гангстеров, прекрасных нянь и деток, которых нипочем нель­зя оставлять одних дома. Копируются чужие сюжеты, чужой стиль, чужая мораль. И вместо прививки против пошлости, жестокости и потребительства зрителям, напротив, прививают и пошлость, и цинизм, и привычку к рекам крови. Былая романтика служения и созидания вытесняется блатной романтикой. Экранное пространство по-дружески делят «чернуха» и гламур. Какая там правда 24 кадра в секунду!

Нет, попытки предложить что-то иное предпринимаются. Иногда более-менее и удаются. «Движение вверх» и недавний «Холоп» достигли даже рекордных сборов. Говорухинский «Ворошиловский стрелок» или объявленные критиками энциклопедией современной России «Двенадцать» Никиты Михалкова, безусловно, затрагивают за живое. Но это капля в море.

Героев наших дней кинематографисты умудряются не замечать. Фильм о чернобыльских ликвидаторах сняли американцы, а не мы. Есть картина об аферисте Мавроди, но нет фильма о подвиге Евгения Родионова, что отказался купить жизнь изменой своей вере и присяге. А будет ли фильм о милиционере Магомеде Нурбагандове, за минуту до гибели от рук игиловцев обратившемся к своим товарищам: «Работайте, братья!». И уж подавно мало шансов увидеть на экране обыкновенных трудяг, которые честно делают дело.

Наш кинорежиссер Карен Шахназаров горько сетует: у его молодых коллег нет внутреннего багажа, точки опоры. Артхаузные авторы изготавливают претенциозные и тоскливые опусы, настроенные на ожидания и похвалы Запада. А это гарантируется, если ты изображаешь свою Родину, своих соотечественников пьяными, дремучими, опасными для всего остального мира. Прочие кинодельцы готовы снимать что попало, лишь бы деньги дали. Их персонажи — свирепые, но тупые мафиози, попадающие впросак бабники и  барышни «с низким уровнем социальной ответствен­ности».

В чем наш кинематограф XXI века превосходит советский, замечает Карен Шахназаров, так это в технологической оснащенности. «Вот если бы найти возможность наполнить это душой, идеями правильными, тогда, может быть, впереди был бы какой-то подъем», — заключает Карен Георгиевич. И День российского кино, добавлю, мы бы уже праздновали, а не отмечали.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "28.08.2020, 08:06" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "28.08.2020" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "08:06" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "28" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "08" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2020" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(785) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#196 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#197 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:03:24.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Исаак Розенфельд  |  21.08.2020 09:40:15

Почему флагом Родины нужно дорожить

Посмотрел знакомый подросток старый фильм о войне: раненый боец выносит из окружения пропитанное кровью знамя части. Стиснув  зубы, о..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "783" ["~ID"]=> string(3) "783" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(66) "Почему флагом Родины нужно дорожить" ["~TITLE"]=> string(66) "Почему флагом Родины нужно дорожить" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2020-08-21 09:40:15" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2020-08-21 09:40:15" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "21.08.2020 09:40:15" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "21.08.2020 09:40:15" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(6618) "[P][/P]
[P][B]Посмотрел знакомый подросток старый фильм о войне: раненый боец выносит из окружения пропитанное кровью знамя части. Стиснув  зубы, он пробирается к линии фронта. Он не имеет права умереть, пока не передаст знамя своим.  [/B][/P]
[P]И тут рациональный современный отрок спрашивает: а почему надо было так беречь обыкновенный кусок материи? Не сразу и найдешься, что ответить. [/P]
[P][/P]
[P]Боюсь, он так же искренне не поймет, чего ради в 30-е годы в какой-то семье прятали и берегли фотографии деда в мундире царской армии. Или зачем его ровесник из 1941-го в захваченной немцами деревне, рискуя, хранил пионерский галстук. Может, кому-то странно, что русский солдат в плену у ваххабитов отказался снять нательный крестик и тем спасти себе жизнь. Кто-то отчужденно наблюдает слезы на глазах олимпийского чемпиона, в чью честь поднимается под купол спортивной арены российский триколор.[/P]
[P][/P]
[P]Символам отводится особое место и в судьбе от­дельных людей, и в истории народов. Они обращены к тому, что не лежит на поверхности. Они связаны с нашими убеждениями, верой, памятью. Для кого-то символом становится дешевое колечко, оставшееся от матери. Для кого-то — потрепанная бабушкина Библия или томик, где он впервые прочитал пушкинское «Уж небо осенью дышало…». Все обретает смысл при условии, что само твое существование осмысленно, что ты помнишь о прошлом и думаешь о будущем. Но в дни потрясений и волнений они могут и разъединять, поскольку первыми попадают в опалу, будь то памятники героям или флаги и гербы. [/P]
[P][/P]
[P]Обратите внимание, с какими полотнищами выхо­дят на улицы протестующие в Белоруссии. Бело-красно-белые флаги сигналят не только о недовольстве правлением Лукашенко. Почти наверняка они обозначают и желание части населения окончательно разорвать с советским прошлым, Союзным государством, отдалиться от России.[/P]
[P][/P]
[P]Собственно, мы тоже когда-то пережили похожую смуту в умах. Выбросим на свалку, призывали либералы, любые приметы и атрибуты советского наследия. У одних вызывал аллергию красный флаг, другие сжигали бумажные копии триколора. У всех хватало аргументов «за» и «против». [/P]
[P][/P]
[P]Но россиянам удалось пройти через кризисную точку, найти компромисс, договориться. Государственным флагом стал триколор. Флагом Вооруженных сил России остался красный, тот, что в мае 45-го был водружен на Рейхстаге. После яростных споров сохранена музыка советского гимна. И даже обращение «товарищ» не отброшено. В господах у нас теперь гражданские лица — бизнесмены, чиновники, бюджетники, хотя последние, честно признаем, не очень-то чувствуют себя господами. А товарищи носят погоны и защищают Отечество и правопорядок. [/P]
[P][/P]
[P]Накануне Дня Российского флага об этом, наверное, стоит напомнить. Ритуального отречения от себя, от отцов и дедов не случилось, что, согласитесь, сыграло позитивную роль в укреплении страны. Жесткое противопоставление современной России Советскому Союзу — путь, на котором мы бы слишком многое потеряли. Даже то, что терять просто недопустимо. Между русским и советским не должно быть непреодолимой пропасти. Как писала известная журналистка, ныне депутат Госдумы Елена Ямпольская, «крестам со звездами воевать незачем. Другая нам требуется война — с разной мерзостью в наших душах. Мерзостью, которая и крест чернит, и звезду позорит. Бог нам в помощь, история — в назидание».[/P]
[P][/P]
[P]       [/P]
[P]Разве не справедливо сказать то же самое о красном знамени и триколоре? Тогда, глядишь, и тот самый подросток скорее разберется, почему Флагом Родины нужно дорожить. Независимо от того, какого он цвета. [/P]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(6503) "[P][/P] [P][B]Посмотрел знакомый подросток старый фильм о войне: раненый боец выносит из окружения пропитанное кровью знамя части. Стиснув  зубы, он пробирается к линии фронта. Он не имеет права умереть, пока не передаст знамя своим.  [/B][/P] [P]И тут рациональный современный отрок спрашивает: а почему надо было так беречь обыкновенный кусок материи? Не сразу и найдешься, что ответить. [/P] [P][/P] [P]Боюсь, он так же искренне не поймет, чего ради в 30-е годы в какой-то семье прятали и берегли фотографии деда в мундире царской армии. Или зачем его ровесник из 1941-го в захваченной немцами деревне, рискуя, хранил пионерский галстук. Может, кому-то странно, что русский солдат в плену у ваххабитов отказался снять нательный крестик и тем спасти себе жизнь. Кто-то отчужденно наблюдает слезы на глазах олимпийского чемпиона, в чью честь поднимается под купол спортивной арены российский триколор.[/P] [P][/P] [P]Символам отводится особое место и в судьбе от­дельных людей, и в истории народов. Они обращены к тому, что не лежит на поверхности. Они связаны с нашими убеждениями, верой, памятью. Для кого-то символом становится дешевое колечко, оставшееся от матери. Для кого-то — потрепанная бабушкина Библия или томик, где он впервые прочитал пушкинское «Уж небо осенью дышало…». Все обретает смысл при условии, что само твое существование осмысленно, что ты помнишь о прошлом и думаешь о будущем. Но в дни потрясений и волнений они могут и разъединять, поскольку первыми попадают в опалу, будь то памятники героям или флаги и гербы. [/P] [P][/P] [P]Обратите внимание, с какими полотнищами выхо­дят на улицы протестующие в Белоруссии. Бело-красно-белые флаги сигналят не только о недовольстве правлением Лукашенко. Почти наверняка они обозначают и желание части населения окончательно разорвать с советским прошлым, Союзным государством, отдалиться от России.[/P] [P][/P] [P]Собственно, мы тоже когда-то пережили похожую смуту в умах. Выбросим на свалку, призывали либералы, любые приметы и атрибуты советского наследия. У одних вызывал аллергию красный флаг, другие сжигали бумажные копии триколора. У всех хватало аргументов «за» и «против». [/P] [P][/P] [P]Но россиянам удалось пройти через кризисную точку, найти компромисс, договориться. Государственным флагом стал триколор. Флагом Вооруженных сил России остался красный, тот, что в мае 45-го был водружен на Рейхстаге. После яростных споров сохранена музыка советского гимна. И даже обращение «товарищ» не отброшено. В господах у нас теперь гражданские лица — бизнесмены, чиновники, бюджетники, хотя последние, честно признаем, не очень-то чувствуют себя господами. А товарищи носят погоны и защищают Отечество и правопорядок. [/P] [P][/P] [P]Накануне Дня Российского флага об этом, наверное, стоит напомнить. Ритуального отречения от себя, от отцов и дедов не случилось, что, согласитесь, сыграло позитивную роль в укреплении страны. Жесткое противопоставление современной России Советскому Союзу — путь, на котором мы бы слишком многое потеряли. Даже то, что терять просто недопустимо. Между русским и советским не должно быть непреодолимой пропасти. Как писала известная журналистка, ныне депутат Госдумы Елена Ямпольская, «крестам со звездами воевать незачем. Другая нам требуется война — с разной мерзостью в наших душах. Мерзостью, которая и крест чернит, и звезду позорит. Бог нам в помощь, история — в назидание».[/P] [P][/P] [P] [/P] [P]Разве не справедливо сказать то же самое о красном знамени и триколоре? Тогда, глядишь, и тот самый подросток скорее разберется, почему Флагом Родины нужно дорожить. Независимо от того, какого он цвета. [/P]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(3) "738" ["~VIEWS"]=> string(3) "738" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(37) "pochemu-flagom-rodiny-nuzhno-dorozhit" ["~CODE"]=> string(37) "pochemu-flagom-rodiny-nuzhno-dorozhit" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/16/?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(83) "/blog/autors/16/?page=post&blog=16&id=pochemu-flagom-rodiny-nuzhno-dorozhit" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/16/?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(31) "Исаак Розенфельд" ["TEXT_FORMATED"]=> string(6483) "

Посмотрел знакомый подросток старый фильм о войне: раненый боец выносит из окружения пропитанное кровью знамя части. Стиснув  зубы, он пробирается к линии фронта. Он не имеет права умереть, пока не передаст знамя своим.  

И тут рациональный современный отрок спрашивает: а почему надо было так беречь обыкновенный кусок материи? Не сразу и найдешься, что ответить.

Боюсь, он так же искренне не поймет, чего ради в 30-е годы в какой-то семье прятали и берегли фотографии деда в мундире царской армии. Или зачем его ровесник из 1941-го в захваченной немцами деревне, рискуя, хранил пионерский галстук. Может, кому-то странно, что русский солдат в плену у ваххабитов отказался снять нательный крестик и тем спасти себе жизнь. Кто-то отчужденно наблюдает слезы на глазах олимпийского чемпиона, в чью честь поднимается под купол спортивной арены российский триколор.

Символам отводится особое место и в судьбе от­дельных людей, и в истории народов. Они обращены к тому, что не лежит на поверхности. Они связаны с нашими убеждениями, верой, памятью. Для кого-то символом становится дешевое колечко, оставшееся от матери. Для кого-то — потрепанная бабушкина Библия или томик, где он впервые прочитал пушкинское «Уж небо осенью дышало…». Все обретает смысл при условии, что само твое существование осмысленно, что ты помнишь о прошлом и думаешь о будущем. Но в дни потрясений и волнений они могут и разъединять, поскольку первыми попадают в опалу, будь то памятники героям или флаги и гербы.

Обратите внимание, с какими полотнищами выхо­дят на улицы протестующие в Белоруссии. Бело-красно-белые флаги сигналят не только о недовольстве правлением Лукашенко. Почти наверняка они обозначают и желание части населения окончательно разорвать с советским прошлым, Союзным государством, отдалиться от России.

Собственно, мы тоже когда-то пережили похожую смуту в умах. Выбросим на свалку, призывали либералы, любые приметы и атрибуты советского наследия. У одних вызывал аллергию красный флаг, другие сжигали бумажные копии триколора. У всех хватало аргументов «за» и «против».

Но россиянам удалось пройти через кризисную точку, найти компромисс, договориться. Государственным флагом стал триколор. Флагом Вооруженных сил России остался красный, тот, что в мае 45-го был водружен на Рейхстаге. После яростных споров сохранена музыка советского гимна. И даже обращение «товарищ» не отброшено. В господах у нас теперь гражданские лица — бизнесмены, чиновники, бюджетники, хотя последние, честно признаем, не очень-то чувствуют себя господами. А товарищи носят погоны и защищают Отечество и правопорядок.

Накануне Дня Российского флага об этом, наверное, стоит напомнить. Ритуального отречения от себя, от отцов и дедов не случилось, что, согласитесь, сыграло позитивную роль в укреплении страны. Жесткое противопоставление современной России Советскому Союзу — путь, на котором мы бы слишком многое потеряли. Даже то, что терять просто недопустимо. Между русским и советским не должно быть непреодолимой пропасти. Как писала известная журналистка, ныне депутат Госдумы Елена Ямпольская, «крестам со звездами воевать незачем. Другая нам требуется война — с разной мерзостью в наших душах. Мерзостью, которая и крест чернит, и звезду позорит. Бог нам в помощь, история — в назидание».

     

Разве не справедливо сказать то же самое о красном знамени и триколоре? Тогда, глядишь, и тот самый подросток скорее разберется, почему Флагом Родины нужно дорожить. Независимо от того, какого он цвета.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "21.08.2020, 09:40" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "21.08.2020" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "09:40" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "21" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "08" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2020" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(783) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#196 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#197 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:03:24.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных