Вт, 23 Июля, 2019
Липецк: +24° $ 63.02 71.01

У кого зазвонил телефон...

И. Неверов | 25.06.2019 07:22:07
А зазвонил он у моего давнего товарища, липецкого журналиста и поэта Владимира Богданова. В его мобильнике раздался голос человека, которого Володя прежде видел разве что по телевизору — на приеме в Кремле, на заседании Академии наук. «С вами говорит Лео Антонович Бокерия. Я пришел в кабинет после четырех операций и прочитал ваше письмо...». Бокерия? Тот самый? Ученый, известный на всю Россию хирург, руководитель Центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева? Да, он.

У этого звонка предыстория длиною в полвека. Когда-то шестнадцатилетний подросток из Липецка с тяжелейшим диагнозом оказался в палате номер тринадцать центра, где Бокерия еще не работал. Чертова дюжина стала для нашего юного земляка счастливым числом. Семичасовая операция вернула ему право на жизнь, право на будущее. Сегодня Владимир Сергеевич — отец двух детей, дед семерых внуков, автор десяти стихотворных сборников.

И вот некоторое время назад он решился отправить Бокерия одну из своих книг. А в приложенном к ней письме коротко сообщил о себе, о том, как часто он думает о талантливых врачах, что поставили его на ноги. Ну, отправил и отправил. Мало ли кто по разным поводам обращается в крупнейшее, уникальное клиническое и исследовательское учреждение страны. И уж точно на письмо не должен был отвечать сам сверхзанятой академик, медицинское светило мирового уровня. Хватило бы и трех строчек, набранных на компьютере секретарем: бандероль получили, спасибо, как-нибудь на досуге почитаем.

Но Лео Антонович позвонил лично. И не торопясь, словно с хорошим знакомым, общался с Володей, рассказал о судьбе врачей, которым Богданов так обязан, справился о его здоровье, пригласил, если что, обращаться, благо бакулевский центр активно сотрудничает с Липецком. А напоследок спросил позволения поместить послание липчанина на своем сайте.

Все это Богданов описал во вступлении к новой книжке — не стихотворной, а прозаической, мемуарной. Она так и называется: «Звонок на сотовый». Когда Владимир Сергеевич ее мне дарил, то признался: до сих пор, год-полтора спустя, все еще удивляется поступку Бокерия. У выдающегося медика сохранился интерес к каждому, ближнему, дальнему, кто попадает в его поле зрения. Он же позвонил не ради формального приличия. Ему провинциал из Липецка и вправду небезразличен. А сколько на свете персонажей, убежденных, что микроскопическая, однако начальственная должность превратила их в избранных, исключительных. И они могут поглядывать на всех свысока, небрежно, кичливо. Так бывает и с вахтером, получившим власть всего-навсего держать и не пущать, и с министром, и с артистом, да с кем угодно.

По контрасту со звонком Бокерия мне приходит на память приезд к нам исполнителя душещипательной попсы. Журналистка нашей газеты попросила у него десятиминутное интервью. Он сперва милостиво согласился, потом передумал. Он, видите ли, устал, а главное — абсолютно не нуждается в публикации периферийного СМИ. Ну, разумеется, устал. Куда больше, чем Лео Бокерия, сделавший за день четыре операции на сердце. У восьмидесятилетнего врача хватило сил на телефонный звонок. А у «звезды» силы вконец иссякли. Да и потом уж эта провинция... Правда, провинциальными сотнями тысяч рублей господин певец совсем даже и не пренебрег.

Об этих двух сюжетах я подумал во время марафонского четырехчасового диалога Владимира Путина со страной. По-моему, «Прямая линия» с президентом вновь подтвердила справедливость азбучной истины: чем крупнее личность, тем естественнее воспринимает она окружающих как равных, как партнеров. Человек по-настоящему масштабный умеет услышать других. И верит: они его тоже услышат. Это роднит президента, академика, лидера региона или главу сельской администрации, если они занимают свое место по праву.

На сей раз в как будто бы техническом словосочетании «прямая линия» я особенно отчетливо уловил второй, метафорический смысл. Оно обозначило, помимо прямого, в режиме онлайн, разговора с огромной аудиторией, еще и меру прямоты, откровенности, честности главы государства, спокойно выдержавшего «девятый вал» непростых, часто неудобных и тревожных вопросов.

Впечатлила реакция Владимира Путина на стандартный упрек насчет «ручного управления». Дескать, не полагается президенту разбираться, почему в глубинном тюменском поселке нет водопровода, а в новом микрорайоне большого города не строится детский сад. Путин объяснил это просто: для него нет мелких, не заслуживающих внимания какой угодно инстанции людских нужд и ожиданий.
По существу, лидер России продолжает показывать пример для всей властной вертикали. Совестливость, отзывчивость, уважение к людям — стержень государственного служения. Да и всякого иного серьезного, социально весомого дела.

Не зря, замечу, руководитель нашей области Игорь Артамонов однажды посоветовал молодежи основательно познакомиться с исследованиями вроде книги «Жалоба как подарок». В ней — ориентиры, важные не только в стратегии бизнеса. Пусть вас не раздражают жалобы и претензии. Умейте войти в положение жалобщика. Вам жалуются? Стало быть, доверяют, рассчитывают, что вы способны исправить ситуацию. И жалоба, и благодарность — вехи на пути к достижению цели. Будьте признательны и за то, и за другое. Формула: покупатель (клиент, посетитель, избиратель) всегда прав — ничуть не устарела, господа.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных