Вс, 11 Апреля, 2021
Липецк: +7° $ 75.81 88.95
Елена Бредис

Елена Бредис

Обозреватель "Липецкой газеты"
Публикаций: 222
Елена Бредис  |  11.09.2018 00:00:00

Детям до 16-ти не разрешается...

В Екатеринбурге школьнице не продали книги Маяковского, Бродского и Есенина. Инцидент произошел накануне Дня знаний в трех магазинах с..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "224" ["~ID"]=> string(3) "224" ["BLOG_ID"]=> string(2) "11" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "11" ["TITLE"]=> string(54) "Детям до 16-ти не разрешается..." ["~TITLE"]=> string(54) "Детям до 16-ти не разрешается..." ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-09-11 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-09-11 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "11.09.2018 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "11.09.2018 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "13" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "13" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10012) "

В Екатеринбурге школьнице не продали книги Маяковского, Бродского и Есенина. Инцидент произошел накануне Дня знаний в трех магазинах сети «Читай-город». Семнадцатилетняя девушка хотела купить сборники стихотворений, но во всех торговых точках ее попросили предъявить паспорт и затем в продаже отказали, сославшись на маркировку «18+». Девушка попыталась переубедить продавцов, объяснив, что все три поэта входят в школьную программу.


Аргументы не подействовали. И, в сущности, вполне закономерно — книжные магазины не могут поступать по-другому, так как соблюдают Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Товар из издательств поступает уже промаркированный, и владельцы книжных сетей бессильны что-либо изменить. Причем издатель не по собственному усмотрению присваивает маркировку, а привлекает экспертов, имеющих аккредитацию Роскомнадзора.


Как видите, крайних найти сложно, хоть и реально. Но дело не только в этом. Если в магазине, не дай бог, продадут семнадцатилетнему выпускнику школы сборник стихов Маяковского с маркировкой «18+», то именно магазин должен будет заплатить штраф в пятьдесят тысяч рублей, а за штрафами может последовать изъятие тиража или даже прекращение работы на три месяца. Условия, понятно, очень жесткие, и нарушать их никто не захочет. А потому пусть лучше старшеклассники не знакомятся с классиками отечественной и западной литературы.


Понятно, что и у классиков далеко не все стоит рекомендовать подросткам. «Защиту Лужина» Набокова пусть читают, а вот с «Лолитой» я бы не спешила. Да и «Черного человека» Есенина я бы в подростковом возрасте не рекомендовала, у них в пубертатном периоде и так психика неустойчивая. Ну и с «Москвой кабацкой», быть может, повременила.


Вот пишу, и сама себе удивляюсь. Мы-то в их возрасте и «Письмом к женщине», и «Черным человеком» зачитывались, и Маяковского нам никто не запрещал. И ничего, психика наша вполне сохранной оставалась. Что же они нынче-то такие нежные? Почему нас творчество Сергея Александровича не склоняло ни к алкоголизму, ни к суициду? Почему мы проникались его состоянием, но не проваливались в него, не захлебывались в нем? Почему для наших нравственных душевных качеств Есенин никакой опасности не представлял?


Ответ напрашивается только один: качества эти были такого свойства, такой степени укорененности, что знакомство с выдающейся поэзией могло их сделать только сильнее и многограннее. Да чего там, скажем откровенно: в их возрасте мы были куда более взрослыми и ответственными.


Но вернемся к законодательным проблемам и к их последствиям. Наши почитатели либеральных ценностей единым фронтом, понятно, выступают против закона, защищающего детей от вредной информации. Их аргументы заранее можно предугадать: «Нужно научить человека работать с этой информацией. Общество расколото, но в нем есть силы, готовые отстаивать право человека на свободную информацию, потому что у нас свободная демократическая страна. Это, собственно, гарантировано нашей Конституцией. Задача учителей, деятелей культуры и писателей в том числе помогать работать с этой информацией, а не просто запрещать» — это мнение доцента ВШЭ Михаила Павловца.


Ну да, свобода слова, свобода доступа к информации. Это как же, деткам в шестом классе не дадут «Лолиту» прочитать, а в седьмом — «Голубое сало» Сорокина со всеми его мерзостями и матерщиной. Вы, господа учителя, обучите ребят работать с этой информацией, чтоб им можно было доступ открыть.


Получается, без маркировки нельзя, как бы либералы ни протестовали. А как же быть с девушкой, которой не продали томик Бродского? Да любые стихи она без проблем найдет в Интернете. Но почему-то ей захотелось именно книги почитать. Опять же, по себе знаю: в Интернете можно перечитывать лишь те любимые стихи, которые ты впервые открыл для себя в книге с шелестящими страницами. Когда память хранит запах, оформление, ощущение на пальцах. Тогда и интернет-суррогат сойдет для того, чтобы эту память освежить. И мне жаль, если эта девушка впервые познакомится с поэзией Бродского во всемирной сети.


И все-таки очень интересно узнать, кто, как и по каким критериям решает, какой именно возрастной регламент присвоить тому или иному литературному произведению: «12+», «16+» или «18+»? Вот «Тихий Дон» Шолохова мы куда отнесем? И жестоких сцен хватает, и то, что мы сегодня называем эротикой, присутствует. Так какую маркировку установим? Но если старшеклассников не познакомить с великим романом Шолохова, они его уже никогда не прочитают. Давайте запретим продавать до совершеннолетия «Мастера и Маргариту» Булгакова, произведение, которое мы впервые читали лет в пятнадцать, а потом многократно перечитывали. А уж Достоевского вообще надо под замок: у него и проститутки, и игроки, и похотливые старцы, — это ж какой вред мы нанесем неокрепшей психике. А может, лучше, чтобы они вообще не читали? Здоровее будут.


Два года назад подобный инцидент произошел в московском магазине «Библио-глобус» — восьмикласснику не продали роман Виктора Гюго «Человек, который смеется», сославшись на маркировку «16+».

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10012) "

В Екатеринбурге школьнице не продали книги Маяковского, Бродского и Есенина. Инцидент произошел накануне Дня знаний в трех магазинах сети «Читай-город». Семнадцатилетняя девушка хотела купить сборники стихотворений, но во всех торговых точках ее попросили предъявить паспорт и затем в продаже отказали, сославшись на маркировку «18+». Девушка попыталась переубедить продавцов, объяснив, что все три поэта входят в школьную программу.


Аргументы не подействовали. И, в сущности, вполне закономерно — книжные магазины не могут поступать по-другому, так как соблюдают Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Товар из издательств поступает уже промаркированный, и владельцы книжных сетей бессильны что-либо изменить. Причем издатель не по собственному усмотрению присваивает маркировку, а привлекает экспертов, имеющих аккредитацию Роскомнадзора.


Как видите, крайних найти сложно, хоть и реально. Но дело не только в этом. Если в магазине, не дай бог, продадут семнадцатилетнему выпускнику школы сборник стихов Маяковского с маркировкой «18+», то именно магазин должен будет заплатить штраф в пятьдесят тысяч рублей, а за штрафами может последовать изъятие тиража или даже прекращение работы на три месяца. Условия, понятно, очень жесткие, и нарушать их никто не захочет. А потому пусть лучше старшеклассники не знакомятся с классиками отечественной и западной литературы.


Понятно, что и у классиков далеко не все стоит рекомендовать подросткам. «Защиту Лужина» Набокова пусть читают, а вот с «Лолитой» я бы не спешила. Да и «Черного человека» Есенина я бы в подростковом возрасте не рекомендовала, у них в пубертатном периоде и так психика неустойчивая. Ну и с «Москвой кабацкой», быть может, повременила.


Вот пишу, и сама себе удивляюсь. Мы-то в их возрасте и «Письмом к женщине», и «Черным человеком» зачитывались, и Маяковского нам никто не запрещал. И ничего, психика наша вполне сохранной оставалась. Что же они нынче-то такие нежные? Почему нас творчество Сергея Александровича не склоняло ни к алкоголизму, ни к суициду? Почему мы проникались его состоянием, но не проваливались в него, не захлебывались в нем? Почему для наших нравственных душевных качеств Есенин никакой опасности не представлял?


Ответ напрашивается только один: качества эти были такого свойства, такой степени укорененности, что знакомство с выдающейся поэзией могло их сделать только сильнее и многограннее. Да чего там, скажем откровенно: в их возрасте мы были куда более взрослыми и ответственными.


Но вернемся к законодательным проблемам и к их последствиям. Наши почитатели либеральных ценностей единым фронтом, понятно, выступают против закона, защищающего детей от вредной информации. Их аргументы заранее можно предугадать: «Нужно научить человека работать с этой информацией. Общество расколото, но в нем есть силы, готовые отстаивать право человека на свободную информацию, потому что у нас свободная демократическая страна. Это, собственно, гарантировано нашей Конституцией. Задача учителей, деятелей культуры и писателей в том числе помогать работать с этой информацией, а не просто запрещать» — это мнение доцента ВШЭ Михаила Павловца.


Ну да, свобода слова, свобода доступа к информации. Это как же, деткам в шестом классе не дадут «Лолиту» прочитать, а в седьмом — «Голубое сало» Сорокина со всеми его мерзостями и матерщиной. Вы, господа учителя, обучите ребят работать с этой информацией, чтоб им можно было доступ открыть.


Получается, без маркировки нельзя, как бы либералы ни протестовали. А как же быть с девушкой, которой не продали томик Бродского? Да любые стихи она без проблем найдет в Интернете. Но почему-то ей захотелось именно книги почитать. Опять же, по себе знаю: в Интернете можно перечитывать лишь те любимые стихи, которые ты впервые открыл для себя в книге с шелестящими страницами. Когда память хранит запах, оформление, ощущение на пальцах. Тогда и интернет-суррогат сойдет для того, чтобы эту память освежить. И мне жаль, если эта девушка впервые познакомится с поэзией Бродского во всемирной сети.


И все-таки очень интересно узнать, кто, как и по каким критериям решает, какой именно возрастной регламент присвоить тому или иному литературному произведению: «12+», «16+» или «18+»? Вот «Тихий Дон» Шолохова мы куда отнесем? И жестоких сцен хватает, и то, что мы сегодня называем эротикой, присутствует. Так какую маркировку установим? Но если старшеклассников не познакомить с великим романом Шолохова, они его уже никогда не прочитают. Давайте запретим продавать до совершеннолетия «Мастера и Маргариту» Булгакова, произведение, которое мы впервые читали лет в пятнадцать, а потом многократно перечитывали. А уж Достоевского вообще надо под замок: у него и проститутки, и игроки, и похотливые старцы, — это ж какой вред мы нанесем неокрепшей психике. А может, лучше, чтобы они вообще не читали? Здоровее будут.


Два года назад подобный инцидент произошел в московском магазине «Библио-глобус» — восьмикласснику не продали роман Виктора Гюго «Человек, который смеется», сославшись на маркировку «16+».

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "11" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "11" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(6) "bredis" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(6) "bredis" ["AUTHOR_NAME"]=> string(23) "Елена Бредис" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(23) "Елена Бредис" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "13" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "13" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_649" ["~CODE"]=> string(4) "_649" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/11/?page=blog&blog=11" ["urlToPost"]=> string(50) "/blog/autors/11/?page=post&blog=11&id=_649" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/11/?page=user&id=13" ["AuthorName"]=> string(23) "Елена Бредис" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10012) "

В Екатеринбурге школьнице не продали книги Маяковского, Бродского и Есенина. Инцидент произошел накануне Дня знаний в трех магазинах сети «Читай-город». Семнадцатилетняя девушка хотела купить сборники стихотворений, но во всех торговых точках ее попросили предъявить паспорт и затем в продаже отказали, сославшись на маркировку «18+». Девушка попыталась переубедить продавцов, объяснив, что все три поэта входят в школьную программу.


Аргументы не подействовали. И, в сущности, вполне закономерно — книжные магазины не могут поступать по-другому, так как соблюдают Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Товар из издательств поступает уже промаркированный, и владельцы книжных сетей бессильны что-либо изменить. Причем издатель не по собственному усмотрению присваивает маркировку, а привлекает экспертов, имеющих аккредитацию Роскомнадзора.


Как видите, крайних найти сложно, хоть и реально. Но дело не только в этом. Если в магазине, не дай бог, продадут семнадцатилетнему выпускнику школы сборник стихов Маяковского с маркировкой «18+», то именно магазин должен будет заплатить штраф в пятьдесят тысяч рублей, а за штрафами может последовать изъятие тиража или даже прекращение работы на три месяца. Условия, понятно, очень жесткие, и нарушать их никто не захочет. А потому пусть лучше старшеклассники не знакомятся с классиками отечественной и западной литературы.


Понятно, что и у классиков далеко не все стоит рекомендовать подросткам. «Защиту Лужина» Набокова пусть читают, а вот с «Лолитой» я бы не спешила. Да и «Черного человека» Есенина я бы в подростковом возрасте не рекомендовала, у них в пубертатном периоде и так психика неустойчивая. Ну и с «Москвой кабацкой», быть может, повременила.


Вот пишу, и сама себе удивляюсь. Мы-то в их возрасте и «Письмом к женщине», и «Черным человеком» зачитывались, и Маяковского нам никто не запрещал. И ничего, психика наша вполне сохранной оставалась. Что же они нынче-то такие нежные? Почему нас творчество Сергея Александровича не склоняло ни к алкоголизму, ни к суициду? Почему мы проникались его состоянием, но не проваливались в него, не захлебывались в нем? Почему для наших нравственных душевных качеств Есенин никакой опасности не представлял?


Ответ напрашивается только один: качества эти были такого свойства, такой степени укорененности, что знакомство с выдающейся поэзией могло их сделать только сильнее и многограннее. Да чего там, скажем откровенно: в их возрасте мы были куда более взрослыми и ответственными.


Но вернемся к законодательным проблемам и к их последствиям. Наши почитатели либеральных ценностей единым фронтом, понятно, выступают против закона, защищающего детей от вредной информации. Их аргументы заранее можно предугадать: «Нужно научить человека работать с этой информацией. Общество расколото, но в нем есть силы, готовые отстаивать право человека на свободную информацию, потому что у нас свободная демократическая страна. Это, собственно, гарантировано нашей Конституцией. Задача учителей, деятелей культуры и писателей в том числе помогать работать с этой информацией, а не просто запрещать» — это мнение доцента ВШЭ Михаила Павловца.


Ну да, свобода слова, свобода доступа к информации. Это как же, деткам в шестом классе не дадут «Лолиту» прочитать, а в седьмом — «Голубое сало» Сорокина со всеми его мерзостями и матерщиной. Вы, господа учителя, обучите ребят работать с этой информацией, чтоб им можно было доступ открыть.


Получается, без маркировки нельзя, как бы либералы ни протестовали. А как же быть с девушкой, которой не продали томик Бродского? Да любые стихи она без проблем найдет в Интернете. Но почему-то ей захотелось именно книги почитать. Опять же, по себе знаю: в Интернете можно перечитывать лишь те любимые стихи, которые ты впервые открыл для себя в книге с шелестящими страницами. Когда память хранит запах, оформление, ощущение на пальцах. Тогда и интернет-суррогат сойдет для того, чтобы эту память освежить. И мне жаль, если эта девушка впервые познакомится с поэзией Бродского во всемирной сети.


И все-таки очень интересно узнать, кто, как и по каким критериям решает, какой именно возрастной регламент присвоить тому или иному литературному произведению: «12+», «16+» или «18+»? Вот «Тихий Дон» Шолохова мы куда отнесем? И жестоких сцен хватает, и то, что мы сегодня называем эротикой, присутствует. Так какую маркировку установим? Но если старшеклассников не познакомить с великим романом Шолохова, они его уже никогда не прочитают. Давайте запретим продавать до совершеннолетия «Мастера и Маргариту» Булгакова, произведение, которое мы впервые читали лет в пятнадцать, а потом многократно перечитывали. А уж Достоевского вообще надо под замок: у него и проститутки, и игроки, и похотливые старцы, — это ж какой вред мы нанесем неокрепшей психике. А может, лучше, чтобы они вообще не читали? Здоровее будут.


Два года назад подобный инцидент произошел в московском магазине «Библио-глобус» — восьмикласснику не продали роман Виктора Гюго «Человек, который смеется», сославшись на маркировку «16+».

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "11.09.2018, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "11.09.2018" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "11" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "09" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2018" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(224) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "128" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#196 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#197 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:01:23.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "260" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "51004" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/b22" ["FILE_NAME"]=> string(6) "11.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "11.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "2b1f2727dbbe3fd56ab8df5f0bf86ee5" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/b22/11.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/b22/100_100_2/11.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Елена Бредис  |  29.08.2018 00:00:00

Заступив за грань дозволенного

Елена Бредис, lbredis@mail.ruИнтернет гудит, либеральное сообщество возмущается, правозащитные организации бьют в набат. Что же произошло? Зад..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "223" ["~ID"]=> string(3) "223" ["BLOG_ID"]=> string(2) "11" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "11" ["TITLE"]=> string(57) "Заступив за грань дозволенного" ["~TITLE"]=> string(57) "Заступив за грань дозволенного" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-08-29 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-08-29 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "29.08.2018 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "29.08.2018 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "13" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "13" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10052) "

Елена Бредис, lbredis@mail.ru

Интернет гудит, либеральное сообщество возмущается, правозащитные организации бьют в набат. Что же произошло? Задержали активистов группы «Новое величие», которая существовала в социальной сети «ВКонтакте». В Москве даже состоялся несанкционированный «Марш матерей», задачей которого было освобождение из СИЗО двух самых молодых участниц «НВ», одной из которых семнадцать, а другой девятнадцать лет.


Чего же добивалось «Новое величие»? Целью организации были «отмена репрессивных законов, Конституции и трибунал над правящей верхушкой». Для этого члены «Нового величия» планировали организовывать митинги и «акции прямого действия против сотрудников правоохранительных органов». По данным следствия, члены «Нового величия» «неоднократно устраивали в Москве и Подмосковье съезды участников, на которых проводили тренинги по участию в митингах, в том числе с применением огнестрельного и взрывчатого оружия».


Но оставим подробности этого дела. Куда интереснее предложение депутатов Госдумы Сергея Шаргунова и его коллеги Алексея Журавлева по «декриминализации» 282-й статьи Уголовного кодекса РФ. Статья эта об экстремизме, о разжигании ненависти и вражды, об унижении человеческого достоинства. В том числе посредством СМИ и Интернета. Вариант, предложенный депутатами, содержание действующей статьи сохраняет, но изымает как раз СМИ и Интернет. За это, считают они, должна следовать не уголовная, а административная ответственность.


Дескать, слишком много людей у нас за последние годы пострадало по этой статье только за то, что сделали в Интернете «репост» (перепечатку) чужого высказывания или картинки экстремистского содержания, а то и просто поставили под ними знак «лайк», то есть — нравится. Разговоры на эту тему солидных людей в телестудиях дошли даже до вывода о том, что сотрудники правоохранительных органов таким легким способом зарабатывают себе лишние «палки», вместо того чтобы бороться с реальными преступлениями.


При всех моих симпатиях к Сергею Шаргунову, по данному вопросу согласиться с ним ну никак не могу. Это что же за милые, на­ивные детки «репостят» экстремистские призывы и ставят под ними «лайки»? Это ведь не фотография кошечки, не смешной анекдот. Не ведают, что творят? Сомневаюсь. Очень даже ведают. Более того, они фактически расписываются в собственном согласии и одобрении. Но тогда почему они не должны нести за это уголовную ответственность? Тем более что они откровенно способствуют распространению материалов экстремистского содержания.


Михаил Федотов, один из авторов закона о СМИ, принятого в 1990 году, благостно разглагольствовал в студии и призывал милость к падшим. Дескать, ну, скопировал молодой человек на свою страничку экстремистский призыв, ну, сколько там у него подписчиков в друзьях? Ну, человек тридцать, разве это проблема? Михаил Александрович или прикидывается, или на самом деле не знает законов распространения информации в соцсетях. У каждого из этих тридцати потенциальных друзей есть свои тридцать, пятьдесят, а то и сотня. Дальше — по принципу цунами, десятки и сотни тысяч. Ах, эти невинные времена «самиздата», когда каждую брошюрку, каждую книжулечку надо было тайно купить, тайно перевезти, тайно прочитать… Но тогда мы знали, что за любой «прокол» нам грозит серьезная ответственность.


Я прочитала, за что были осуждены по 282-й статье некоторые пользователи Интернета. Кто-то пропагандировал идеи «Правого сектора» и украинского добровольческого батальона «Азов». Кто-то призывал к массовым беспорядкам и свержению существующего строя. Скажете, те, кто все это перепечатывал, то есть распространял, не несут уголовной ответственности?


Знаменитая фраза «Свободу Юрию Деточкину!» сегодня преобразовалась в «Свободу Интернету!». Ну как же, посягнули на священную корову либерализма — свободу слова. А свобода, по мнению многих, ничем не должна быть ограничена, в том числе и законом. О том, что она — осознанная необходимость, давно уже никто не вспоминает.


Кстати, к слову о работе правоохранительных органов. Михаилу Федотову не пришло в голову прикинуть, сколько реальных преступлений, связанных с массовыми беспорядками, удалось предотвратить благодаря такой превентивной работе в Интернете? Почему это им никак не учитывается?


Вернемся к «Новому величию» и его мученикам «полицейского произвола». Интересны их связи. Оппозиционное движение «Артподготовка» возникло в чате соцсети Телеграм, было признано экстремистским и запрещено. Лидер движения обещал 5 ноября 2017 года революцию в России. Участники «Нового величия» не были членами «Артподготовки», но следили за деятельностью группы. С 10 ноября молодые люди стали видеться вживую. Да, их действия отслеживали, что здесь ненормального? Так было бы в любой цивилизованной стране Запада, который так любят наши либералы.


И еще. Интернет давно уже стал общественным пространством. Тогда почему на его просторах так пышно процветает матерщина? Это же наказуемо по закону. Понимаю, полицейских не хватит, но модераторов-то можно сделать ответственными. Должен быть предел и свободе.

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10052) "

Елена Бредис, lbredis@mail.ru

Интернет гудит, либеральное сообщество возмущается, правозащитные организации бьют в набат. Что же произошло? Задержали активистов группы «Новое величие», которая существовала в социальной сети «ВКонтакте». В Москве даже состоялся несанкционированный «Марш матерей», задачей которого было освобождение из СИЗО двух самых молодых участниц «НВ», одной из которых семнадцать, а другой девятнадцать лет.


Чего же добивалось «Новое величие»? Целью организации были «отмена репрессивных законов, Конституции и трибунал над правящей верхушкой». Для этого члены «Нового величия» планировали организовывать митинги и «акции прямого действия против сотрудников правоохранительных органов». По данным следствия, члены «Нового величия» «неоднократно устраивали в Москве и Подмосковье съезды участников, на которых проводили тренинги по участию в митингах, в том числе с применением огнестрельного и взрывчатого оружия».


Но оставим подробности этого дела. Куда интереснее предложение депутатов Госдумы Сергея Шаргунова и его коллеги Алексея Журавлева по «декриминализации» 282-й статьи Уголовного кодекса РФ. Статья эта об экстремизме, о разжигании ненависти и вражды, об унижении человеческого достоинства. В том числе посредством СМИ и Интернета. Вариант, предложенный депутатами, содержание действующей статьи сохраняет, но изымает как раз СМИ и Интернет. За это, считают они, должна следовать не уголовная, а административная ответственность.


Дескать, слишком много людей у нас за последние годы пострадало по этой статье только за то, что сделали в Интернете «репост» (перепечатку) чужого высказывания или картинки экстремистского содержания, а то и просто поставили под ними знак «лайк», то есть — нравится. Разговоры на эту тему солидных людей в телестудиях дошли даже до вывода о том, что сотрудники правоохранительных органов таким легким способом зарабатывают себе лишние «палки», вместо того чтобы бороться с реальными преступлениями.


При всех моих симпатиях к Сергею Шаргунову, по данному вопросу согласиться с ним ну никак не могу. Это что же за милые, на­ивные детки «репостят» экстремистские призывы и ставят под ними «лайки»? Это ведь не фотография кошечки, не смешной анекдот. Не ведают, что творят? Сомневаюсь. Очень даже ведают. Более того, они фактически расписываются в собственном согласии и одобрении. Но тогда почему они не должны нести за это уголовную ответственность? Тем более что они откровенно способствуют распространению материалов экстремистского содержания.


Михаил Федотов, один из авторов закона о СМИ, принятого в 1990 году, благостно разглагольствовал в студии и призывал милость к падшим. Дескать, ну, скопировал молодой человек на свою страничку экстремистский призыв, ну, сколько там у него подписчиков в друзьях? Ну, человек тридцать, разве это проблема? Михаил Александрович или прикидывается, или на самом деле не знает законов распространения информации в соцсетях. У каждого из этих тридцати потенциальных друзей есть свои тридцать, пятьдесят, а то и сотня. Дальше — по принципу цунами, десятки и сотни тысяч. Ах, эти невинные времена «самиздата», когда каждую брошюрку, каждую книжулечку надо было тайно купить, тайно перевезти, тайно прочитать… Но тогда мы знали, что за любой «прокол» нам грозит серьезная ответственность.


Я прочитала, за что были осуждены по 282-й статье некоторые пользователи Интернета. Кто-то пропагандировал идеи «Правого сектора» и украинского добровольческого батальона «Азов». Кто-то призывал к массовым беспорядкам и свержению существующего строя. Скажете, те, кто все это перепечатывал, то есть распространял, не несут уголовной ответственности?


Знаменитая фраза «Свободу Юрию Деточкину!» сегодня преобразовалась в «Свободу Интернету!». Ну как же, посягнули на священную корову либерализма — свободу слова. А свобода, по мнению многих, ничем не должна быть ограничена, в том числе и законом. О том, что она — осознанная необходимость, давно уже никто не вспоминает.


Кстати, к слову о работе правоохранительных органов. Михаилу Федотову не пришло в голову прикинуть, сколько реальных преступлений, связанных с массовыми беспорядками, удалось предотвратить благодаря такой превентивной работе в Интернете? Почему это им никак не учитывается?


Вернемся к «Новому величию» и его мученикам «полицейского произвола». Интересны их связи. Оппозиционное движение «Артподготовка» возникло в чате соцсети Телеграм, было признано экстремистским и запрещено. Лидер движения обещал 5 ноября 2017 года революцию в России. Участники «Нового величия» не были членами «Артподготовки», но следили за деятельностью группы. С 10 ноября молодые люди стали видеться вживую. Да, их действия отслеживали, что здесь ненормального? Так было бы в любой цивилизованной стране Запада, который так любят наши либералы.


И еще. Интернет давно уже стал общественным пространством. Тогда почему на его просторах так пышно процветает матерщина? Это же наказуемо по закону. Понимаю, полицейских не хватит, но модераторов-то можно сделать ответственными. Должен быть предел и свободе.

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "11" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "11" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(6) "bredis" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(6) "bredis" ["AUTHOR_NAME"]=> string(23) "Елена Бредис" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(23) "Елена Бредис" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "13" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "13" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_645" ["~CODE"]=> string(4) "_645" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/11/?page=blog&blog=11" ["urlToPost"]=> string(50) "/blog/autors/11/?page=post&blog=11&id=_645" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/11/?page=user&id=13" ["AuthorName"]=> string(23) "Елена Бредис" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10052) "

Елена Бредис, lbredis@mail.ru

Интернет гудит, либеральное сообщество возмущается, правозащитные организации бьют в набат. Что же произошло? Задержали активистов группы «Новое величие», которая существовала в социальной сети «ВКонтакте». В Москве даже состоялся несанкционированный «Марш матерей», задачей которого было освобождение из СИЗО двух самых молодых участниц «НВ», одной из которых семнадцать, а другой девятнадцать лет.


Чего же добивалось «Новое величие»? Целью организации были «отмена репрессивных законов, Конституции и трибунал над правящей верхушкой». Для этого члены «Нового величия» планировали организовывать митинги и «акции прямого действия против сотрудников правоохранительных органов». По данным следствия, члены «Нового величия» «неоднократно устраивали в Москве и Подмосковье съезды участников, на которых проводили тренинги по участию в митингах, в том числе с применением огнестрельного и взрывчатого оружия».


Но оставим подробности этого дела. Куда интереснее предложение депутатов Госдумы Сергея Шаргунова и его коллеги Алексея Журавлева по «декриминализации» 282-й статьи Уголовного кодекса РФ. Статья эта об экстремизме, о разжигании ненависти и вражды, об унижении человеческого достоинства. В том числе посредством СМИ и Интернета. Вариант, предложенный депутатами, содержание действующей статьи сохраняет, но изымает как раз СМИ и Интернет. За это, считают они, должна следовать не уголовная, а административная ответственность.


Дескать, слишком много людей у нас за последние годы пострадало по этой статье только за то, что сделали в Интернете «репост» (перепечатку) чужого высказывания или картинки экстремистского содержания, а то и просто поставили под ними знак «лайк», то есть — нравится. Разговоры на эту тему солидных людей в телестудиях дошли даже до вывода о том, что сотрудники правоохранительных органов таким легким способом зарабатывают себе лишние «палки», вместо того чтобы бороться с реальными преступлениями.


При всех моих симпатиях к Сергею Шаргунову, по данному вопросу согласиться с ним ну никак не могу. Это что же за милые, на­ивные детки «репостят» экстремистские призывы и ставят под ними «лайки»? Это ведь не фотография кошечки, не смешной анекдот. Не ведают, что творят? Сомневаюсь. Очень даже ведают. Более того, они фактически расписываются в собственном согласии и одобрении. Но тогда почему они не должны нести за это уголовную ответственность? Тем более что они откровенно способствуют распространению материалов экстремистского содержания.


Михаил Федотов, один из авторов закона о СМИ, принятого в 1990 году, благостно разглагольствовал в студии и призывал милость к падшим. Дескать, ну, скопировал молодой человек на свою страничку экстремистский призыв, ну, сколько там у него подписчиков в друзьях? Ну, человек тридцать, разве это проблема? Михаил Александрович или прикидывается, или на самом деле не знает законов распространения информации в соцсетях. У каждого из этих тридцати потенциальных друзей есть свои тридцать, пятьдесят, а то и сотня. Дальше — по принципу цунами, десятки и сотни тысяч. Ах, эти невинные времена «самиздата», когда каждую брошюрку, каждую книжулечку надо было тайно купить, тайно перевезти, тайно прочитать… Но тогда мы знали, что за любой «прокол» нам грозит серьезная ответственность.


Я прочитала, за что были осуждены по 282-й статье некоторые пользователи Интернета. Кто-то пропагандировал идеи «Правого сектора» и украинского добровольческого батальона «Азов». Кто-то призывал к массовым беспорядкам и свержению существующего строя. Скажете, те, кто все это перепечатывал, то есть распространял, не несут уголовной ответственности?


Знаменитая фраза «Свободу Юрию Деточкину!» сегодня преобразовалась в «Свободу Интернету!». Ну как же, посягнули на священную корову либерализма — свободу слова. А свобода, по мнению многих, ничем не должна быть ограничена, в том числе и законом. О том, что она — осознанная необходимость, давно уже никто не вспоминает.


Кстати, к слову о работе правоохранительных органов. Михаилу Федотову не пришло в голову прикинуть, сколько реальных преступлений, связанных с массовыми беспорядками, удалось предотвратить благодаря такой превентивной работе в Интернете? Почему это им никак не учитывается?


Вернемся к «Новому величию» и его мученикам «полицейского произвола». Интересны их связи. Оппозиционное движение «Артподготовка» возникло в чате соцсети Телеграм, было признано экстремистским и запрещено. Лидер движения обещал 5 ноября 2017 года революцию в России. Участники «Нового величия» не были членами «Артподготовки», но следили за деятельностью группы. С 10 ноября молодые люди стали видеться вживую. Да, их действия отслеживали, что здесь ненормального? Так было бы в любой цивилизованной стране Запада, который так любят наши либералы.


И еще. Интернет давно уже стал общественным пространством. Тогда почему на его просторах так пышно процветает матерщина? Это же наказуемо по закону. Понимаю, полицейских не хватит, но модераторов-то можно сделать ответственными. Должен быть предел и свободе.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "29.08.2018, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "29.08.2018" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "29" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "08" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2018" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(223) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "128" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#196 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#197 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:01:23.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "260" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "51004" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/b22" ["FILE_NAME"]=> string(6) "11.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "11.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "2b1f2727dbbe3fd56ab8df5f0bf86ee5" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/b22/11.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/b22/100_100_2/11.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Елена Бредис  |  21.08.2018 00:00:00

Мама мыла раму

Мы уже смирились с тем, что не являемся самой читающей страной в мире. Точнее, даже не смирились, а привыкли к этому. А что? Общемировая те..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "222" ["~ID"]=> string(3) "222" ["BLOG_ID"]=> string(2) "11" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "11" ["TITLE"]=> string(26) "Мама мыла раму" ["~TITLE"]=> string(26) "Мама мыла раму" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-08-21 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-08-21 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "21.08.2018 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "21.08.2018 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "13" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "13" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10055) "

Мы уже смирились с тем, что не являемся самой читающей страной в мире. Точнее, даже не смирились, а привыкли к этому. А что? Общемировая тенденция, молодежь не хочет читать, ей интереснее в Интернете и социальных сетях. А еще можно успокоить себя тем, что все это результат научно-технического прогресса, который не остановить.

Так-то оно так, если бы не одно «но». Около четверти жителей России не владеют функциональным чтением, заявила недавно на встрече с педагогами Хакасии министр просвещения Ольга Васильева. В этом мы сегодня отстаем по сравнению с данными десятилетней давности. Причем потери этого навыка начинаются в раннем возрасте.

По ее словам, особенности, которые не удалось преодолеть в раннем возрасте, накапливаются к средним классам, и затем проблему решить становится почти невозможно. «Ребенок читает текст, не понимая прочитанного», — констатировала Васильева. Собственно, в этом-то и заключается суть понятия «функциональное чтение»: не только буквы в слова складывать, но и понимать, что ты прочитал.

По большому счету, четверть россиян можно считать безграмотными. Потому что какой смысл знать алфавит и уметь складывать слоги в слова, если все равно не понимаешь содержания? С таким же успехом можно выучить иероглифы и произносить непонятные японские тексты. Толку-то от этого? Все равно понять, чем хокку в оригинале отличаются от переводов, не сможешь. Да и столь популярного у молодежи Мураками не прочитаешь.

Понятно, что в этом есть вина всевозможных гаджетов — родители слишком рано начинают давать их детям. Но в данный момент меня больше волнует методика преподавания в школе. Что в начальных классах является главным критерием при проверке навыков чтения? Правильно, скорость, то есть количество слов в минуту. Детей фактически принуждают тараторить тексты, не обращая внимания на знаки препинания, на смысловые паузы. Если в моем детстве от нас требовали «читать с выражением», то сегодня задача совершенно другая. Однако, согласитесь, невозможно прочитать с выражением, если ты не понимаешь смысла. Как и невозможно понять смысл, когда стремишься уложиться в заданные скоростные параметры.

Получается, мы сами делаем наших детей безграмотными, способными лишь на то, чтобы копировать тексты из Интернета. Причем, копируя, они ведь тоже ничего не понимают и не запоминают. Страшно себе представить, что сегодня четверть нашего народа не в состоянии осознать то, что как-то сумели прочитать. А ведь в годы ликбеза ребятишки, впервые взявшие в руки букварь, прекрасно понимали, что означают фразы «мы — не рабы» или «мама мыла раму». А потом оканчивали рабфаки, становились хорошими инженерами, врачами и даже писателями. Наверное, их как-то по-другому учили.

Но вернемся к новомодным игрушкам, на которые так падки стали дети. Сейчас обнаружилась новая напасть: дети, придя в школу, не могут научить­ся писать ручкой. А связано это все с тем же самым желанием родителей облегчить себе жизнь: включить на ТВ мультики, подарить игровую приставку, дать смартфон с теми же играми. В результате происходит элементарная штука: у ребятни не развивается мелкая моторика. Те мышцы пальцев, которые необходимы для письма ручкой, попросту не работают. Потому что развиваются они, когда родители вместе с малышом мастерят что-то из конструктора, когда делают аппликации, рисуют, учась правильно держать карандаш.

Вы скажете: а зачем это? Все равно все мы в скором времени перейдем на планшеты и ноутбуки, надобность в письме отпадет. Но уже доказано, что существует связь между мозгом и кончиком ручки в руке. В принципе, по почерку можно узнать о человеке все: его характер, его душевное состояние в данный момент, его наклонности. Компьютерный шрифт же все обезличивает. Дневник, написанный от руки, прячут в укромное место, потому что это что-то очень личное. А дневник, набранный на компьютере, выставляют в Интернет на всеобщее обозрение. Кроме того, ребенок, имеющий высокий уровень развития мелкой моторики, умеет логически рассуждать, у него достаточно развиты память, внимание, речь.

Кстати, о речи. Статистика свидетельствует, что во второй половине двадцатого столетия было примерно семнадцать процентов детей с проблемами речевого развития, а сейчас таких уже пятьдесят пять процентов. Естественно, одна из главных причин — отсутствие регулярного и плотного общения с родителями. А зачем говорить, если перед глазами все время планшет с мультиками или играми? И родителям удобно, никто не лезет с постоянными «почему».

Но, оказывается, у этой проблемы может быть и другая причина. «Истоки способностей и дарования детей — на кончиках их пальцев. От пальцев, образно говоря, идут тончайшие нити-ручейки, которые питают источник творческой мысли. Другими словами, чем больше мастерства в детской руке, тем умнее ребенок». Это слова нашего выдающегося педагога-новатора Василия Александровича Сухомлинского. А теперь вспомните, как замечательный сатирик Михаил Задорнов изображал правую руку тех, кого называл «мышкоблудцами». Страшненько, правда?

Мы не ушли от первоначальной темы. Подростки не понимают того, что читают. У малышей задержка речевого развития. Дети не могут научиться писать ручкой. Не пора ли бить тревогу?

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10055) "

Мы уже смирились с тем, что не являемся самой читающей страной в мире. Точнее, даже не смирились, а привыкли к этому. А что? Общемировая тенденция, молодежь не хочет читать, ей интереснее в Интернете и социальных сетях. А еще можно успокоить себя тем, что все это результат научно-технического прогресса, который не остановить.

Так-то оно так, если бы не одно «но». Около четверти жителей России не владеют функциональным чтением, заявила недавно на встрече с педагогами Хакасии министр просвещения Ольга Васильева. В этом мы сегодня отстаем по сравнению с данными десятилетней давности. Причем потери этого навыка начинаются в раннем возрасте.

По ее словам, особенности, которые не удалось преодолеть в раннем возрасте, накапливаются к средним классам, и затем проблему решить становится почти невозможно. «Ребенок читает текст, не понимая прочитанного», — констатировала Васильева. Собственно, в этом-то и заключается суть понятия «функциональное чтение»: не только буквы в слова складывать, но и понимать, что ты прочитал.

По большому счету, четверть россиян можно считать безграмотными. Потому что какой смысл знать алфавит и уметь складывать слоги в слова, если все равно не понимаешь содержания? С таким же успехом можно выучить иероглифы и произносить непонятные японские тексты. Толку-то от этого? Все равно понять, чем хокку в оригинале отличаются от переводов, не сможешь. Да и столь популярного у молодежи Мураками не прочитаешь.

Понятно, что в этом есть вина всевозможных гаджетов — родители слишком рано начинают давать их детям. Но в данный момент меня больше волнует методика преподавания в школе. Что в начальных классах является главным критерием при проверке навыков чтения? Правильно, скорость, то есть количество слов в минуту. Детей фактически принуждают тараторить тексты, не обращая внимания на знаки препинания, на смысловые паузы. Если в моем детстве от нас требовали «читать с выражением», то сегодня задача совершенно другая. Однако, согласитесь, невозможно прочитать с выражением, если ты не понимаешь смысла. Как и невозможно понять смысл, когда стремишься уложиться в заданные скоростные параметры.

Получается, мы сами делаем наших детей безграмотными, способными лишь на то, чтобы копировать тексты из Интернета. Причем, копируя, они ведь тоже ничего не понимают и не запоминают. Страшно себе представить, что сегодня четверть нашего народа не в состоянии осознать то, что как-то сумели прочитать. А ведь в годы ликбеза ребятишки, впервые взявшие в руки букварь, прекрасно понимали, что означают фразы «мы — не рабы» или «мама мыла раму». А потом оканчивали рабфаки, становились хорошими инженерами, врачами и даже писателями. Наверное, их как-то по-другому учили.

Но вернемся к новомодным игрушкам, на которые так падки стали дети. Сейчас обнаружилась новая напасть: дети, придя в школу, не могут научить­ся писать ручкой. А связано это все с тем же самым желанием родителей облегчить себе жизнь: включить на ТВ мультики, подарить игровую приставку, дать смартфон с теми же играми. В результате происходит элементарная штука: у ребятни не развивается мелкая моторика. Те мышцы пальцев, которые необходимы для письма ручкой, попросту не работают. Потому что развиваются они, когда родители вместе с малышом мастерят что-то из конструктора, когда делают аппликации, рисуют, учась правильно держать карандаш.

Вы скажете: а зачем это? Все равно все мы в скором времени перейдем на планшеты и ноутбуки, надобность в письме отпадет. Но уже доказано, что существует связь между мозгом и кончиком ручки в руке. В принципе, по почерку можно узнать о человеке все: его характер, его душевное состояние в данный момент, его наклонности. Компьютерный шрифт же все обезличивает. Дневник, написанный от руки, прячут в укромное место, потому что это что-то очень личное. А дневник, набранный на компьютере, выставляют в Интернет на всеобщее обозрение. Кроме того, ребенок, имеющий высокий уровень развития мелкой моторики, умеет логически рассуждать, у него достаточно развиты память, внимание, речь.

Кстати, о речи. Статистика свидетельствует, что во второй половине двадцатого столетия было примерно семнадцать процентов детей с проблемами речевого развития, а сейчас таких уже пятьдесят пять процентов. Естественно, одна из главных причин — отсутствие регулярного и плотного общения с родителями. А зачем говорить, если перед глазами все время планшет с мультиками или играми? И родителям удобно, никто не лезет с постоянными «почему».

Но, оказывается, у этой проблемы может быть и другая причина. «Истоки способностей и дарования детей — на кончиках их пальцев. От пальцев, образно говоря, идут тончайшие нити-ручейки, которые питают источник творческой мысли. Другими словами, чем больше мастерства в детской руке, тем умнее ребенок». Это слова нашего выдающегося педагога-новатора Василия Александровича Сухомлинского. А теперь вспомните, как замечательный сатирик Михаил Задорнов изображал правую руку тех, кого называл «мышкоблудцами». Страшненько, правда?

Мы не ушли от первоначальной темы. Подростки не понимают того, что читают. У малышей задержка речевого развития. Дети не могут научиться писать ручкой. Не пора ли бить тревогу?

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "11" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "11" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(6) "bredis" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(6) "bredis" ["AUTHOR_NAME"]=> string(23) "Елена Бредис" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(23) "Елена Бредис" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "13" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "13" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_641" ["~CODE"]=> string(4) "_641" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/11/?page=blog&blog=11" ["urlToPost"]=> string(50) "/blog/autors/11/?page=post&blog=11&id=_641" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/11/?page=user&id=13" ["AuthorName"]=> string(23) "Елена Бредис" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10055) "

Мы уже смирились с тем, что не являемся самой читающей страной в мире. Точнее, даже не смирились, а привыкли к этому. А что? Общемировая тенденция, молодежь не хочет читать, ей интереснее в Интернете и социальных сетях. А еще можно успокоить себя тем, что все это результат научно-технического прогресса, который не остановить.

Так-то оно так, если бы не одно «но». Около четверти жителей России не владеют функциональным чтением, заявила недавно на встрече с педагогами Хакасии министр просвещения Ольга Васильева. В этом мы сегодня отстаем по сравнению с данными десятилетней давности. Причем потери этого навыка начинаются в раннем возрасте.

По ее словам, особенности, которые не удалось преодолеть в раннем возрасте, накапливаются к средним классам, и затем проблему решить становится почти невозможно. «Ребенок читает текст, не понимая прочитанного», — констатировала Васильева. Собственно, в этом-то и заключается суть понятия «функциональное чтение»: не только буквы в слова складывать, но и понимать, что ты прочитал.

По большому счету, четверть россиян можно считать безграмотными. Потому что какой смысл знать алфавит и уметь складывать слоги в слова, если все равно не понимаешь содержания? С таким же успехом можно выучить иероглифы и произносить непонятные японские тексты. Толку-то от этого? Все равно понять, чем хокку в оригинале отличаются от переводов, не сможешь. Да и столь популярного у молодежи Мураками не прочитаешь.

Понятно, что в этом есть вина всевозможных гаджетов — родители слишком рано начинают давать их детям. Но в данный момент меня больше волнует методика преподавания в школе. Что в начальных классах является главным критерием при проверке навыков чтения? Правильно, скорость, то есть количество слов в минуту. Детей фактически принуждают тараторить тексты, не обращая внимания на знаки препинания, на смысловые паузы. Если в моем детстве от нас требовали «читать с выражением», то сегодня задача совершенно другая. Однако, согласитесь, невозможно прочитать с выражением, если ты не понимаешь смысла. Как и невозможно понять смысл, когда стремишься уложиться в заданные скоростные параметры.

Получается, мы сами делаем наших детей безграмотными, способными лишь на то, чтобы копировать тексты из Интернета. Причем, копируя, они ведь тоже ничего не понимают и не запоминают. Страшно себе представить, что сегодня четверть нашего народа не в состоянии осознать то, что как-то сумели прочитать. А ведь в годы ликбеза ребятишки, впервые взявшие в руки букварь, прекрасно понимали, что означают фразы «мы — не рабы» или «мама мыла раму». А потом оканчивали рабфаки, становились хорошими инженерами, врачами и даже писателями. Наверное, их как-то по-другому учили.

Но вернемся к новомодным игрушкам, на которые так падки стали дети. Сейчас обнаружилась новая напасть: дети, придя в школу, не могут научить­ся писать ручкой. А связано это все с тем же самым желанием родителей облегчить себе жизнь: включить на ТВ мультики, подарить игровую приставку, дать смартфон с теми же играми. В результате происходит элементарная штука: у ребятни не развивается мелкая моторика. Те мышцы пальцев, которые необходимы для письма ручкой, попросту не работают. Потому что развиваются они, когда родители вместе с малышом мастерят что-то из конструктора, когда делают аппликации, рисуют, учась правильно держать карандаш.

Вы скажете: а зачем это? Все равно все мы в скором времени перейдем на планшеты и ноутбуки, надобность в письме отпадет. Но уже доказано, что существует связь между мозгом и кончиком ручки в руке. В принципе, по почерку можно узнать о человеке все: его характер, его душевное состояние в данный момент, его наклонности. Компьютерный шрифт же все обезличивает. Дневник, написанный от руки, прячут в укромное место, потому что это что-то очень личное. А дневник, набранный на компьютере, выставляют в Интернет на всеобщее обозрение. Кроме того, ребенок, имеющий высокий уровень развития мелкой моторики, умеет логически рассуждать, у него достаточно развиты память, внимание, речь.

Кстати, о речи. Статистика свидетельствует, что во второй половине двадцатого столетия было примерно семнадцать процентов детей с проблемами речевого развития, а сейчас таких уже пятьдесят пять процентов. Естественно, одна из главных причин — отсутствие регулярного и плотного общения с родителями. А зачем говорить, если перед глазами все время планшет с мультиками или играми? И родителям удобно, никто не лезет с постоянными «почему».

Но, оказывается, у этой проблемы может быть и другая причина. «Истоки способностей и дарования детей — на кончиках их пальцев. От пальцев, образно говоря, идут тончайшие нити-ручейки, которые питают источник творческой мысли. Другими словами, чем больше мастерства в детской руке, тем умнее ребенок». Это слова нашего выдающегося педагога-новатора Василия Александровича Сухомлинского. А теперь вспомните, как замечательный сатирик Михаил Задорнов изображал правую руку тех, кого называл «мышкоблудцами». Страшненько, правда?

Мы не ушли от первоначальной темы. Подростки не понимают того, что читают. У малышей задержка речевого развития. Дети не могут научиться писать ручкой. Не пора ли бить тревогу?

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "21.08.2018, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "21.08.2018" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "21" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "08" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2018" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(222) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "128" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#196 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#197 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:01:23.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "260" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "51004" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/b22" ["FILE_NAME"]=> string(6) "11.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "11.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "2b1f2727dbbe3fd56ab8df5f0bf86ee5" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/b22/11.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/b22/100_100_2/11.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Елена Бредис  |  08.08.2018 00:00:00

Комиссары возвращаются в армию

На прошлой неделе в Вооруженных силах нашей страны было воссоздано Главное военно-политическое управление. Возглавил новую структур..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "221" ["~ID"]=> string(3) "221" ["BLOG_ID"]=> string(2) "11" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "11" ["TITLE"]=> string(57) "Комиссары возвращаются в армию" ["~TITLE"]=> string(57) "Комиссары возвращаются в армию" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-08-08 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-08-08 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "08.08.2018 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "08.08.2018 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "13" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "13" ["DETAIL_TEXT"]=> string(9937) "

На прошлой неделе в Вооруженных силах нашей страны было воссоздано Главное военно-политическое управление. Возглавил новую структуру бывший командующий Западным военным округом генерал-полковник Андрей Картаполов. Такая структура в армии существовала в Советском Союзе и была ликвидирована вместе с его развалом.

Наконец-то свершилось. Впрочем, случиться это должно было намного раньше, но… лучше поздно, чем никогда. Кто-то удивится: зачем придумывать новую структуру, если в девяносто втором году было организовано Главное управление по работе с личным составом (ГУРЛС)? Да потому и необходимо, что из работы этого управления сознательно и старательно была устранена политическая составляющая: ну как же, ведь армия вне политики…

«Демократы» долго и усиленно вбивали нам в головы этот постулат. То, что мы в это поверили, я могу объяснить только эффектом зомбирования. Потому что никому в здравом уме и трезвой памяти не придет в голову разделить армию и политику, армию и идеологию. Хотя, идеологию мы тоже благополучно похоронили.

Война — это продолжение политики, только иными средствами. Так говорил великий прусский военный теоретик генерал Карл фон Клаузевиц. Да разве может быть по-другому? И если солдаты или офицеры не понимают, в чем высший смысл очередной атаки, почему и ради чего они должны рисковать жизнью, то можно ли положиться на такую армию? Вспомните, как нам в девяностые настойчиво внушали, что России необходима контрактная армия, по примеру американской. А теперь вспомните, как американские контрактники отказались идти в наступление из-за отсутствия качественной туалетной бумаги. Ну и перенесемся мысленно в годы Великой Отечественной войны. Почувствовали разницу?

Скорее всего, я не права. Но у меня вызывает оторопь само словосочетание «убивать за деньги». Я понимаю, что контракт­ники рискуют жизнью, но ведь киллер тоже рискует. А жизнь можно отдать только за Родину, за близких людей, за идеалы. И звонкая монета не имеет к этому никакого отношения. Может, нам это трудно понять, потому что мы никогда не начинали захватнических войн, а всегда лишь всеми силами защищали родную страну.

Деполитизированная армия рано или поздно становится слепым орудием в руках тех, кто с ее помощью хочет добиться исключительно своих корыстных целей. Но когда тебя так используют, это не проходит бесследно. Как результат — упаднические настроения среди военных, непонимание смысла всех лишений и жертв. В годы первой чеченской кампании военные психологи провели опрос. Наибольшая группа респондентов указывала, что причина их участия в войне связана исключительно со страхом наказания за уклонение от воинской службы. Для многих мотивом была месть за погибших товарищей. Совсем небольшая группа говорила о патриотических причинах. И практически все не доверяли высшему командованию и политическому руководству страны, полагая, что их предают.

Вот результаты «работы с личным составом» бывшего управления, которому полагалось забыть о политической составляющей. Именно об этой чеченской кампании Сергей Говорухин, сын знаменитого режиссера Станислава Говорухина, снял художественно-документальный фильм «Прокляты и забыты». Именно во время этих съемок он потерял не только ногу, но и, по его же словам, «веру в человечество». А мы удивляемся, откуда у парней, прошедших Чечню, столько психологических проблем, столько неврологических заболеваний.

Генерал царской армии Петр Ольховский писал: «Воспитанием человек в войсках обрабатывается так, что достигается что-то большое и важное, что он, не желая служить, служит; не желая идти в бой, идет; когда из присущего чувства страха смерти его неудержимо тянет назад, он все же идет вперед, преодолевая с огромным усилием этот страх».

Пропаганда, безусловно, важна и нужна. Но не будем забывать и о контрпропаганде, особенно сегодня, когда балом правит Интернет. По большому счету пропаганда — это промывка мозгов. Сегодня одни промыли, завтра — другие. Вряд ли в результате в душе может зародиться «что-то столь большое и важное», о чем писал Ольховский. Заметьте, Петр Дмитриевич не дает никакого четкого определения. А как можно определить то, что заставляло вставать во весь рост и вести товарищей в атаку под свистом пуль, мерзнуть в окопах, бросаться грудью на дзот? Все это — результат воспитания и обучения, которыми прививаются идеи, составляющие основу идеологии.

Вот мы и подошли к тому, что изначально надо было бы возродить, воссоздать. Воспитанием и обучением в армии занимались «замполиты, политруки, а по-прежнему — комиссары». Но они знали, какой идее служат, чему учат, как воспитывают. Советская идеология была их плотью и кровью. Ну, по крайней мере, подавляющего большинства из них. А чему и как будут учить нынешние? Какие идеи станут прививать? Я понимаю, патриотические. Но все-таки хотелось бы поконкретнее.

Получается, что, вполне вероятно, именно армии и Главному военно-политическому управлению предстоит разработать столь важную и необходимую идеологию, поскольку именно она является базисом всего армейского воспитания. А уж потом, глядишь, и общество ее позаимствует.

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(9937) "

На прошлой неделе в Вооруженных силах нашей страны было воссоздано Главное военно-политическое управление. Возглавил новую структуру бывший командующий Западным военным округом генерал-полковник Андрей Картаполов. Такая структура в армии существовала в Советском Союзе и была ликвидирована вместе с его развалом.

Наконец-то свершилось. Впрочем, случиться это должно было намного раньше, но… лучше поздно, чем никогда. Кто-то удивится: зачем придумывать новую структуру, если в девяносто втором году было организовано Главное управление по работе с личным составом (ГУРЛС)? Да потому и необходимо, что из работы этого управления сознательно и старательно была устранена политическая составляющая: ну как же, ведь армия вне политики…

«Демократы» долго и усиленно вбивали нам в головы этот постулат. То, что мы в это поверили, я могу объяснить только эффектом зомбирования. Потому что никому в здравом уме и трезвой памяти не придет в голову разделить армию и политику, армию и идеологию. Хотя, идеологию мы тоже благополучно похоронили.

Война — это продолжение политики, только иными средствами. Так говорил великий прусский военный теоретик генерал Карл фон Клаузевиц. Да разве может быть по-другому? И если солдаты или офицеры не понимают, в чем высший смысл очередной атаки, почему и ради чего они должны рисковать жизнью, то можно ли положиться на такую армию? Вспомните, как нам в девяностые настойчиво внушали, что России необходима контрактная армия, по примеру американской. А теперь вспомните, как американские контрактники отказались идти в наступление из-за отсутствия качественной туалетной бумаги. Ну и перенесемся мысленно в годы Великой Отечественной войны. Почувствовали разницу?

Скорее всего, я не права. Но у меня вызывает оторопь само словосочетание «убивать за деньги». Я понимаю, что контракт­ники рискуют жизнью, но ведь киллер тоже рискует. А жизнь можно отдать только за Родину, за близких людей, за идеалы. И звонкая монета не имеет к этому никакого отношения. Может, нам это трудно понять, потому что мы никогда не начинали захватнических войн, а всегда лишь всеми силами защищали родную страну.

Деполитизированная армия рано или поздно становится слепым орудием в руках тех, кто с ее помощью хочет добиться исключительно своих корыстных целей. Но когда тебя так используют, это не проходит бесследно. Как результат — упаднические настроения среди военных, непонимание смысла всех лишений и жертв. В годы первой чеченской кампании военные психологи провели опрос. Наибольшая группа респондентов указывала, что причина их участия в войне связана исключительно со страхом наказания за уклонение от воинской службы. Для многих мотивом была месть за погибших товарищей. Совсем небольшая группа говорила о патриотических причинах. И практически все не доверяли высшему командованию и политическому руководству страны, полагая, что их предают.

Вот результаты «работы с личным составом» бывшего управления, которому полагалось забыть о политической составляющей. Именно об этой чеченской кампании Сергей Говорухин, сын знаменитого режиссера Станислава Говорухина, снял художественно-документальный фильм «Прокляты и забыты». Именно во время этих съемок он потерял не только ногу, но и, по его же словам, «веру в человечество». А мы удивляемся, откуда у парней, прошедших Чечню, столько психологических проблем, столько неврологических заболеваний.

Генерал царской армии Петр Ольховский писал: «Воспитанием человек в войсках обрабатывается так, что достигается что-то большое и важное, что он, не желая служить, служит; не желая идти в бой, идет; когда из присущего чувства страха смерти его неудержимо тянет назад, он все же идет вперед, преодолевая с огромным усилием этот страх».

Пропаганда, безусловно, важна и нужна. Но не будем забывать и о контрпропаганде, особенно сегодня, когда балом правит Интернет. По большому счету пропаганда — это промывка мозгов. Сегодня одни промыли, завтра — другие. Вряд ли в результате в душе может зародиться «что-то столь большое и важное», о чем писал Ольховский. Заметьте, Петр Дмитриевич не дает никакого четкого определения. А как можно определить то, что заставляло вставать во весь рост и вести товарищей в атаку под свистом пуль, мерзнуть в окопах, бросаться грудью на дзот? Все это — результат воспитания и обучения, которыми прививаются идеи, составляющие основу идеологии.

Вот мы и подошли к тому, что изначально надо было бы возродить, воссоздать. Воспитанием и обучением в армии занимались «замполиты, политруки, а по-прежнему — комиссары». Но они знали, какой идее служат, чему учат, как воспитывают. Советская идеология была их плотью и кровью. Ну, по крайней мере, подавляющего большинства из них. А чему и как будут учить нынешние? Какие идеи станут прививать? Я понимаю, патриотические. Но все-таки хотелось бы поконкретнее.

Получается, что, вполне вероятно, именно армии и Главному военно-политическому управлению предстоит разработать столь важную и необходимую идеологию, поскольку именно она является базисом всего армейского воспитания. А уж потом, глядишь, и общество ее позаимствует.

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "11" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "11" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(6) "bredis" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(6) "bredis" ["AUTHOR_NAME"]=> string(23) "Елена Бредис" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(23) "Елена Бредис" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "13" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "13" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_637" ["~CODE"]=> string(4) "_637" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/11/?page=blog&blog=11" ["urlToPost"]=> string(50) "/blog/autors/11/?page=post&blog=11&id=_637" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/11/?page=user&id=13" ["AuthorName"]=> string(23) "Елена Бредис" ["TEXT_FORMATED"]=> string(9937) "

На прошлой неделе в Вооруженных силах нашей страны было воссоздано Главное военно-политическое управление. Возглавил новую структуру бывший командующий Западным военным округом генерал-полковник Андрей Картаполов. Такая структура в армии существовала в Советском Союзе и была ликвидирована вместе с его развалом.

Наконец-то свершилось. Впрочем, случиться это должно было намного раньше, но… лучше поздно, чем никогда. Кто-то удивится: зачем придумывать новую структуру, если в девяносто втором году было организовано Главное управление по работе с личным составом (ГУРЛС)? Да потому и необходимо, что из работы этого управления сознательно и старательно была устранена политическая составляющая: ну как же, ведь армия вне политики…

«Демократы» долго и усиленно вбивали нам в головы этот постулат. То, что мы в это поверили, я могу объяснить только эффектом зомбирования. Потому что никому в здравом уме и трезвой памяти не придет в голову разделить армию и политику, армию и идеологию. Хотя, идеологию мы тоже благополучно похоронили.

Война — это продолжение политики, только иными средствами. Так говорил великий прусский военный теоретик генерал Карл фон Клаузевиц. Да разве может быть по-другому? И если солдаты или офицеры не понимают, в чем высший смысл очередной атаки, почему и ради чего они должны рисковать жизнью, то можно ли положиться на такую армию? Вспомните, как нам в девяностые настойчиво внушали, что России необходима контрактная армия, по примеру американской. А теперь вспомните, как американские контрактники отказались идти в наступление из-за отсутствия качественной туалетной бумаги. Ну и перенесемся мысленно в годы Великой Отечественной войны. Почувствовали разницу?

Скорее всего, я не права. Но у меня вызывает оторопь само словосочетание «убивать за деньги». Я понимаю, что контракт­ники рискуют жизнью, но ведь киллер тоже рискует. А жизнь можно отдать только за Родину, за близких людей, за идеалы. И звонкая монета не имеет к этому никакого отношения. Может, нам это трудно понять, потому что мы никогда не начинали захватнических войн, а всегда лишь всеми силами защищали родную страну.

Деполитизированная армия рано или поздно становится слепым орудием в руках тех, кто с ее помощью хочет добиться исключительно своих корыстных целей. Но когда тебя так используют, это не проходит бесследно. Как результат — упаднические настроения среди военных, непонимание смысла всех лишений и жертв. В годы первой чеченской кампании военные психологи провели опрос. Наибольшая группа респондентов указывала, что причина их участия в войне связана исключительно со страхом наказания за уклонение от воинской службы. Для многих мотивом была месть за погибших товарищей. Совсем небольшая группа говорила о патриотических причинах. И практически все не доверяли высшему командованию и политическому руководству страны, полагая, что их предают.

Вот результаты «работы с личным составом» бывшего управления, которому полагалось забыть о политической составляющей. Именно об этой чеченской кампании Сергей Говорухин, сын знаменитого режиссера Станислава Говорухина, снял художественно-документальный фильм «Прокляты и забыты». Именно во время этих съемок он потерял не только ногу, но и, по его же словам, «веру в человечество». А мы удивляемся, откуда у парней, прошедших Чечню, столько психологических проблем, столько неврологических заболеваний.

Генерал царской армии Петр Ольховский писал: «Воспитанием человек в войсках обрабатывается так, что достигается что-то большое и важное, что он, не желая служить, служит; не желая идти в бой, идет; когда из присущего чувства страха смерти его неудержимо тянет назад, он все же идет вперед, преодолевая с огромным усилием этот страх».

Пропаганда, безусловно, важна и нужна. Но не будем забывать и о контрпропаганде, особенно сегодня, когда балом правит Интернет. По большому счету пропаганда — это промывка мозгов. Сегодня одни промыли, завтра — другие. Вряд ли в результате в душе может зародиться «что-то столь большое и важное», о чем писал Ольховский. Заметьте, Петр Дмитриевич не дает никакого четкого определения. А как можно определить то, что заставляло вставать во весь рост и вести товарищей в атаку под свистом пуль, мерзнуть в окопах, бросаться грудью на дзот? Все это — результат воспитания и обучения, которыми прививаются идеи, составляющие основу идеологии.

Вот мы и подошли к тому, что изначально надо было бы возродить, воссоздать. Воспитанием и обучением в армии занимались «замполиты, политруки, а по-прежнему — комиссары». Но они знали, какой идее служат, чему учат, как воспитывают. Советская идеология была их плотью и кровью. Ну, по крайней мере, подавляющего большинства из них. А чему и как будут учить нынешние? Какие идеи станут прививать? Я понимаю, патриотические. Но все-таки хотелось бы поконкретнее.

Получается, что, вполне вероятно, именно армии и Главному военно-политическому управлению предстоит разработать столь важную и необходимую идеологию, поскольку именно она является базисом всего армейского воспитания. А уж потом, глядишь, и общество ее позаимствует.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "08.08.2018, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "08.08.2018" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "08" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "08" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2018" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(22) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(7) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } ["TARGET_BLANK"]=> string(1) "Y" } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(7) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderEdit" } ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(36) "Bitrix\Main\UserField\Types\FileType" [1]=> string(10) "renderView" } ["USE_FIELD_COMPONENT"]=> bool(true) ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" } ["VALUE"]=> bool(false) ["ENTITY_VALUE_ID"]=> int(221) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "128" ["TIMESTAMP_X"]=> object(Bitrix\Main\Type\DateTime)#196 (1) { ["value":protected]=> object(DateTime)#197 (3) { ["date"]=> string(26) "2019-01-11 07:01:23.000000" ["timezone_type"]=> int(3) ["timezone"]=> string(13) "Europe/Moscow" } } ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "260" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "51004" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/b22" ["FILE_NAME"]=> string(6) "11.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "11.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "2b1f2727dbbe3fd56ab8df5f0bf86ee5" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/b22/11.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/b22/100_100_2/11.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных