Вт, 18 Мая, 2021
Липецк: +27° $ 74.00 89.62

Кулич и Свечка отца Феофила (фото)

Наталья Сизова | 23.09.2013

Блажен человек, который идёт своим, только ему предназначенным путём. Нередко тропа его жизни бывает тернистой и весьма трудной. Но именно в такие времена путника чаще всего и посещают откровения. А порой и чудеса Божии

Люди часто спрашивают: почему тот или иной человек оставляет всё и следует за Спасителем? Где и когда происходит тот самый «миг встречи»? Почему для кого-то Промысел Божий и спасение души значат больше, чем мирские успех, признание, карьера, деньги, власть? Ответить на эти вопросы бывает чрезвычайно трудно, потому что встреча человека с Богом – всегда великая тайна, преображающая его душу, изменяющая его сознание и весь земной путь. И путь этот особенный, поначалу малопонятный даже самому человеку. 

ФОТОГАЛЕРЕЯ

– Мой осознанный путь послушания и монашества начался именно с Задонска, – рассказывает настоятель храма святителей Автонома Италийского и Митрофана Воронежского, что в селе Кашары Задонского района, иеромонах Феофил (Турцев). – В Рождество-Богородицком мужском монастыре я оказался в 2000 году, когда уже было решено, что пойду по монашескому пути. Вскоре после прибытия в Задонск владыка Никон послал меня учиться сначала в воронежскую, а потом в московскую Николо-Угрешскую духовную семинарию. После образования Липецкой и Елецкой епархии я получил от владыки благословение восстанавливать храм в Кашарах. Шёл 2003 год. Опыта у меня тогда не было ни строительного, ни духовного. А труды предстояли весьма большие. Послушником приступил я к этому деланию. Приходилось всему учиться. Поначалу даже стоял с ящиком у ворот Задонского монастыря, собирал копеечки на восстановление храма. Но с Божией помощью всё управилось. До сих пор помню каждого человека, который благословлял в наш храм иконы, жертвовал деньги на доски, на кирпич, инструмент и прочие нужды. Много людей поучаствовало в возрождении прихода. И сегодня помогают. Всех поминаем на молитве. 

Преданья старины

Село Кашары раньше называлось Тресвятское. Когда-то здесь стоял деревянный храм в честь трёх святителей. Но в XIX веке Кашары стали имением отставного полковника Ивана Артамоновича Кожина. Как известно, кошарами называются тёплые помещения для овец. Почему село было переименовано, доподлинно неизвестно. Возможно, местные жители занимались скотоводством. Но в 1823 году здесь была построена круглая церковь святого Автонома Италийского, представляющая собой ротонду с колоннами. Позже рядом возвели колокольню с приделом святого Митрофана Воронежского. Между тем архитектор ансамбля до сих пор неизвестен. 

– В архиве мы нашли сведения, что возводили этот комплекс воронежские мужики, – поделился отец Феофил. – Многие члены семьи Кожиных были храмовыми строителями. Иван Артамонович Кожин возводил наш храм. А его дед Иосиф построил храм в Репце – тоже памятник архитектуры. Его отец Артамон в Пскове две церкви поставил. 

Наш храм в честь святителя Митрофана – зимний, в нём один вход, он уютный, небольшой, обогревается дровяной печью. Первым, кто начал его восстанавливать после разорения, был Владимир (Вилис) Александрович Упит. А для меня было главным, чтобы в храме началась литургия. 

Мы поинтересовались у батюшки, почему используется печное отопление, ведь газовая труба проходит близко, на что отец Феофил резонно заметил, что свет и газ – это постоянная задолженность для прихода. А финансирование строительства и так нестабильно. Конечно, зимой в храме прохладно, в алтаре бывает около 10 градусов тепла, а в морозные дни температура падает до плюс двух. Но главное, что руки не замерзают, служить можно. И прихожан достаточно – всегда есть причастники. А тепло дровяной печки привносит даже некую душевность и колорит.

Словом, селяне не жалуются и даже согласны отпускать на обучение к иеромонаху Феофилу своих детей. Возможно, уже в нынешнем году в воскресную школу придут с десяток мальчишек и девчонок. А это почти четвёртая часть Кашарской средней школы. 

С недавнего времени в селе проживают и мусульмане. Их дети тоже посещают уроки православной культуры в сельской школе. Отцу Феофилу приходилось даже крестить взрослых мусульман. Но это пока единичные случаи. Тем не менее, по наблюдениям батюшки, к русским, которые не ходят в храм, мусульмане относятся настороженно, ведь неверующие совершают многие грехи, которые мусульмане, мягко говоря, не переносят. Когда же общаются с православными, то выказывают всякое уважение. Многие мусульмане кланяются, выражая почтение священнику, тогда как крещёные это делают редко.

Чудо-храм

Красота комплекса, который восстанавливает иеромонах Феофил, – поражает! В Санкт-Петербурге есть храм Кулич и Пасха. А в Задонском крае храм святителей Автонома и Митрофана ласково называют Кулич и Свечка. 

25 сентября в Кашарах будет престольный праздник. А нынешний год ещё и юбилейный: 190 лет исполняется Автономовскому летнему храму-ротонде и 180 лет – трёхъярусной колокольне с высоким шпилем, напоминающим свечу, с приделом в честь святителя Митрофана Воронежского. 

– Самое главное, что литургия служится уже в обоих храмах, – радуется отец Феофил. – В летней ротонде скоро закончим установку иконостаса. Есть уже и престол, и жертвенник, и семисвечник. Останется восстановить второй этаж, хоры, обустроить алтарь, ризницу. Впрочем, основные работы уже завершены. Специфика нашего комплекса в том, что летом мы служим в летнем храме, там даже в жару светло и прохладно. А зимой молимся в тёплом, где печка греет. У тех, кто создавал это чудо в начале XIX века, всё было тщательно продумано. Как-то на престольный праздник в летнем храме у нас служили молебен два десятка священников. Мощные голоса звучали величественно, неповторимо. Просто дух захватывало! 

Сегодня росписи в Митрофановском храме (Свечке) восстанавливает реставратор из Лебедяни Евгений. Специалисты из Российской академии художеств сделали анализ фресок, дали рекомендации по восстановлению. Позже приступят к реставрации фресок и в Автономовском храме (Куличе). Уже до конца нынешнего года роспись планируется завершить. 

Практически полностью возрождена и колокольня. На данный момент благовествуют шесть колоколов. Самый большой из них весит 400 килограммов. Отец Никандр, что помогает настоятелю храма, прекрасно управляется с такой «братией». А в будущем отец Феофил мечтает перезваниваться с ближайшими храмами, стало быть, добавятся ещё более мощные голоса. 

…Добраться до «гласов Божиих» оказалось делом нелёгким. Нам с фотографом Александром удалось достичь лишь второго яруса. Выше – посчитали опасным для жизни. Да и что с нас, маловеров, взять? А вот отец Феофил и отец Никандр общаются с колоколами регулярно. 

Впрочем, не только медный трезвон разливается по округе. Приезжают в Кашары и для того, чтобы хор послушать.

– У нас в Автономовском храме однажды сам владыка пел на клиросе, – откровенничает отец Феофил. – Помню, был день моего тезоименитства, я служил литургию, и вдруг открывается дверь, и заходит владыка Никон. Мы немного растерялись, а он сразу прошёл на клирос и сам начал петь. Меня этот поступок владыки тогда очень поддержал и вдохновил на дальнейшие труды. А нынче послушник Владимир управляется на клиросе. Может, со временем получится у нас настоящий братский хор? А быть может, и скит появится…

Не было бы денег, да вор помог

– Когда я прибыл восстанавливать храм, первоочередные работы уже были сделаны, – продолжает батюшка. – Залиты бетонные полы. Стены внутри колокольни поштукатурены и побелены. В ротонде покрыта временная крыша, которая предохраняла храм от дождей. Вроде бы надо было радоваться, что не с нуля стройку затеваю. А для меня и это было не по силам. Я почему-то больше думал о том, как здесь наладить молитвенную жизнь. Собственно, я и занимался молитвой. Всё остальное уже пришло потом. По молитвам Бог послал и людей. Строителей и тех, кто имел средства, чтобы оплатить работы. 

Но не всё проходило гладко. Господь и помогает, и искушения попускает. Так, в 2008 году, в Страстную седмицу, приход ограбили. Воры унесли все инструменты. Со временем нашли того, кто пошёл на это бесчестное дело. Им оказался вор со стажем, который жил в другой деревне. Позже, на следствии, он сказал, что просто гулял возле храмов. Ночью! Но обыск у злодея ни к чему не привёл. Его отпустили. Однако помощь пришла почти сразу. Поскольку без инструментов не поработаешь, то вскоре приходу выделили государственные средства. Храмовый комплекс является памятником федерального значения, и деньги помог получить Совет Федерации. Тогда удалось сделать самое главное – поставить купол (ротонду) в храме святителя Автонома. Диаметр его составляет 15 метров, а масса 15 тонн. 

«Сила Моя совершается в немощи» 

– Чудесной можно назвать историю водружения купола, – вспоминает батюшка. – Когда решили поставить купол, приехал один из наших прихожан, опытный инженер, и сказал, что одним краном пятнадцатитонную махину водрузить невозможно. Он сделал проект для поднятия купола двумя кранами. Но найти одновременно два крана для одного прихода – сложно. Мы пригласили работников с Новолипецкого комбината, у них был двухсоттонный кран. Но в цене, как говорится, не сошлись. С нас запросили 150 тысяч, а в нашей копилке было только 50 тысяч. Тогда я поехал по дороге искать кран. За Ельцом обнаружил строительную бригаду. Они обещали помочь. Ставить купол пришлось с помощью одного девяностотонного крана. И когда начали его поднимать, кран стал переворачиваться. Оторвались опоры от земли, крановщик выскочил из кабины и закричал, чтобы все убегали. Но неожиданно подул встречный ветер, и кран встал на место. Вот такое чудо явил Господь! 

Историй чудес отец Феофил может рассказать немало. Как-то в день памяти святителя Митрофана он молился один в храме пред старинной иконой святого. Вдруг открылась входная дверь, зашёл незнакомый человек и пожертвовал на храм 500 рублей. Батюшка решился с этой иконой ехать в Воронеж, чтобы приложить её к мощам святителя. Вернулся из поездки удовлетворённый, поскольку удалось сделать для иконы новый киот. А позже владыка Никон благословил ещё и частицу мощей святителя Митрофана. Так и рождаются на свет чудотворные иконы. 

– Все Кожины служили в гвардии, – комментирует отец Феофил. – Они могли заказывать иконы в мастерских Санкт-Петербурга. Одна из таких редких круглых икон, которую вернули прихожане, хранится в нашем алтаре. На ней образ апостола и евангелиста Луки. 

К 25 сентября, надеемся, будет готов и дубовый иконостас в летнем храме. Займёт своё место и копия храмовой иконы священномученика Автонома и мученицы Веры. Это были небесные покровители родителей помещика Ивана Кожина. Авторство оригинала приписывают иконописцу императорского двора Василию Пешехонову. В России работы этого мастера нынче встречаются крайне редко. Но говорят, что если у обычного иконописца икона стоила рубль, то у Пешехонова – сто рублей. Работы этого мастера находятся в основном в частных коллекциях, за рубежом. Вот и наша храмовая икона пребывает в частной коллекции в Прибалтике. Но выкупить её пока нет возможности. 

Поражают в храме и фрески, которые ещё ждут своего воскрешения. – Нестеровский сюжет отрока Варфоломея, Святого Владимира, Марии Магдалины, Николая Чудотворца, Тихона Задонского, равноапостольной княгини Ольги. 

А под куполом по преданию раньше был образ Богородицы, сходящей с неба на землю.

Старец Николай

– Я родился на Кольском полуострове, на Щук-озере, – вспоминает иеромонах Феофил. – Закончил мореходку, ходил с рыбаками. Срочную служил в десанте. Бывал в Прибалтике, Туркмении, Киргизии. А сверхсрочную службу проходил на Северном флоте. Когда закончился контракт – ушёл в монастырь. Не спрашивайте, почему. Скажу лишь, что и апостолы были рыбаками. Всех нас ведёт Божий Промысел. Постепенно, потихоньку стал подвизаться в древнем Трифонов-Печенгском мужском монастыре. Первый мой наставник, отец Александр, как-то позвонил мне и сказал, что игумену монастыря Аристарху нужен водитель. После нашей встречи с игуменом мне сразу предложили перебраться в монастырь. Когда я захотел вернуться домой за вещами, мне сказали, что в монастыре всё есть. Так я и остался. Но благословение на монашество было получено ещё раньше. И путь мой лежал именно в Задонск. Так предсказал старец Николай Гурьянов с острова Залит. 

А дело было так. Ещё в 1996 году на службе Алексею (будущему отцу Феофилу) предоставили отпуск. Он отправился в Задонск разузнать, что это за место на обширной карте России? Зашёл в мужской монастырь, тогда только восстанавливающийся, и сразу познакомился с монахом Лаврентием. Разговорились. Алексею предложили съездить к старцам. Такие моменты всегда тайна для людей. Ещё большей загадкой оказалась поездка в Воронеж, к схимонахине Михаиле. Она сказала, что отец Николай скоро отойдёт в вечность и надо у него побывать. Возвращался Алексей в Мурманск через Псков, причастился в Псково-Печерском монастыре Святых Тайн и тогда уж отправился на остров к отцу Николаю. Когда старец вышел к воину, то не стал ждать вопросов от будущего монаха, а сразу дал ответ на всё, что интересовало Алексея. Затем помазал его священным маслом, и на том встреча закончилась. Свершилось то, что должно было свершиться, – молодой человек получил благословение на монашество.

– С Севера мы вскоре переехали, мама моя купила дом недалеко от Задонска, – рассказывает отец Феофил, – но та судьбоносная встреча со старцем Николаем до сих пор поддерживает, согревает душу. В его словах я нисколько не сомневался, хотя у меня была непростая ситуация в личной жизни. Но Господь всё управил. А с 2004 года я – монах. Пока вот тружусь во славу Божию в Кашарах. Но в будущем владыка обещал меня опять забрать в монастырь.

Игрушки – в дар

Старший брат отца Феофила, Александр, до сих пор служит в Североморске. Приезжает в гости вместе с семьёй. Их мама, Анна, живёт в Кошарах, помогает младшему сыну на приходе. 

– Моя прабабушка была верующая, и мама многое от неё взяла, – вспоминает отец Феофил. – Но так как в Североморске храмов-то и не было, поэтому о вере мама мне долго ничего не рассказывала. Чужие люди поведали, что есть Бог, есть Его учение. Однажды, когда я пришёл домой из школы, то спросил у мамы, что это за книга такая – Евангелие? Мама ответила: «Да, вот там, на полке лежит. Посмотри». Я удивился, как же я не читал её до сих пор? Начал читать, но когда дошёл до слов: «Оставь всё, следуй за Мной», – понял, что не смогу так сделать. Но уверенность в том, что там написана чистая правда, в душе осталась. Как-то спросил у мамы: «Почему ты меня с детства не учила вере?» Она ответила: «Но ведь когда ты игрушки детям раздавал, я же тебе не запрещала!» Она, безусловно, была расстроена, когда я встал на монашеский путь. Но потом смирилась. 

Между прочим, у брата моего уже внук подрос. Мне он, стало быть, внучатый племянник. Захарием зовут. Я брал его на службу в алтарь. Он стоял рядом со мной, молился. Служба мальчика весьма впечатлила. Но время покажет, что из него дальше получится.

Детский лагерь

Летом на приходе уже не первый сезон работает православный детский лагерь. Едут в Кашары из Липецка, Воронежа, Москвы. Живут ребятишки в гостевых деревянных домиках, в смену отдыхают от душных городов не более двадцати подростков. За две недели мальчишки и девчонки не просто духовно и физически укрепляются, бывают на службах в храме, но и посещают святые места Черноземья, ходят в лес, сплавляются на плоту по Дону. Нынешним летом побывали в Белогорье, что в Воронежской области. 

– Двадцать человек – мобильный отряд, его легко можно отправить в поездку, – считает отец Феофил. – Если бы ребят было больше, возникли бы сложности. А так всё успевали. Кормил детей профессиональный повар, одна смена пришлась на пост. Но выдержали, не роптали. Детям всё понравилось, никто не капризничал. И никто не заболел. 

Удивительно, как уютно и рачительно можно организовывать пространство. Вот, рядом с домиками для гостей небольшая летняя кухня-столовая. А неподалёку «комплект» деревянной мебели – простые деревянные круги. Впрочем, не такие уж простые… Когда-то, в позапрошлом ещё веке, князем Голицыным был посажен лес на Галичей горе. Несколько реликтовых сосен сгорело при пожаре 2010 года. Погибшие деревья отдали приходу на дрова. Но отец Феофил нашёл пням другое применение. Теперь этот прекрасный ансамбль из столика и нескольких пеньков-стульев украшает дворовую территорию. 

Музей

Имеется у отца Феофила и свой персональный маленький музей. Что-то из экспонатов принесли прихожане. Какие-то иконы и книги «пришли» из Иерусалима, Греции. Первый раз довелось увидеть воочию лепту. Быть может, одну из тех, что положила в кружку бедная вдова. Монетки находят в горных породах, которые выносят на поверхность воды Иерусалима. Многие израильтяне на продаже раритетов зарабатывают приличные суммы. Рядом с лептой расположились стручец хлебного дерева, камушки с Афона, Евангелие, напечатанное ещё до патриарха Никона, Жития Святых, написанные вручную, Библия начала XX века. В углу русской деревянной избы висит женский народный костюм XIX века и стоит прялка.

– Экспонаты производят большое впечатление на наших гостей, особенно на детей, которые приезжают в лагерь, – поясняет отец Феофил. – Всё это наша всемирная история, которую нужно бережно хранить. 

О том, как спастись

Новая скрижаль, церковное право, настольная книга священнослужителя – это лишь маленький перечень из монашеской библиотеки. Пока батюшкой перечитан не весь Иоанн Златоуст, Добротолюбие. Последнее время попросту не хватает сил и времени. По мнению отца Феофила, не очень-то полезно для священника заниматься строительством, ездить на машине, бегать по городу и что-то закупать. Суета отвлекает от молитвы – главного делания монаха. 

– Когда я трачу на какие-то приходские нужды деньги – кто меня контролирует? – рассуждает отец Феофил. – А искушения бывают весьма свирепые! Спасает тут только молитва. Куда Господь духом своим указывает, то и надобно делать. Как-то я встретился с одним схимником и задал ему вопрос: «Как исполнить монаху послушание и при этом спастись?» Схимник ответил, что слушаться больше уж некого. И многие другие священники так же считают. Старцев мало нынче, потому что нет настоящих послушников. Конечно, хотелось бы и храм отстроить, и душу свою спасти. Не скрою, мне сложно совмещать духовную и мирскую жизнь. Бывало, по послушанию ездил в Москву и потом сильно болел. Но утешение я нашёл у афонских старцев. Они говорили, что в нынешнее время монахи не могут быть в стороне от мира. Они должны помогать простым людям спасаться. Да, мы теряем что-то в духовной своей жизни. Бывают и падения. Но потом Господь воздаёт всё благодатью своей. И радость бывает необыкновенная, и молитва сердечная. Главное, чтобы человек не позволил суете возобладать над собой. Суета даёт усталость. А тут уж и лукавый ставит сети, потому что уставшему человеку сложно молиться, правило молитвенное тяжело исполнять. Но Господь не оставляет. Ведь Промысел Божий заключается в том, чтобы спаслось как можно больше людей… 

Фото Александра Юшкова

Фото Александра Юшкова

Фото Александра Юшкова
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных