lpgzt.ru - Блоги авторов - Александр Косякин Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Блоги 

И Ленин с... деревянной ногой

05.09.2017 Александр Косякин


Из беззаботного советского детства я отчетливо помню картинку, которая нарушала порядок вещей, разложенных в моей голове. В самом центре Задонска на «Каменке», как здесь называют вымощенную гору, объявился вдруг… Ленин. Вернее, человек, похожий на него. Голова крупная, лысина большая, бородка клинышком — ну вылитый Ильич, тот самый, что всегда был с нами — и в горе, как пели мы в песне, и в радости…


Объявился он в то время, когда космические корабли вовсю бороздили просторы Вселенной, а Никита Хрущев все популярно объяснил в ООН империалистам. В общем, все в жизни советских людей (ну почти все) было устроено, и вдруг — Ленин с… деревянной ногой. Он сидел прямо на земле, выставив культю, а рядом лежал засаленный картуз — с желтенькими монетками. Подавали слабо, народ шарахался — вождь все-таки! Просидел нищенствующий «Ильич» три дня, а потом его куда-то переместили. Власть не могла допустить, чтобы в эпоху развитого социализма человек, похожий на Ленина, просил милостыню.


И вот, как пишут в романах, прошли годы. А попрошаек стало даже больше. Дежавю — если выражаться по-современному. Я говорю сейчас не о тех, кого настигло горе, а именно о попрошайках, которые милость и сочувствие граждан, так сказать, конвертируют в выпивку.


Однажды на центральной улице Задонска, у монастырской стены, на самом бойком перекрестке поселился бомж. Ничего сверхординарного для городка в этом событии не было — периодически здесь останавливаются (сказано как о гостинице, хотя это не так), ночуют, живут разные личности, и никого это не напрягает. Но у этого человека не было обеих ног и паспорта не было тоже. Любопытствующим он рассказывал, что сам из Москвы, где у него квартира. Сюда его забросили побираться цыгане, отобрав паспорт. Мол, для них — бизнес, для него — мука. Люди проходили дальше, иногда возвращались с пирожками да булочками. Но бомжу, крепко пьющему, нужны были деньги.


Три дня (и три ночи!) он жил под навесом киоска со сладкой продукцией (точка, кстати, тут же, от испуга, закрылась. — Прим. авт.) на виду города и… сотен паломников, проходящих ежедневно. Его судьбой пробовали заниматься: на две недели определили в больницу, местная служба соцзащиты пыталась куда-то его пристроить, но тут инвалид пропал так же внезапно, как и появился.


Этот пример я привел только по той причине, что судьбой этого человека пытались все-таки заниматься, до всех прочих, живущих на улице Крупской, на трубе теплотрассы, дела никому, по большому счету, нет. Место это «прикормлено»: попрошайки всех мастей, бомжи, инвалиды, заматеревшие пьяницы, ходоки, отсидевшие свое по замысловатым статьям, — все тут следуют по одной и той же стежке: от монастырской стены (где подают сердобольные граждане) до уютной забегаловки (где наливают с краями). Забегаловка вольготно расположилась за углом дорожного ресторанчика, напротив громадных елей, под которые ныряют отметившиеся у стойки — кто поспать после надцатой стопки, а кто и...


Словом, Задонск, как и Нью-Йорк, — город контрастов. Рядом — федеральная трасса Москва—Юг, знаменитый монастырь, парк Победы, Дом культуры, районная и детская библиотеки, спортивная площадка, бассейн, остановка общественного транспорта, стоянка экскурсионных автобусов. Приезжие в испуге шарахаются от вылезающих из елок смурных «орков», местные же — привыкли, притерпелись. Удивительное дело — ребята из ППС этот пятачок прикрывают плотно, здесь полицейский пост, ходят сержанты по трое. Всё видят, всё слышат, переговариваются по рации, но ничего не предпринимают. Иногда, уютно расположившись под навесом популярного питейного заведения, мирно беседуют с завсегдатаями, как со старыми знакомыми. Повторюсь: дело происходит в самом центре Задонска, на бойкой туристической тропе. Все это нарушением общественного порядка не считается. Почему? Да ведь никто никого не бьет, не убивает…


Среди бомжей, как в любой укоренившейся прослойке, свои порядки, своя иерархия. Есть постоянные, есть залетные. Они как-то делят сферы влияния (монастырская стена длинная) — точно как «дети лейтенанта Шмидта». Встречаются и нарушители «конвенции», которых отличаешь по неожиданно появившемуся лишнему фингалу под глазом.


Вот главный долгожитель этого особого мироустройства по прозвищу Вицин. Раньше часто ночевал в КПЗ — по мелкой «хулиганке», но потом сообразил: на выпивку проще набрать, сняв картуз и приняв смиренную позу. Больше не скандалит, просто пьет. Уже несколько лет, изо дня в день, он торчит на своем пятачке. Местные ему не подают, зато паломники — охотно: откуда им знать, отчего человека скрючило…


Наше социальное государство, конечно, имеет рычаги для того, чтобы попавший в беду человек получил помощь. Но иногда и оно бессильно, потому что принимать ее, эту помощь, человек не желает. Жизнь под елками интересней, она дает полную свободу да еще и закуску...

Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 26 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +12 C°  Ночь: +4C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Право иметь права

Елена Таравкова
// Общество

По законам детективного жанра

Сергей Кибальниченко
// Общество

Праздник в дворянском саду

Александр Дементьев, фото автора
// Общество
Даты
Популярные темы 

Золотые руки плюс светлые головы

Владимир Петров, petrof2332@yandeх.ru // Экономика

Проверено на практике

Галина Светлова // Власть

Пятый век обители

// Общество

Яблоки дохода (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество



  Вверх