lpgzt.ru - Блоги авторов - Владимир Петров Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Блоги 

Когда процент «уходит под воду»

17.06.2016 Владимир Петров


Может ли быть минусовая прибыль? Особенно в финансовой сфере, где ссудный ростовщический процент — цель всех финансовых операций? Однако отрицательные процентные ставки — реальность нашего времени. 


Что отражает такая ставка? Она устанавливается банком в условиях растущей инфляции и равна разности объявленной ставки и превышающего ее уровня инфляции. То есть таким образом банк изымает у клиентов, владельцев депозитных вкладов,  часть средств за то, что их деньги находятся в банке. Кстати, в ряде стран Европы этот процесс  пошел дальше: отрицательные процентные ставки появились и по активным операциям (кредитам) центробанков — базовым процентам.


Но кто, возникает вопрос, понесет деньги в банк с очевидной невыгодой для себя? Расчет на то, что высокий рост инфляции грозит потерей еще большей части денег, находящихся на руках граждан. Разумней сохранить их в банке с наименьшей утратой. В некоторых странах Евросоюза такие ситуации уже наблюдались. Желая обезопасить накопления, люди несли их в банк под отрицательную процентную ставку депозитов.


Возможен и другой путь: скупка золота, драгоценностей, недвижимости, ценных бумаг. Но банковской системе выгодно, чтобы денежные средства населения не накапливались, а «крутились», тратились. А значит, сохранялся интерес к кредитам, что повышает доходность банков. Поэтому одна из их целей — стимулирование интереса к кредитам. 


В этом случае и отрицательная ставка также обеспечивает банкам, пусть сниженный до определенного уровня, плюс. Ведь принимая депозиты, скажем, под четыре процента годовых, банк при этом выдает кредиты под два процента. Выгода очевидна. Понятно, что стихийными такие парадоксальные процессы не бывают, а лишь в условиях, когда население (клиенты) вынуждено поступать так, а не иначе. Механизм прост — искусственный рост инфляции через повышение цен и обесценивание бумажной валюты. Или падение курса по сравнению с долларом и евро. 


Для некоторых стран Евросоюза такая мера оказалась успешной: падение национальной валюты  по отношению к евро прекратилось. Не везде это получается, но тенденция обозначена. Профессор МГИМО Валентин Катасонов отмечает, основываясь на ­публикациях финансовых вестников, что в Дании, например, некоторые клиенты банков, взявшие ипотечные кредиты, уже ничего не платят по ним, то есть и здесь «заработал» отрицательный процент. 


Итак, в финансовой системе наблюдается абсурдный вроде бы процесс. Краеугольный камень капиталистической модели, основанной на ссудном проценте, зашатался. В среде финансистов уже появился новый термин: «уход под воду». Об этом говорилось на январском форуме в Давосе, где участники дискуссий не возражали против «погружения», то есть установления процентных ставок ниже нулевой отметки. 


Тот же Валентин Катасонов в этом процессе усматривает любопытную тенденцию: ситуация может подтолкнуть клиентов к уходу из банков, проще говоря, они  начнут разбегаться. Тогда включается механизм по вытеснению из оборота, а затем и запрещению, операций с наличными деньгами. А за этим просматривается серьезная опасность. Все институциональные инвесторы (фонды) работают с долговыми бумагами, большей частью государственными. Сегодня четверть всех таких бумаг Европы ушла в минус. Как будут работать медицинские, пенсионные фонды, страховые компании? «Безналичный рай» — прямая дорога в ад, делает вывод профессор. 


Нельзя сказать, что над происходящим не задумываются серьезные люди. Но существует мощное лобби, отстаивающее безналичные деньги. Есть они и в нашей стране, хотя техническое оснащение «безналовых»  операций и дорогостояще, и трудно исполнимо, даже если иметь в виду только просторы России.


А загнать население в «безналичный рай» означает одно: полное рабство всех, за исключением избранных, тех, кто этот рай создает под себя. И неведомый доселе тотальный контроль над человеком и человечеством. Ведь как бы ни расцветала демократия западного образца, неугодных или несогласных в любое время можно блокировать, ограничив доступ к самому необходимому — средствам к существованию — одним нажатием кнопки. 


В 1921 году наш великий земляк Евгений Замятин написал роман-антиутопию «Мы». Писатель попытался смоделировать общество и судьбу личности в условиях тоталитарного контроля. Тогда в стране, как известно, только формировался «большевистский рай». В девяностые годы прошлого века роман активно пропагандировался — как антисоветский инструмент, как «документ», сокрушающий социалистическую эпоху. Однако вряд ли кто тогда понимал, что антиутопия Замятина окажется мощным антикапиталистическим, антимонетаристским произведением. Ведь на деле декларируя «свободы», идеологи монетаризма постепенно, настойчиво и упорно загоняют человечество в «демократический ад». Ибо, не имея на руках средств к существованию, а лишь некую карту или чип, сломаться может любой.


Ссудный процент принес человечеству немало горя и страданий, войн и смут. Сегодня он «уходит под воду». Затем, чтобы всплыть в еще более бесчеловечном обличье?.. 

Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 14 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Полвека с газетой


// "Липецкой газете" - 100 лет

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора
// Общество

Этот «страшный» Дед Мороз

Елена Бредис
// Общество

Сокол ясный

Александра Панина
// Общество

Секрет на миллион. Евтягины

Марина Кудаева
// Общество
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ // История

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество

Олимп героизма

Ольга Головина // Общество



  Вверх