Вт, 18 Июня, 2019
Липецк: +24° $ 64.43 72.70

Керосину хватит на всех

Александр Косякин | 07.06.2019 09:11:38
Опять украдены миллиарды. Грибоедовский полковник Скалозуб в сравнении с полковником Черкалиным — просто мальчишка, порвавший штаны на чужом заборе.

Помните у Михаила Салтыкова-Щедрина: «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит». И еще: «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас, намеднись, дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»

Керосину у нас, кажется, на всех полковников хватит. Не говоря уж о лейтенантах…

У этой конкретной растащиловки есть нюанс: воруют люди в погонах. С большими звездами. Хапают под присягой. В «Роскосмосе», в Минобороны, в ФСБ. ФСИН тоже отметился — сидит бывший начальник, генерал.

Между тем за каждым таким случаем стоят не только деньги и бесстыдство офицеров, но и жизнь (чаще — смерть) молодых ребят, поверивших своим командирам. Вспомним скандал с бронежилетами, которые разве что от рогатки спасти могли. Правда ведь состоит в том, что от  пуль преступников гибнут не только мирные граждане, но и те, кто их защищает. А им «оборонка» втюрила фальшивые «бронники». Нормальные же, оплаченные полновесным рублем, ушли «налево».

Конечно, самыми преданными России остаются ее армия и флот. Иначе натовские солдаты уже гуляли бы по Севастополю. Армия — отражение государства, в некотором смысле ее лицо, и потому если в государстве воруют (а этой русской забаве, как учили классики, сотни лет), то приворовывают и в войсках.

Помню, еще курсантом учебки работал на армейских складах. Меняли старую начинку одного агрегата на новую.  Прапорщик приказал вскрыть контейнер с оборудованием. Вскрыли, но там лежала одна опись. Пломбы, печати были на месте. Сам склад, разумеется, опечатывался тоже, а возле дверей круглые сутки ходил вооруженный часовой. Прапорщик с удивлением сказал «е-мое!», но на самом деле не очень удивился… Потом к нам прибыл взвод ребят с высшим образованием. Каждый уже что-то умел в жизни. Неделю новобранцы ходили строевым, как все, прыгали в койки и одевались за сорок пять секунд, а потом их всех разобрали по ротам и взводам. Один писал диплом замполиту, другой (он был художником) вырезал кресло комбату, третий сочинял стихи для возлюбленной начфина… И было это в начале семидесятых. С тех пор, судя по нашей прессе, процесс ушел вглубь и на подобные мелочи уже никто внимания не обращает.

А ведь были времена, когда слово «честь» произносили не просто так, а с последующим вызовом на дуэль. Случалось, что провинившемуся давали в руки пистолет с одним патроном и плотно прикрывали за ним дверь... Теперь не дают, а все объясняют просто: жалованье у офицера не то (хотя это неправда), теща попрекает, супруга бранит, сертификат на квартиру зажали…

Но не обстоятельства, а сам человек вершит свою судьбу, по большому-то счету. И то правда, что воровали у нас всегда. И в армии — тоже. Однажды в войске Александра Суворова произошел такой случай: интендант проиграл в карты большую сумму казенных денег. Генералиссимус, узнав об этом, закричал: «Караул! Воры!» Затем оделся строго по форме, пошел на гауптвахту и сдал стоявшему на карауле свою шпагу, распорядившись арестовать себя за хищение. После этого он написал в Петербург, чтобы имения его были проданы, а необходимые суммы внесены в казну, потому что он виноват и должен отвечать за мальчишек, за которыми худо смотрел. В дело вмешалась Екатерина II. Она велела выдать всю сумму утраченных денег и написала Суворову: «Казна в сохранности». Только после этого он принял шпагу и вернулся к исполнению своих обязанностей. Можно ли теперь представить какого-нибудь полковника Черкалина, который отдает следователю ключи от «КамАЗа»: «Все осознал, деньги привез, целую машину, забирайте».

Или вот еще пример.  Во время Крымской войны в России получило широкую огласку «Дело Затлера». Он был интендантом Крымской армии при обороне Севастополя. В то время как русские гибли на бастионах города-крепости, жулик в погонах гнал «налево» провиант и обмундирование, поставляя защитникам гнилье и рванье… В число членов судебной коллегии по этому делу государь-император назначил и Муравьева-Карского, имевшего в войсках репутацию честнейшего офицера. При определении наказания генерал требовал, чтобы Затлера и его помощников разжаловали и сослали на каторгу. Суд, впрочем, решился только на разжалование. Случилась обычная для России история: нити преступления тянулись наверх, и дело спустили на тормозах. Муравьев посчитал себя оскорбленным, подал в отставку и уехал в свое Скорняково, что под Задонском…

Да, не обстоятельства, а сам человек вершит свою судьбу. Хотелось бы, чтобы люди, подобные Суворову и Муравьеву, в нашем обществе не перево­­­дились.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных