Чт, 23 Мая, 2019
Липецк: +21° $ 64.54 71.97

Ах, этот май-чародей...

Александр Косякин | 30.04.2019 13:55:24
Самые преданные наши друзья — будни. Потому что они всегда с нами. А самые непостоянные — праздники. Они приходят и уходят, как ветреные женщины, оставляя на наших лицах следы вчерашней помады, а в холодильнике кусок заветренного сыра. Вот и после Пасхи наступают, мощно и торжественно, майские. Они очень кстати. Человеку хочется жить накануне праздника.

Конечно, праздник каждый понимает по-своему. Провинциал, к примеру, готов обойтись без ананасов в вазочке, но он за то, чтоб стаканчики на столе звенели согласно, когда каблуки будут впиваться в пол. Для нас, русских, важней всего повод: отворить, как калитку, скрипящую дверцу шифоньера, надеть выглаженную рубаху, отыскать для супружницы духи  и, обрызгавшись, уже вместе, «под кренделек», двинуть за калитку…

Сидя в кабинете, все время смотришь в окно… Не ругай, начальник, взгляни тоже, че там делается-то. Вон — черемуха цветет, соловьи заходятся в захлебе, в загсы очередь, как за дефицитом. Обо всем этом у поэта сказано: «Это май-баловник, это май-чародей…» Кроме свадебных шаров и соловьиных трелей этот баловник дарит нам праздники. С первых же чисел у нас начинается их сезон. Как в тропиках — сезон муссонов. Но это не новогодние «муссоны» — одуряющие, с салатом оливье на продавленном диване, а совсем другие — осмысленные, созидательные, с дачно-огородными хлопотами и конструктивными мечтами. Что бы там ни говорили, а лозунг старой эпохи очень даже теперь актуален: «Мир, труд, май». И всех этих компонентов у нас есть теперь по чуть-чуть. А много нам и не надо…

Но что он для нас такое, этот праздник? Как ложится он на русскую душу? Первый, самый светлый, самый радостный, — Пасха, которая только началась и продлится сорок дней. Она была всегда. Если уж на ступеньках райкома находили скорлупу от крашеных яиц, то что говорить о праздничном столе: даже первый секретарь разговлялся, ел куличи, втихаря принесенные тещей или соседкой из церкви. Так ведь и сегодня тоже не все в храм ходят, но кулич, посыпанный сладкой сахарной пудрой, но тарелка крашеных яиц, но творожок с изюмом, освященные батюшкой, — все это присутствует на столе каждого. Отстоять всю службу, исповедоваться, причаститься не всегда и не у всякого получается, но, несмотря на это, Пасха Христова — его день. Хоть и не христосуемся с ближними, как полагается, а все равно — мы православные и эта Пасха наша! В первый же светлый день мы все равно пойдем на кладбище (хоть и не по-христиански это), но попробуй отнять у нас этот праздник, это радостное ощущение воскресения, которое (ощущение) пробивается в сердце через завалы  многолетнего мусора.

Здесь феномен русского человека: молиться не умеем, церковь не посещаем, но считаем, причем совершенно искренне, себя православными. И за свою веру готовы жизнь отдать. В чем-то мы все-таки повторяем Льва Толстого. Тот не раз приходил в Оптину пустынь, его тянуло туда — жить, трудиться, но при этом он говорил: «Согласен на любую работу, всякое послушание, только бы не стоять службы в церкви». Справедливости ради заметим, что в пасхальную ночь все храмы на Руси всегда заполнены до отказа. И с каждым годом верующих (все-таки не по Толстому) становится все больше.

Вслед за Пасхой грядет старорежимный Первомай. И хоть новая эпоха отменила демонстрации, флажки, шары, заплетенные косички, народ помнит шум праздничных колонн и бравурные марши. А кто- то и накрывает стол с белой скатертью, достает старые альбомы и сажает на колени внука: смотри — вот так мы жили… Люди провинции вспомнят знаменитые в эпоху СССР «маевки». Когда целыми коллективами выезжали за город с аккордеонами, песнями и рассаживались на светлой полянке, чтобы признаться друг другу если не в любви, так в дружбе и верности.

А дальше из постперестроечного подполья, дайте срок, донесется веселый звон рюмок и стаканов — это журналисты будут отмечать 5 мая свой День печати. Нынешний-то календарный, отправленный реформаторами в январскую стужу, как-то не очень прижился, а старый, ветераны по крайней мере, вспоминают упрямо. Как и День пионерской организации. И никуда от этого факта не деться.

В мае случится самый торжественный, самый радостный и самый печальный день — День Победы. Мы увидим, что «колонна ветеранов», как ее привычно называли все минувшие годы, теперь и не колонна вовсе. Потому что за минувший год многих старшин да майоров, рядовых да генералов, добывших нам мир и победу, под плач духового унесли навсегда вместе с орденами на подушечках. Но у кого-то из нас, из молодых, еще будет счастливая возможность прижаться щекой к шершавой ладони деда-прадеда, который мало уже говорит, но много еще чего помнит…

В мае гуськом друг за другом пойдут редкие, экзотические День водолаза, Международный день биологического разнообразия, Всероссийский день бассейновой индустрии, День снежного барса, День брюнеток, а следом и Всемирный день блондинок. И много чего еще… Конечно, хотелось бы отметить их все, но, боюсь, ни бюджета, ни здоровья, ни доброты начальника не хватит...
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных