Пт, 13 Декабря, 2019
Липецк: +1° $ 63.72 70.50

Создатель Пушкинского музея

Роман Ромашин | 22.10.2019 12:19:44
Герои романа Ильфа и Петрова  «12 стульев» тщетно искали сокровища мадам Петуховой, ставшие в Москве изящным зданием. У капитала Юрия Нечаева-Мальцева похожая участь. Львиную долю своего солидного состояния фабрикант и обер-гофмейстер Высочайшего двора из данковского Полибино истратил на храмы, богадельни и музеи.

Величайший из них — музей изящных искусств имени Александра III (ныне Государственный музей имени А.С. Пушкина).

На его создание земляк отдал сумму по тем временам астрономическую — больше двух миллионов золотых рублей, тогда как сама царская семья пожертвовала 300 тысяч. По заслугам, как говорится,  и честь: первым встретившим Николая II летом 1912 года на церемонии открытия собрания был Юрий Нечаев-Мальцев.

К строительству известного ныне во всем мире учреждения культуры на московской улице Волхонке в царском правительстве сначала отнеслись  прохладно. Тот же министр финансов Витте резко осадил заикнувшегося  было об участии в этом деле государственной казны идейного вдохновителя создания музея — профессора Ивана Цветаева: «Народу нужны хлеб да лапти, а не ваши музеи!».

Иные представители власти, кстати, тоже не горели желанием помочь, и лишь наш земляк считал иначе. Почему? Сказалось, скорее всего, увлечение археологией, привычка добиваться всего самому, ибо миллионером от рождения сын помещика средней руки не был.

Юрий Нечаев разбогател и удлинил свою фамилию после смерти дяди — бездетного «хрустального короля» Ивана Сергеевича Мальцева, умершего в 1880 году во французской Ницце. Отзывчивый наследник, оказавшийся, говоря по-современному, умелым менеджером, удачно приумножал свои активы, а на досуге принимал крестьян, разночинцев, ученых. Причем без всякой барской спеси. Выслушав, утешал, часто выручал рублем или  ходатайством насчет обратившихся перед высшими правительственными чинами.

Но ошибочно считать данковчанина аскетом. Остававшийся убежденным холостяком владелец заводов, золотоносных приисков и акций ведущих компаний государства привычно жил на широкую ногу. Отремонтировал в стиле рококо в Петербурге на улице Сергиевской дворец (здесь ныне находится управление МВД России по Северо-Западному федеральному округу), где устраивал званые обеды и вообще любил вкусно поесть. «Что мне делать с Нечаевым-Мальцевым? — сетовал Иван Цветаев, часто ходивший с другом в рестораны. — Опять всякие пулярды и устрицы. Ну зачем мне, сыну священника, устрицы? А заставляет, злодей, заставляет! «Нет уж, голубчик мой, соблаговолите!». Он, наверное, думает, я стесняюсь. Да какое стесняюсь, когда сердце разрывается от жалости: ведь на эту сторублевку можно что-нибудь для музея сделать…».

После каждого ужина официант нес Юрию Степановичу счет, а Иван Владимирович клал рядом квитанции за услуги мастеров или доставку из Норвегии ценного гранита. Все бумаги Нечаев-Мальцев заверял подписью. «Один такой покровитель стоит мне целого десятка московских купцов и бар», — так отзывался Иван Цветаев о нашем герое.  

Кстати, дружбу бизнесмена с ученым впоследствии описала его дочь — поэтесса Марина Цветаева: «Не знаю почему, от непосредственной ли любви к искусству или просто для «души», ее спасения, во всяком случае, под неустанным воздействием моего отца Нечаев-Мальцев стал, широко говоря, единственным покровителем музея, таким же его физическим создателем, как отец духовным. Даже шутка по Москве ходила: «Цветаев-Мальцев».

Участь же родной усадьбы Нечаева-Мальцева в данковском Полибино сегодня незавидна, о чем мы неоднократно писали: пребывает в аварийном виде дворец, напротив ржавеющая ажурная водонапорная башня, заросли травой братские могилы ратников князя Дмитрия Донского, находящиеся отсюда в трех километрах, у грунтовки, ведущей в деревню Нелядино.

Лишь бюджетными  вливаниями достояние нации трудно сохранить. Без энтузиастов опять никуда. И они есть! Так, Елена Агафонова, молодая активистка общества краеведения Данковского района, сумела убедить заместителя директора музея имени А.С. Пушкина Владимира Определенова навестить родину благотворителя. Хозяева, что немаловажно, не ограничились экскурсией, обсудив с гостем варианты возрождения имения Нечаевых.

Самый желаемый — создание в Полибино филиала собрания, что поддерживает глава администрации  района Валерий  Фалеев. Время, кстати, подходящее — к располагающему огромными фондами музею на Волхонке ныне присоединяются для воссоздания, удобной демонстрации коллекций особняки знати. «Жемчужину» липецкого края сюда, конечно, резонно добавить.

А как с сохранением памяти благотворителя, юбилейный день рождения которого приходится на начало ноября? Увы, сложнее. Где-то на Новодевичьем кладбище Москвы затерялась его могила. Лишь знатокам искусств известны дела наследника «хрустальной империи», располагавшей в нескольких губерниях крупнейшими на тот момент фабриками, заводами, зарплата и условия труда работников которых стабильно улучшались. Перед своей смертью, кстати, жертвователь отписал стеклодувам миллион рублей.

На данковской земле в  последние годы установлены десятки мемориальных досок.  А вот в честь имени подарившего человечеству настоящую сокровищницу искусства такого знака пока нет. Это обидно. Если уж не ко дню рождения Юрия Нечаева-Мальцева, то позже упущение надо устранить
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных