Чт, 21 Ноября, 2019
Липецк: +4° $ 63.89 70.41
Эмма Меньшикова

Эмма Меньшикова

Меня зовут Эмма Меньшикова, я редактор отдела писем и социальных проблем в «Липецкой газете». Кроме того, я поэт, член Союза писателей России, автор нескольких стихотворных сборников.

Что касается социальной темы, то мы ведем активный диалог с нашими авторами на страницах «ЛГ» в еженедельной подборке писем «Читатель – газета». Любители же поэзии могли ознакомиться с моими новыми стихами в первом номере литературного журнала нашего Издательского дома «Петровский мост». И я готова обсуждать проблемы литературы и, в частности, поэзии, писательских союзов и социальной защищенности людей творческих профессий.

Ну и, наконец, в сферу моих профессиональных интересов входит здравоохранение. И тут поле для общения с желающими поговорить на эту тему широчайшее. Так что приглашаю к разговору, а темы найдем. Главное, не замыкаться в себе: зачастую там уже всё давно изведано, что наводит скуку и хандру. А это снижает жизненный тонус и вредит здоровью!

Публикаций: 14
Эмма Меньшикова  |  02.12.2016 00:00:00

Гнездо для «кукушки»

За красивым и непонятным для русского человека словом «бэби-бокс» стоит элементарный ящик для ненужных младенцев, который приверженцы этой идеи предлагают установить по всей России, прикрываясь гуманными соображениями и витиеватыми названиями. Почему..
array(62) { ["ID"]=> string(2) "13" ["~ID"]=> string(2) "13" ["BLOG_ID"]=> string(1) "5" ["~BLOG_ID"]=> string(1) "5" ["TITLE"]=> string(39) "Гнездо для «кукушки»" ["~TITLE"]=> string(39) "Гнездо для «кукушки»" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-12-02 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-12-02 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "02.12.2016 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "02.12.2016 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(1) "7" ["~AUTHOR_ID"]=> string(1) "7" ["DETAIL_TEXT"]=> string(12226) "

За красивым и непонятным для русского человека словом «бэби-бокс» стоит элементарный ящик для ненужных младенцев, который приверженцы этой идеи предлагают установить по всей России, прикрываясь гуманными соображениями и витиеватыми названиями. Почему перед очевидной непристойностью, аморальностью и безнравственностью этого проекта общество и правительство продолжают колебаться, не решаясь запретить его?


Вот и сенатор Елена Мизулина несколько лет назад склонялась к одобрению этого сомнительного способа для спасения младенцев. А уж ярые сторонники бэби-боксовской идеи и вовсе потеряли чувство меры, проливая слезы умиления над этим «окошком жизни» и «колыбелью надежды», с которыми, между прочим, у иных дельцов связаны расчеты на хорошие доходы: чтобы убедиться в этом, достаточно «полистать» Интернет.


Ведь стоимость одного такого «сборничка», по разным оценкам, доходит до миллиона рублей и больше. Неплохой бизнес для «старателей» в этом деле, если взяться за установление бэби-боксов «по всей Руси великой». На чем, кстати, могут хорошо погреть руки и граждане, заинтересованные в появлении анонимных, нигде не учтенных детей. Ведь что представляет из себя этот ящик?


Металлический контейнер, открывающийся снаружи и внутри, устанавливается в стене дома лечебного, социального учреждения, религиозной организации. И рядом — ни охраны, ни видеокамеры. После помещения туда ребенка внешняя дверца герметично закрывается. И забрать его опомнившаяся мать может лишь на основании ДНК-экспертизы стоимостью 40 тысяч рублей.


Принципиальное условие этого проекта — полная анонимность. Лицо, опустив дитя в коробку, беспрепятственно покидает место этого, по сути, преступления. И остается жить на белом свете вроде как с чистой совестью.


А теперь давайте посмотрим, что из этого может получиться.


В ящик, рассчитанный, кстати, на ребенка до года (!) можно «пристроить» и дитя постарше, и умученного, и даже неживого, как ни прискорбно об этом писать. Всё анонимно и никаких следов. Для следственных органов полный тупик.


Тем более поместить туда ребенка может не мать, а, к примеру, отец, не желающий платить алименты. Или любой другой человек, в том числе и похитивший дитя по предварительному сговору. Пропал и пропал ребенок. Опять же никаких следов. Такая анонимность бэби-бокса на руку и торговцам детьми, которые продают ребятишек, как известно, не только для устройства в семьи. Как же можно так безоглядно уповать на спасение младенцев в этом ящике? Не станет ли он, наоборот, средством для совершения преступления или сокрытия его следов?


Кроме того, пьяная мамаша может убить младенца, выкинуть его на свалку, продать наконец. А на вопросы по поводу пропажи ребенка, которого она носила, «свалить» всё на бэби-бокс. Отнесла, мол, и положила. И попробуй кто-нибудь докажи, что это не так...


Кстати, опыт зарубежных стран, где эти ящички начали устанавливать гораздо раньше, чем у нас, уже показал: наркоманки и алкоголички никакой «колыбели надежды» не ищут. Потому что процент погибших, выброшенных детей в маргинальной среде не сокращается. И у нас в области недавно прямо у дороги в одном из районов нашли уже погибшего младенца в обувной коробке. Вряд ли бэби-бокс мог бы спасти этого ребенка, ибо таким мамашам нравственные терзания — жить или не жить рожденному дитю — чужды...


Отнести малыша в детский ящик может только отчаявшаяся, не имеющая средств к существованию женщина или легкомысленная «кукушка», которую рано или поздно настигнет жестокое раскаяние. Им не ящичек, не «гнездо» для подкидышей нужно предлагать, а оказать необходимую помощь. И уж во всяком случае обеспечить право ребенка знать, какого он роду-племени, какие предки — не все же они сволочи и подлецы — стоят за его спиной.


Кстати, в Германии, первой внедрившей бэби-боксы в жизнь, принято решение об отказе от этого эксперимента. И комитет ООН по правам детей рекомендовал властям европейских стран ликвидировать все «окна жизни», полагая, что это нарушение прав детей, которые впоследствии захотят узнать, кто были их биологические родители.


В России сторонники бэби-боксов пытаются внедрить «колыбельки» с 2011 года. Первый такой ящик был установлен в Перми. Во многих регионах ими никто не воспользовался, и некоторые уже демонтированы.


Руководство Липецкой области, слава Богу, никогда и не подступалось к воплощению этой идеи. И тот факт, что 30 детей за минувшие пять лет в целом по стране были все-таки брошены в эти «окна жизни», еще не свидетельствует о решающей роли бэби-боксов в этом стечении обстоятельств.


У российских женщин есть и другие способы отказа от детей, вполне легальные. Другое дело, что оставить ребенка в государственном «гнезде» «кукушкам» станет проще. Им-то жизнь мы облегчим, а что будет с детьми? Однако лоббисты как раз безбожно манкируют этими обстоятельствами, уповая на бэби-боксы как единственное средство спасения ненужных родителям детей. И что ради этого никаких миллионов рублей не жалко...


Общество озадачено. Правительство тоже. Вроде как и не по-людски это — детей в ящики кидать. Ну а вдруг кого-то этим бэби-боксом удастся спасти. Правда, доказать, что именно ящик сыграл главную роль в судьбе младенца, вряд ли удастся. Но можно убедить в этом общество. В итоге правительство, которое ранее одобряло законопроект о запрете бэби-боксов, подготовленный, опять же, сенатором Еленой Мизулиной, его «завернуло». Для «существенной доработки».


Значит, опять всё повисает в неопределенности. И устанавливать бэби-боксы закон не обязывает, и запрета на них нет. Но обработка общества продолжается. Давайте активнее противостоять этой большой провокации, в очередной раз толкающей нас к тому, чтобы безнравственность и порочность признать нормой.


КСТАТИ 

Вчера, когда этот материал уже был сверстан, стало известно, что министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила о низкой востребованности бэби-боксов, а также указала на риск повредить здоровью младенцов, попадающим туда.


" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(12226) "

За красивым и непонятным для русского человека словом «бэби-бокс» стоит элементарный ящик для ненужных младенцев, который приверженцы этой идеи предлагают установить по всей России, прикрываясь гуманными соображениями и витиеватыми названиями. Почему перед очевидной непристойностью, аморальностью и безнравственностью этого проекта общество и правительство продолжают колебаться, не решаясь запретить его?


Вот и сенатор Елена Мизулина несколько лет назад склонялась к одобрению этого сомнительного способа для спасения младенцев. А уж ярые сторонники бэби-боксовской идеи и вовсе потеряли чувство меры, проливая слезы умиления над этим «окошком жизни» и «колыбелью надежды», с которыми, между прочим, у иных дельцов связаны расчеты на хорошие доходы: чтобы убедиться в этом, достаточно «полистать» Интернет.


Ведь стоимость одного такого «сборничка», по разным оценкам, доходит до миллиона рублей и больше. Неплохой бизнес для «старателей» в этом деле, если взяться за установление бэби-боксов «по всей Руси великой». На чем, кстати, могут хорошо погреть руки и граждане, заинтересованные в появлении анонимных, нигде не учтенных детей. Ведь что представляет из себя этот ящик?


Металлический контейнер, открывающийся снаружи и внутри, устанавливается в стене дома лечебного, социального учреждения, религиозной организации. И рядом — ни охраны, ни видеокамеры. После помещения туда ребенка внешняя дверца герметично закрывается. И забрать его опомнившаяся мать может лишь на основании ДНК-экспертизы стоимостью 40 тысяч рублей.


Принципиальное условие этого проекта — полная анонимность. Лицо, опустив дитя в коробку, беспрепятственно покидает место этого, по сути, преступления. И остается жить на белом свете вроде как с чистой совестью.


А теперь давайте посмотрим, что из этого может получиться.


В ящик, рассчитанный, кстати, на ребенка до года (!) можно «пристроить» и дитя постарше, и умученного, и даже неживого, как ни прискорбно об этом писать. Всё анонимно и никаких следов. Для следственных органов полный тупик.


Тем более поместить туда ребенка может не мать, а, к примеру, отец, не желающий платить алименты. Или любой другой человек, в том числе и похитивший дитя по предварительному сговору. Пропал и пропал ребенок. Опять же никаких следов. Такая анонимность бэби-бокса на руку и торговцам детьми, которые продают ребятишек, как известно, не только для устройства в семьи. Как же можно так безоглядно уповать на спасение младенцев в этом ящике? Не станет ли он, наоборот, средством для совершения преступления или сокрытия его следов?


Кроме того, пьяная мамаша может убить младенца, выкинуть его на свалку, продать наконец. А на вопросы по поводу пропажи ребенка, которого она носила, «свалить» всё на бэби-бокс. Отнесла, мол, и положила. И попробуй кто-нибудь докажи, что это не так...


Кстати, опыт зарубежных стран, где эти ящички начали устанавливать гораздо раньше, чем у нас, уже показал: наркоманки и алкоголички никакой «колыбели надежды» не ищут. Потому что процент погибших, выброшенных детей в маргинальной среде не сокращается. И у нас в области недавно прямо у дороги в одном из районов нашли уже погибшего младенца в обувной коробке. Вряд ли бэби-бокс мог бы спасти этого ребенка, ибо таким мамашам нравственные терзания — жить или не жить рожденному дитю — чужды...


Отнести малыша в детский ящик может только отчаявшаяся, не имеющая средств к существованию женщина или легкомысленная «кукушка», которую рано или поздно настигнет жестокое раскаяние. Им не ящичек, не «гнездо» для подкидышей нужно предлагать, а оказать необходимую помощь. И уж во всяком случае обеспечить право ребенка знать, какого он роду-племени, какие предки — не все же они сволочи и подлецы — стоят за его спиной.


Кстати, в Германии, первой внедрившей бэби-боксы в жизнь, принято решение об отказе от этого эксперимента. И комитет ООН по правам детей рекомендовал властям европейских стран ликвидировать все «окна жизни», полагая, что это нарушение прав детей, которые впоследствии захотят узнать, кто были их биологические родители.


В России сторонники бэби-боксов пытаются внедрить «колыбельки» с 2011 года. Первый такой ящик был установлен в Перми. Во многих регионах ими никто не воспользовался, и некоторые уже демонтированы.


Руководство Липецкой области, слава Богу, никогда и не подступалось к воплощению этой идеи. И тот факт, что 30 детей за минувшие пять лет в целом по стране были все-таки брошены в эти «окна жизни», еще не свидетельствует о решающей роли бэби-боксов в этом стечении обстоятельств.


У российских женщин есть и другие способы отказа от детей, вполне легальные. Другое дело, что оставить ребенка в государственном «гнезде» «кукушкам» станет проще. Им-то жизнь мы облегчим, а что будет с детьми? Однако лоббисты как раз безбожно манкируют этими обстоятельствами, уповая на бэби-боксы как единственное средство спасения ненужных родителям детей. И что ради этого никаких миллионов рублей не жалко...


Общество озадачено. Правительство тоже. Вроде как и не по-людски это — детей в ящики кидать. Ну а вдруг кого-то этим бэби-боксом удастся спасти. Правда, доказать, что именно ящик сыграл главную роль в судьбе младенца, вряд ли удастся. Но можно убедить в этом общество. В итоге правительство, которое ранее одобряло законопроект о запрете бэби-боксов, подготовленный, опять же, сенатором Еленой Мизулиной, его «завернуло». Для «существенной доработки».


Значит, опять всё повисает в неопределенности. И устанавливать бэби-боксы закон не обязывает, и запрета на них нет. Но обработка общества продолжается. Давайте активнее противостоять этой большой провокации, в очередной раз толкающей нас к тому, чтобы безнравственность и порочность признать нормой.


КСТАТИ 

Вчера, когда этот материал уже был сверстан, стало известно, что министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила о низкой востребованности бэби-боксов, а также указала на риск повредить здоровью младенцов, попадающим туда.


" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(1) "7" ["~BLOG_URL"]=> string(1) "7" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(10) "menshikova" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(10) "menshikova" ["AUTHOR_NAME"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(1) "7" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(1) "7" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_443" ["~CODE"]=> string(4) "_443" ["urlToBlog"]=> string(36) "/blog/autors/7/?page=blog&blog=7" ["urlToPost"]=> string(48) "/blog/autors/7/?page=post&blog=7&id=_443" ["urlToAuthor"]=> string(34) "/blog/autors/7/?page=user&id=7" ["AuthorName"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["TEXT_FORMATED"]=> string(12226) "

За красивым и непонятным для русского человека словом «бэби-бокс» стоит элементарный ящик для ненужных младенцев, который приверженцы этой идеи предлагают установить по всей России, прикрываясь гуманными соображениями и витиеватыми названиями. Почему перед очевидной непристойностью, аморальностью и безнравственностью этого проекта общество и правительство продолжают колебаться, не решаясь запретить его?


Вот и сенатор Елена Мизулина несколько лет назад склонялась к одобрению этого сомнительного способа для спасения младенцев. А уж ярые сторонники бэби-боксовской идеи и вовсе потеряли чувство меры, проливая слезы умиления над этим «окошком жизни» и «колыбелью надежды», с которыми, между прочим, у иных дельцов связаны расчеты на хорошие доходы: чтобы убедиться в этом, достаточно «полистать» Интернет.


Ведь стоимость одного такого «сборничка», по разным оценкам, доходит до миллиона рублей и больше. Неплохой бизнес для «старателей» в этом деле, если взяться за установление бэби-боксов «по всей Руси великой». На чем, кстати, могут хорошо погреть руки и граждане, заинтересованные в появлении анонимных, нигде не учтенных детей. Ведь что представляет из себя этот ящик?


Металлический контейнер, открывающийся снаружи и внутри, устанавливается в стене дома лечебного, социального учреждения, религиозной организации. И рядом — ни охраны, ни видеокамеры. После помещения туда ребенка внешняя дверца герметично закрывается. И забрать его опомнившаяся мать может лишь на основании ДНК-экспертизы стоимостью 40 тысяч рублей.


Принципиальное условие этого проекта — полная анонимность. Лицо, опустив дитя в коробку, беспрепятственно покидает место этого, по сути, преступления. И остается жить на белом свете вроде как с чистой совестью.


А теперь давайте посмотрим, что из этого может получиться.


В ящик, рассчитанный, кстати, на ребенка до года (!) можно «пристроить» и дитя постарше, и умученного, и даже неживого, как ни прискорбно об этом писать. Всё анонимно и никаких следов. Для следственных органов полный тупик.


Тем более поместить туда ребенка может не мать, а, к примеру, отец, не желающий платить алименты. Или любой другой человек, в том числе и похитивший дитя по предварительному сговору. Пропал и пропал ребенок. Опять же никаких следов. Такая анонимность бэби-бокса на руку и торговцам детьми, которые продают ребятишек, как известно, не только для устройства в семьи. Как же можно так безоглядно уповать на спасение младенцев в этом ящике? Не станет ли он, наоборот, средством для совершения преступления или сокрытия его следов?


Кроме того, пьяная мамаша может убить младенца, выкинуть его на свалку, продать наконец. А на вопросы по поводу пропажи ребенка, которого она носила, «свалить» всё на бэби-бокс. Отнесла, мол, и положила. И попробуй кто-нибудь докажи, что это не так...


Кстати, опыт зарубежных стран, где эти ящички начали устанавливать гораздо раньше, чем у нас, уже показал: наркоманки и алкоголички никакой «колыбели надежды» не ищут. Потому что процент погибших, выброшенных детей в маргинальной среде не сокращается. И у нас в области недавно прямо у дороги в одном из районов нашли уже погибшего младенца в обувной коробке. Вряд ли бэби-бокс мог бы спасти этого ребенка, ибо таким мамашам нравственные терзания — жить или не жить рожденному дитю — чужды...


Отнести малыша в детский ящик может только отчаявшаяся, не имеющая средств к существованию женщина или легкомысленная «кукушка», которую рано или поздно настигнет жестокое раскаяние. Им не ящичек, не «гнездо» для подкидышей нужно предлагать, а оказать необходимую помощь. И уж во всяком случае обеспечить право ребенка знать, какого он роду-племени, какие предки — не все же они сволочи и подлецы — стоят за его спиной.


Кстати, в Германии, первой внедрившей бэби-боксы в жизнь, принято решение об отказе от этого эксперимента. И комитет ООН по правам детей рекомендовал властям европейских стран ликвидировать все «окна жизни», полагая, что это нарушение прав детей, которые впоследствии захотят узнать, кто были их биологические родители.


В России сторонники бэби-боксов пытаются внедрить «колыбельки» с 2011 года. Первый такой ящик был установлен в Перми. Во многих регионах ими никто не воспользовался, и некоторые уже демонтированы.


Руководство Липецкой области, слава Богу, никогда и не подступалось к воплощению этой идеи. И тот факт, что 30 детей за минувшие пять лет в целом по стране были все-таки брошены в эти «окна жизни», еще не свидетельствует о решающей роли бэби-боксов в этом стечении обстоятельств.


У российских женщин есть и другие способы отказа от детей, вполне легальные. Другое дело, что оставить ребенка в государственном «гнезде» «кукушкам» станет проще. Им-то жизнь мы облегчим, а что будет с детьми? Однако лоббисты как раз безбожно манкируют этими обстоятельствами, уповая на бэби-боксы как единственное средство спасения ненужных родителям детей. И что ради этого никаких миллионов рублей не жалко...


Общество озадачено. Правительство тоже. Вроде как и не по-людски это — детей в ящики кидать. Ну а вдруг кого-то этим бэби-боксом удастся спасти. Правда, доказать, что именно ящик сыграл главную роль в судьбе младенца, вряд ли удастся. Но можно убедить в этом общество. В итоге правительство, которое ранее одобряло законопроект о запрете бэби-боксов, подготовленный, опять же, сенатором Еленой Мизулиной, его «завернуло». Для «существенной доработки».


Значит, опять всё повисает в неопределенности. И устанавливать бэби-боксы закон не обязывает, и запрета на них нет. Но обработка общества продолжается. Давайте активнее противостоять этой большой провокации, в очередной раз толкающей нас к тому, чтобы безнравственность и порочность признать нормой.


КСТАТИ 

Вчера, когда этот материал уже был сверстан, стало известно, что министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила о низкой востребованности бэби-боксов, а также указала на риск повредить здоровью младенцов, попадающим туда.


" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "02.12.2016, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "02.12.2016" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "02" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "12" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2016" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "117" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 06:54:27" ["MODULE_ID"]=> string(4) "main" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "12912" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(8) "main/b4e" ["FILE_NAME"]=> string(5) "7.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(5) "7.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "880215d7cd76f3ea53a085d322212d5e" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(22) "/upload/main/b4e/7.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(45) "/upload/resize_cache/main/b4e/100_100_2/7.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(114) "" } }
Эмма Меньшикова  |  07.10.2016 00:00:00

Ах, опять полыхает рябина...

8 октября (по новому стилю) 1892 года родилась русская поэтесса Марина Цветаева. Дата «не круглая» — 124 года. А у нас традиция отмечать события и вехи биографий выдающихся людей «пятилетками». Но когда чуть более месяца назад, 31 августа, исполнил..
array(62) { ["ID"]=> string(2) "12" ["~ID"]=> string(2) "12" ["BLOG_ID"]=> string(1) "5" ["~BLOG_ID"]=> string(1) "5" ["TITLE"]=> string(49) "Ах, опять полыхает рябина..." ["~TITLE"]=> string(49) "Ах, опять полыхает рябина..." ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-10-07 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-10-07 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "07.10.2016 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "07.10.2016 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(1) "7" ["~AUTHOR_ID"]=> string(1) "7" ["DETAIL_TEXT"]=> string(11804) "

8 октября (по новому стилю) 1892 года родилась русская поэтесса Марина Цветаева. Дата «не круглая» — 124 года. А у нас традиция отмечать события и вехи биографий выдающихся людей «пятилетками». Но когда чуть более месяца назад, 31 августа, исполнилось 75 лет со дня гибели Цветаевой, то и эта дата осталась незамечен-
ной...

То ли дело приезжал Прилепин в фуфайке — все на ушах ходили. А Цветаева — что, ну побывала она когда-то в наших краях, так и не при самых лучших обстоятельствах. Вот если бы был сигнал «сверху», подсуетились бы «снизу», получили бы одобрение, внесли бы в планы. А так, забыли — и ладно. Всех не упомнишь. Особенно нашего брата-писателя. Да и сестру тоже.

Активизируются обычно лишь любители «жареного», не устающие извлекать на свет пикантные подробности из судеб и биографий известных людей. В этом смысле Цветаевой не повезло, наверное, больше всех других поэтов — слишком открытой, распахнутой даже, слишком безмерной была она в этом «мире мер». Плодятся книжки и статьи «о Цветаевой», а собственно ее творчество, ее мятущаяся, страждущая душа остаются где-то в тени.

В итоге и молодые, и пожившие получают однобокое, совершенно гипертрофированное представление как о самой писательнице, о ее горячей неистовой поэзии, совершенно уникальной прозе, так и о ее жизни, полной трудов и лишений, борьбы и любви — к близким, к детям, друзьям, к оставленной — ради ушедшего за границу с Белой армией мужа — родине, Москве, русским пейзажам и деревам...

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,

И всё — равно, и всё — едино.

Но если по дороге — куст

Встаёт, особенно — рябина...

Так писала она в 1934 году в хваленом Париже, и какая через эти строки просачивается, просматривается боль, какая мука... А «Стихи к сыну», написанные еще раньше, в 1932 году, разве они не о том же: о любви к России, о тоске по родной земле, о том, что сегодня напрочь не видят в Цветаевой многие и почитающие ее, и гневно отвергающие наши сограждане:

Нас родина не позовет!

Езжай, мой сын, домой — вперед —

В свой край, в свой век, в свой час — от нас —

В Россию — вас, в Россию — масс...

…...............................................................

…С той стороны весов

Я — с черноземным грузом!

Не быть тебе французом.

…..............................................................

Я, что в тебя — всю Русь

Вкачала — как насосом!

Бог видит — побожусь! —

Не будешь ты отбросом

Страны своей.

Но Цветаева не вписывается в официальные календари еще и потому, что поэзия ее глубока и требовательна. Ее стихи не почитаешь для веселья, на вечеринках и телевизионных тусовках: это же не Лариса Рубальская со своими «напрасными словами» типа «Давайте, Люся, потанцуем» или «Угнала тебя, угнала...»

Цветаева требует читателя вдумчивого, чувствующего, преданного. Ему, хоть «через сто лет живущему», она доверяет свою душу и свои строки. Но не от таких читателей зависит публичное, общественное почитание поэтов. Вот и читают, плачут, по-настоящему любят одних, а прославляют и отмечают во всеуслышание — других: потому что они легки, слегка пошловаты, всем понятны и такие душки...

Однако время и правда делают свое. И Цветаева давно уже одолела барьер небытия, оставшись в русской и мировой литературе навсегда. А что была в Усмани в сентябре 1918 года в поисках пропитания для голодающих дочек, так это рождает особое ощущение причастности к судьбе поэтессы, к тому времени и месту, в которых она существовала, которые сохранила в своем творческом наследии на века.

Гордиться тут нечем, считают авторы одного липецкого сайта, подвизающегося на культуре. Ну была, ну поменяла «розовые ткани на еду». Несколько строк написала. Ничего особенного. Да и как, дескать, сама Усмань ее встретила? Холодом, голодом, грязью, нерадушием. В общем, никаких поводов для гордости и памяти.

Однако если следовать этой логике, то никакой заслуги человека нет и в том, что он вообще появляется на Земле. Тут не в такой «прикладной» заслуге или гордости дело. Есенин у нас не бывал, а Валентин Синельников, создатель частного музея любимого поэта, всю жизнь ему посвятил. Да и Пушкин к нам не заглядывал, а мы помним. И Тургенев пару раз всего поохотился в наших местах. И Лев Толстой только-то и умер на нашей станции. Но из этих точек и ниточек складывается жизнь писателя, его биография и судьба, складывается культурное, литературное поле страны, обогащенное творчеством каждого настоящего художника, выросшего, сформированного всем сущим на этой Земле.

Так, кроме обычной человеческой памяти о большом поэте, каким является Цветаева, нельзя переоценить и те несколько дней ее пребывания в Усмани, когда она с головой окунулась в стихию народной жизни и народного языка, «нагляделась и наслушалась России», прониклась русской деревней, крестьянским укладом жизни, где «ничего лишнего, все вечное».

И не несколько строк или образов, а полифонический очерк «Вольный проезд» вышел из-под пера Цветаевой о той примечательной поездке в Усмань, где она, по ее более позднему признанию, «чуть голову не оставила». Писала, перечитывала и правила она очерк всю жизнь. А сколько поэтических строк родилось в поездке и после нее, когда она, вернувшись в московскую квартиру в Борисоглебском переулке, буквально «выдышалась стихом!».

В Усмани помнят о Цветаевой. В октябре 2002-го к 110-летию поэтессы на здании вокзала была установлена мемориальная доска. На этом месте проходят ежегодные, в рамках мирового уже движения, цветаевские костры. Но бывший, ныне уже ушедший из жизни редактор районной газеты «Новая жизнь» Николай Страхов мечтал в память о Цветаевой посадить в Усмани рябиновую аллею. И поставить ей настоящий памятник. Впереди еще два года до столетия приезда Марины Цветаевой в Усмань. Время терпит...

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(11804) "

8 октября (по новому стилю) 1892 года родилась русская поэтесса Марина Цветаева. Дата «не круглая» — 124 года. А у нас традиция отмечать события и вехи биографий выдающихся людей «пятилетками». Но когда чуть более месяца назад, 31 августа, исполнилось 75 лет со дня гибели Цветаевой, то и эта дата осталась незамечен-
ной...

То ли дело приезжал Прилепин в фуфайке — все на ушах ходили. А Цветаева — что, ну побывала она когда-то в наших краях, так и не при самых лучших обстоятельствах. Вот если бы был сигнал «сверху», подсуетились бы «снизу», получили бы одобрение, внесли бы в планы. А так, забыли — и ладно. Всех не упомнишь. Особенно нашего брата-писателя. Да и сестру тоже.

Активизируются обычно лишь любители «жареного», не устающие извлекать на свет пикантные подробности из судеб и биографий известных людей. В этом смысле Цветаевой не повезло, наверное, больше всех других поэтов — слишком открытой, распахнутой даже, слишком безмерной была она в этом «мире мер». Плодятся книжки и статьи «о Цветаевой», а собственно ее творчество, ее мятущаяся, страждущая душа остаются где-то в тени.

В итоге и молодые, и пожившие получают однобокое, совершенно гипертрофированное представление как о самой писательнице, о ее горячей неистовой поэзии, совершенно уникальной прозе, так и о ее жизни, полной трудов и лишений, борьбы и любви — к близким, к детям, друзьям, к оставленной — ради ушедшего за границу с Белой армией мужа — родине, Москве, русским пейзажам и деревам...

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,

И всё — равно, и всё — едино.

Но если по дороге — куст

Встаёт, особенно — рябина...

Так писала она в 1934 году в хваленом Париже, и какая через эти строки просачивается, просматривается боль, какая мука... А «Стихи к сыну», написанные еще раньше, в 1932 году, разве они не о том же: о любви к России, о тоске по родной земле, о том, что сегодня напрочь не видят в Цветаевой многие и почитающие ее, и гневно отвергающие наши сограждане:

Нас родина не позовет!

Езжай, мой сын, домой — вперед —

В свой край, в свой век, в свой час — от нас —

В Россию — вас, в Россию — масс...

…...............................................................

…С той стороны весов

Я — с черноземным грузом!

Не быть тебе французом.

…..............................................................

Я, что в тебя — всю Русь

Вкачала — как насосом!

Бог видит — побожусь! —

Не будешь ты отбросом

Страны своей.

Но Цветаева не вписывается в официальные календари еще и потому, что поэзия ее глубока и требовательна. Ее стихи не почитаешь для веселья, на вечеринках и телевизионных тусовках: это же не Лариса Рубальская со своими «напрасными словами» типа «Давайте, Люся, потанцуем» или «Угнала тебя, угнала...»

Цветаева требует читателя вдумчивого, чувствующего, преданного. Ему, хоть «через сто лет живущему», она доверяет свою душу и свои строки. Но не от таких читателей зависит публичное, общественное почитание поэтов. Вот и читают, плачут, по-настоящему любят одних, а прославляют и отмечают во всеуслышание — других: потому что они легки, слегка пошловаты, всем понятны и такие душки...

Однако время и правда делают свое. И Цветаева давно уже одолела барьер небытия, оставшись в русской и мировой литературе навсегда. А что была в Усмани в сентябре 1918 года в поисках пропитания для голодающих дочек, так это рождает особое ощущение причастности к судьбе поэтессы, к тому времени и месту, в которых она существовала, которые сохранила в своем творческом наследии на века.

Гордиться тут нечем, считают авторы одного липецкого сайта, подвизающегося на культуре. Ну была, ну поменяла «розовые ткани на еду». Несколько строк написала. Ничего особенного. Да и как, дескать, сама Усмань ее встретила? Холодом, голодом, грязью, нерадушием. В общем, никаких поводов для гордости и памяти.

Однако если следовать этой логике, то никакой заслуги человека нет и в том, что он вообще появляется на Земле. Тут не в такой «прикладной» заслуге или гордости дело. Есенин у нас не бывал, а Валентин Синельников, создатель частного музея любимого поэта, всю жизнь ему посвятил. Да и Пушкин к нам не заглядывал, а мы помним. И Тургенев пару раз всего поохотился в наших местах. И Лев Толстой только-то и умер на нашей станции. Но из этих точек и ниточек складывается жизнь писателя, его биография и судьба, складывается культурное, литературное поле страны, обогащенное творчеством каждого настоящего художника, выросшего, сформированного всем сущим на этой Земле.

Так, кроме обычной человеческой памяти о большом поэте, каким является Цветаева, нельзя переоценить и те несколько дней ее пребывания в Усмани, когда она с головой окунулась в стихию народной жизни и народного языка, «нагляделась и наслушалась России», прониклась русской деревней, крестьянским укладом жизни, где «ничего лишнего, все вечное».

И не несколько строк или образов, а полифонический очерк «Вольный проезд» вышел из-под пера Цветаевой о той примечательной поездке в Усмань, где она, по ее более позднему признанию, «чуть голову не оставила». Писала, перечитывала и правила она очерк всю жизнь. А сколько поэтических строк родилось в поездке и после нее, когда она, вернувшись в московскую квартиру в Борисоглебском переулке, буквально «выдышалась стихом!».

В Усмани помнят о Цветаевой. В октябре 2002-го к 110-летию поэтессы на здании вокзала была установлена мемориальная доска. На этом месте проходят ежегодные, в рамках мирового уже движения, цветаевские костры. Но бывший, ныне уже ушедший из жизни редактор районной газеты «Новая жизнь» Николай Страхов мечтал в память о Цветаевой посадить в Усмани рябиновую аллею. И поставить ей настоящий памятник. Впереди еще два года до столетия приезда Марины Цветаевой в Усмань. Время терпит...

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(1) "7" ["~BLOG_URL"]=> string(1) "7" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(10) "menshikova" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(10) "menshikova" ["AUTHOR_NAME"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(1) "7" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(1) "7" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_426" ["~CODE"]=> string(4) "_426" ["urlToBlog"]=> string(36) "/blog/autors/7/?page=blog&blog=7" ["urlToPost"]=> string(48) "/blog/autors/7/?page=post&blog=7&id=_426" ["urlToAuthor"]=> string(34) "/blog/autors/7/?page=user&id=7" ["AuthorName"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["TEXT_FORMATED"]=> string(11804) "

8 октября (по новому стилю) 1892 года родилась русская поэтесса Марина Цветаева. Дата «не круглая» — 124 года. А у нас традиция отмечать события и вехи биографий выдающихся людей «пятилетками». Но когда чуть более месяца назад, 31 августа, исполнилось 75 лет со дня гибели Цветаевой, то и эта дата осталась незамечен-
ной...

То ли дело приезжал Прилепин в фуфайке — все на ушах ходили. А Цветаева — что, ну побывала она когда-то в наших краях, так и не при самых лучших обстоятельствах. Вот если бы был сигнал «сверху», подсуетились бы «снизу», получили бы одобрение, внесли бы в планы. А так, забыли — и ладно. Всех не упомнишь. Особенно нашего брата-писателя. Да и сестру тоже.

Активизируются обычно лишь любители «жареного», не устающие извлекать на свет пикантные подробности из судеб и биографий известных людей. В этом смысле Цветаевой не повезло, наверное, больше всех других поэтов — слишком открытой, распахнутой даже, слишком безмерной была она в этом «мире мер». Плодятся книжки и статьи «о Цветаевой», а собственно ее творчество, ее мятущаяся, страждущая душа остаются где-то в тени.

В итоге и молодые, и пожившие получают однобокое, совершенно гипертрофированное представление как о самой писательнице, о ее горячей неистовой поэзии, совершенно уникальной прозе, так и о ее жизни, полной трудов и лишений, борьбы и любви — к близким, к детям, друзьям, к оставленной — ради ушедшего за границу с Белой армией мужа — родине, Москве, русским пейзажам и деревам...

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,

И всё — равно, и всё — едино.

Но если по дороге — куст

Встаёт, особенно — рябина...

Так писала она в 1934 году в хваленом Париже, и какая через эти строки просачивается, просматривается боль, какая мука... А «Стихи к сыну», написанные еще раньше, в 1932 году, разве они не о том же: о любви к России, о тоске по родной земле, о том, что сегодня напрочь не видят в Цветаевой многие и почитающие ее, и гневно отвергающие наши сограждане:

Нас родина не позовет!

Езжай, мой сын, домой — вперед —

В свой край, в свой век, в свой час — от нас —

В Россию — вас, в Россию — масс...

…...............................................................

…С той стороны весов

Я — с черноземным грузом!

Не быть тебе французом.

…..............................................................

Я, что в тебя — всю Русь

Вкачала — как насосом!

Бог видит — побожусь! —

Не будешь ты отбросом

Страны своей.

Но Цветаева не вписывается в официальные календари еще и потому, что поэзия ее глубока и требовательна. Ее стихи не почитаешь для веселья, на вечеринках и телевизионных тусовках: это же не Лариса Рубальская со своими «напрасными словами» типа «Давайте, Люся, потанцуем» или «Угнала тебя, угнала...»

Цветаева требует читателя вдумчивого, чувствующего, преданного. Ему, хоть «через сто лет живущему», она доверяет свою душу и свои строки. Но не от таких читателей зависит публичное, общественное почитание поэтов. Вот и читают, плачут, по-настоящему любят одних, а прославляют и отмечают во всеуслышание — других: потому что они легки, слегка пошловаты, всем понятны и такие душки...

Однако время и правда делают свое. И Цветаева давно уже одолела барьер небытия, оставшись в русской и мировой литературе навсегда. А что была в Усмани в сентябре 1918 года в поисках пропитания для голодающих дочек, так это рождает особое ощущение причастности к судьбе поэтессы, к тому времени и месту, в которых она существовала, которые сохранила в своем творческом наследии на века.

Гордиться тут нечем, считают авторы одного липецкого сайта, подвизающегося на культуре. Ну была, ну поменяла «розовые ткани на еду». Несколько строк написала. Ничего особенного. Да и как, дескать, сама Усмань ее встретила? Холодом, голодом, грязью, нерадушием. В общем, никаких поводов для гордости и памяти.

Однако если следовать этой логике, то никакой заслуги человека нет и в том, что он вообще появляется на Земле. Тут не в такой «прикладной» заслуге или гордости дело. Есенин у нас не бывал, а Валентин Синельников, создатель частного музея любимого поэта, всю жизнь ему посвятил. Да и Пушкин к нам не заглядывал, а мы помним. И Тургенев пару раз всего поохотился в наших местах. И Лев Толстой только-то и умер на нашей станции. Но из этих точек и ниточек складывается жизнь писателя, его биография и судьба, складывается культурное, литературное поле страны, обогащенное творчеством каждого настоящего художника, выросшего, сформированного всем сущим на этой Земле.

Так, кроме обычной человеческой памяти о большом поэте, каким является Цветаева, нельзя переоценить и те несколько дней ее пребывания в Усмани, когда она с головой окунулась в стихию народной жизни и народного языка, «нагляделась и наслушалась России», прониклась русской деревней, крестьянским укладом жизни, где «ничего лишнего, все вечное».

И не несколько строк или образов, а полифонический очерк «Вольный проезд» вышел из-под пера Цветаевой о той примечательной поездке в Усмань, где она, по ее более позднему признанию, «чуть голову не оставила». Писала, перечитывала и правила она очерк всю жизнь. А сколько поэтических строк родилось в поездке и после нее, когда она, вернувшись в московскую квартиру в Борисоглебском переулке, буквально «выдышалась стихом!».

В Усмани помнят о Цветаевой. В октябре 2002-го к 110-летию поэтессы на здании вокзала была установлена мемориальная доска. На этом месте проходят ежегодные, в рамках мирового уже движения, цветаевские костры. Но бывший, ныне уже ушедший из жизни редактор районной газеты «Новая жизнь» Николай Страхов мечтал в память о Цветаевой посадить в Усмани рябиновую аллею. И поставить ей настоящий памятник. Впереди еще два года до столетия приезда Марины Цветаевой в Усмань. Время терпит...

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "07.10.2016, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "07.10.2016" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "07" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "10" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2016" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "117" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 06:54:27" ["MODULE_ID"]=> string(4) "main" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "12912" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(8) "main/b4e" ["FILE_NAME"]=> string(5) "7.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(5) "7.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "880215d7cd76f3ea53a085d322212d5e" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(22) "/upload/main/b4e/7.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(45) "/upload/resize_cache/main/b4e/100_100_2/7.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(114) "" } }
Эмма Меньшикова  |  23.09.2016 00:00:00

По принципу шахматной доски

  Эмма Меньшикова Да простят меня читатели, но к шахматам мы обратимся чуть позже, а начнем, что называется, с информационного повода, подвигшего обозревателя к написанию этих заметок. Повод хороший: в Липецке состоялись Десятые библиотечны..
array(62) { ["ID"]=> string(2) "11" ["~ID"]=> string(2) "11" ["BLOG_ID"]=> string(1) "5" ["~BLOG_ID"]=> string(1) "5" ["TITLE"]=> string(51) "По принципу шахматной доски" ["~TITLE"]=> string(51) "По принципу шахматной доски" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-09-23 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-09-23 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "23.09.2016 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "23.09.2016 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(1) "7" ["~AUTHOR_ID"]=> string(1) "7" ["DETAIL_TEXT"]=> string(11123) "

 

Эмма Меньшикова

Да простят меня читатели, но к шахматам мы обратимся чуть позже, а начнем, что называется, с информационного повода, подвигшего обозревателя к написанию этих заметок. Повод хороший:
в Липецке состоялись Десятые библиотечные чтения, посвященные на этот раз ключевым проблемам публичных библиотек и практике инноваций в их деятельности.

Идея эта, рожденная и воплощенная в 2007 году в централизованной библиотечной системе Липецка, которой руководила тогда нынешний председатель департамента культуры администрации города Виктория Якимович, сразу же привлекла к себе внимание специалистов из других регионов. А со Вторых чтений они фактически стали международными.

Всего же в Липецких библиотечных чтениях за десять лет приняли участие специалисты примерно из 70 городов России и зарубежья: от Калининграда, Петрозаводска, Санкт-Петербурга до Перми, Томска, Норильска плюс Болгарии, Сербии, Литвы, Эстонии, Украины, Беларуси, Азербайджана, Казахстана, Монголии, Израиля.

Обсуждали на Чтениях самые актуальные темы и проблемы: о стратегии продвижения чтения, краеведении, роли библиотек в развитии города, требованиях к современным библиотекарям, новых технологиях и возможностях библиотек. Формы проведения были тоже самые разные, вплоть до летнего лагеря библиотекарей в 2014 году.

В программах Чтений — мастер-классы, лекции, тренинги, выставки, «круглые столы», вебинары, фестивали, экскурсии. А сколько разнообразных современных проектов осуществляют наши библиотекари в течение года. К примеру, арт-фестиваль Ш.К.А.F. Или те же Чтения, объединяющие библиотечное сообщество всей страны и вырабатывающие, кстати, вполне конкретные решения по продвижению и повышению престижа чтения.

Это отметил и глава администрации города Липецка Сергей Иванов в приветственном слове к участникам Десятых чтений, выразивший готовность поддержать все итоговые предложения форума по развитию муниципальных библиотек. Он, в частности, уверен, что у библиотек есть будущее. Ибо, по его словам, компьютеры и прочие гаджеты — это атрибут времени, а живая, печатная книга — атрибут культуры.

Свой взгляд у доцента Московского государственного института культуры и искусств Вадима Степанова. Он выступил на пленарном заседании с лекцией на тему «Мир, где меняется всё: достижения и перспективы цифровых технологий и их влияние на систему информационных коммуникаций».

Открыв с цифровой ложки список революционных разработок, ставших реальностью в 2015-2016 годах, Степанов заявил, что цифровые технологии меняют мир так масштабно, что существующая система коммуникаций уже в ближайшие годы будет полностью разрушена. Процесс внедрения «цифры» во все сферы жизни он сравнил с принципом шахматной доски, напомнив присутствующим о награде, которую в свое время у султана попросил создатель шахмат за свое изобретение.

А пожелал он «всего лишь» столько зерна, сколько уместится на шахматной доске: с условием, что число зерен на каждой клетке должно удваиваться. И если накопление зерен на первой половине доски еще как-то укладывалось в реальность, то безудержный их рост на второй части превзошел все границы разумного. Такое явление называется экспоненциальным ростом и в итоге разрушает систему, в которую поначалу вроде бы укладывается. Оказалось, что количество зерна на 64 клетках шахматной доски в полтора раза превышает урожай пшеницы, собранный за историю человечества (!): это примерно 1200 миллиардов тонн.

Подобный рост цифровых технологий обрушивает и реальную действительность. На этом фоне Степанов предлагает библиотекам меняться, полагая, что у них только один выбор: или великая библиотечная революция, или их закрытие и исчезновение.

Библиотечная же революция, по его мнению, предполагает внедрение новых услуг, реорганизацию пространства и повышение «качества» персонала. При этом предлагается кардинально сменить приоритеты. Если раньше это были книги, фонды, то теперь это люди, пользователи, которых следует привлекать необязательно книгами. Библиотека, считает Степанов, это теперь открытая инновационно-просветительская площадка, работающая под девизом «Делай мир понятным». А библиотекарь — это прежде всего координатор, обеспечивающий отбор образовательных программ, ориентацию в виртуальном пространстве.

Признавая, однако, возникновение невиданных ранее механизмов управления сознанием масс, когда подлинные потребности граждан могут заменяться фальшивыми интересами, не поднимает ли Степанов на щит «цифру» в ущерб реальной жизни, всё более сводящейся к виртуальным ценностям? И потом, согласно тому же эффекту шахматной доски, не станет ли постулат «главная ценность не книги, а библиотеки» разрушающим и для самих библиотек? Да, надо меняться, чтобы остаться, не погибнуть. Но меняться до какой степени? И сохраниться в каком качестве? И какая тогда разница: погибнуть, не вписавшись в современные реалии, или вписаться, перестав быть собственно библиотеками...

Вопросов и тем для раздумья Липецкие библиотечные чтения предоставляют много. И мы еще не раз вернемся к их итогам, к путям продвижения, популяризации книги, к новым возможностям библиотек.

Кстати, в самой липецкой городской библиотечной сети эти новые возможности используют широко и разнообразно, успешно сочетая их с главной миссией — собирать, хранить, систематизировать печатные и письменные произведения, поощрять чтение и интерес к книге. Чтобы как можно дольше участливый вопрос «тихой» женщины-библиотекаря «что тебе дать почитать, дружок?» вызывал не осуждение, а одобрение: ведь в наши библиотеки до сих пор ходят дети, которым так легко отбить охоту читать книги, усадив их перед компьютером — этого «добра» у них и дома хватает...

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(11123) "

 

Эмма Меньшикова

Да простят меня читатели, но к шахматам мы обратимся чуть позже, а начнем, что называется, с информационного повода, подвигшего обозревателя к написанию этих заметок. Повод хороший:
в Липецке состоялись Десятые библиотечные чтения, посвященные на этот раз ключевым проблемам публичных библиотек и практике инноваций в их деятельности.

Идея эта, рожденная и воплощенная в 2007 году в централизованной библиотечной системе Липецка, которой руководила тогда нынешний председатель департамента культуры администрации города Виктория Якимович, сразу же привлекла к себе внимание специалистов из других регионов. А со Вторых чтений они фактически стали международными.

Всего же в Липецких библиотечных чтениях за десять лет приняли участие специалисты примерно из 70 городов России и зарубежья: от Калининграда, Петрозаводска, Санкт-Петербурга до Перми, Томска, Норильска плюс Болгарии, Сербии, Литвы, Эстонии, Украины, Беларуси, Азербайджана, Казахстана, Монголии, Израиля.

Обсуждали на Чтениях самые актуальные темы и проблемы: о стратегии продвижения чтения, краеведении, роли библиотек в развитии города, требованиях к современным библиотекарям, новых технологиях и возможностях библиотек. Формы проведения были тоже самые разные, вплоть до летнего лагеря библиотекарей в 2014 году.

В программах Чтений — мастер-классы, лекции, тренинги, выставки, «круглые столы», вебинары, фестивали, экскурсии. А сколько разнообразных современных проектов осуществляют наши библиотекари в течение года. К примеру, арт-фестиваль Ш.К.А.F. Или те же Чтения, объединяющие библиотечное сообщество всей страны и вырабатывающие, кстати, вполне конкретные решения по продвижению и повышению престижа чтения.

Это отметил и глава администрации города Липецка Сергей Иванов в приветственном слове к участникам Десятых чтений, выразивший готовность поддержать все итоговые предложения форума по развитию муниципальных библиотек. Он, в частности, уверен, что у библиотек есть будущее. Ибо, по его словам, компьютеры и прочие гаджеты — это атрибут времени, а живая, печатная книга — атрибут культуры.

Свой взгляд у доцента Московского государственного института культуры и искусств Вадима Степанова. Он выступил на пленарном заседании с лекцией на тему «Мир, где меняется всё: достижения и перспективы цифровых технологий и их влияние на систему информационных коммуникаций».

Открыв с цифровой ложки список революционных разработок, ставших реальностью в 2015-2016 годах, Степанов заявил, что цифровые технологии меняют мир так масштабно, что существующая система коммуникаций уже в ближайшие годы будет полностью разрушена. Процесс внедрения «цифры» во все сферы жизни он сравнил с принципом шахматной доски, напомнив присутствующим о награде, которую в свое время у султана попросил создатель шахмат за свое изобретение.

А пожелал он «всего лишь» столько зерна, сколько уместится на шахматной доске: с условием, что число зерен на каждой клетке должно удваиваться. И если накопление зерен на первой половине доски еще как-то укладывалось в реальность, то безудержный их рост на второй части превзошел все границы разумного. Такое явление называется экспоненциальным ростом и в итоге разрушает систему, в которую поначалу вроде бы укладывается. Оказалось, что количество зерна на 64 клетках шахматной доски в полтора раза превышает урожай пшеницы, собранный за историю человечества (!): это примерно 1200 миллиардов тонн.

Подобный рост цифровых технологий обрушивает и реальную действительность. На этом фоне Степанов предлагает библиотекам меняться, полагая, что у них только один выбор: или великая библиотечная революция, или их закрытие и исчезновение.

Библиотечная же революция, по его мнению, предполагает внедрение новых услуг, реорганизацию пространства и повышение «качества» персонала. При этом предлагается кардинально сменить приоритеты. Если раньше это были книги, фонды, то теперь это люди, пользователи, которых следует привлекать необязательно книгами. Библиотека, считает Степанов, это теперь открытая инновационно-просветительская площадка, работающая под девизом «Делай мир понятным». А библиотекарь — это прежде всего координатор, обеспечивающий отбор образовательных программ, ориентацию в виртуальном пространстве.

Признавая, однако, возникновение невиданных ранее механизмов управления сознанием масс, когда подлинные потребности граждан могут заменяться фальшивыми интересами, не поднимает ли Степанов на щит «цифру» в ущерб реальной жизни, всё более сводящейся к виртуальным ценностям? И потом, согласно тому же эффекту шахматной доски, не станет ли постулат «главная ценность не книги, а библиотеки» разрушающим и для самих библиотек? Да, надо меняться, чтобы остаться, не погибнуть. Но меняться до какой степени? И сохраниться в каком качестве? И какая тогда разница: погибнуть, не вписавшись в современные реалии, или вписаться, перестав быть собственно библиотеками...

Вопросов и тем для раздумья Липецкие библиотечные чтения предоставляют много. И мы еще не раз вернемся к их итогам, к путям продвижения, популяризации книги, к новым возможностям библиотек.

Кстати, в самой липецкой городской библиотечной сети эти новые возможности используют широко и разнообразно, успешно сочетая их с главной миссией — собирать, хранить, систематизировать печатные и письменные произведения, поощрять чтение и интерес к книге. Чтобы как можно дольше участливый вопрос «тихой» женщины-библиотекаря «что тебе дать почитать, дружок?» вызывал не осуждение, а одобрение: ведь в наши библиотеки до сих пор ходят дети, которым так легко отбить охоту читать книги, усадив их перед компьютером — этого «добра» у них и дома хватает...

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(1) "7" ["~BLOG_URL"]=> string(1) "7" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(10) "menshikova" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(10) "menshikova" ["AUTHOR_NAME"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(1) "7" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(1) "7" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_422" ["~CODE"]=> string(4) "_422" ["urlToBlog"]=> string(36) "/blog/autors/7/?page=blog&blog=7" ["urlToPost"]=> string(48) "/blog/autors/7/?page=post&blog=7&id=_422" ["urlToAuthor"]=> string(34) "/blog/autors/7/?page=user&id=7" ["AuthorName"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["TEXT_FORMATED"]=> string(11123) "

 

Эмма Меньшикова

Да простят меня читатели, но к шахматам мы обратимся чуть позже, а начнем, что называется, с информационного повода, подвигшего обозревателя к написанию этих заметок. Повод хороший:
в Липецке состоялись Десятые библиотечные чтения, посвященные на этот раз ключевым проблемам публичных библиотек и практике инноваций в их деятельности.

Идея эта, рожденная и воплощенная в 2007 году в централизованной библиотечной системе Липецка, которой руководила тогда нынешний председатель департамента культуры администрации города Виктория Якимович, сразу же привлекла к себе внимание специалистов из других регионов. А со Вторых чтений они фактически стали международными.

Всего же в Липецких библиотечных чтениях за десять лет приняли участие специалисты примерно из 70 городов России и зарубежья: от Калининграда, Петрозаводска, Санкт-Петербурга до Перми, Томска, Норильска плюс Болгарии, Сербии, Литвы, Эстонии, Украины, Беларуси, Азербайджана, Казахстана, Монголии, Израиля.

Обсуждали на Чтениях самые актуальные темы и проблемы: о стратегии продвижения чтения, краеведении, роли библиотек в развитии города, требованиях к современным библиотекарям, новых технологиях и возможностях библиотек. Формы проведения были тоже самые разные, вплоть до летнего лагеря библиотекарей в 2014 году.

В программах Чтений — мастер-классы, лекции, тренинги, выставки, «круглые столы», вебинары, фестивали, экскурсии. А сколько разнообразных современных проектов осуществляют наши библиотекари в течение года. К примеру, арт-фестиваль Ш.К.А.F. Или те же Чтения, объединяющие библиотечное сообщество всей страны и вырабатывающие, кстати, вполне конкретные решения по продвижению и повышению престижа чтения.

Это отметил и глава администрации города Липецка Сергей Иванов в приветственном слове к участникам Десятых чтений, выразивший готовность поддержать все итоговые предложения форума по развитию муниципальных библиотек. Он, в частности, уверен, что у библиотек есть будущее. Ибо, по его словам, компьютеры и прочие гаджеты — это атрибут времени, а живая, печатная книга — атрибут культуры.

Свой взгляд у доцента Московского государственного института культуры и искусств Вадима Степанова. Он выступил на пленарном заседании с лекцией на тему «Мир, где меняется всё: достижения и перспективы цифровых технологий и их влияние на систему информационных коммуникаций».

Открыв с цифровой ложки список революционных разработок, ставших реальностью в 2015-2016 годах, Степанов заявил, что цифровые технологии меняют мир так масштабно, что существующая система коммуникаций уже в ближайшие годы будет полностью разрушена. Процесс внедрения «цифры» во все сферы жизни он сравнил с принципом шахматной доски, напомнив присутствующим о награде, которую в свое время у султана попросил создатель шахмат за свое изобретение.

А пожелал он «всего лишь» столько зерна, сколько уместится на шахматной доске: с условием, что число зерен на каждой клетке должно удваиваться. И если накопление зерен на первой половине доски еще как-то укладывалось в реальность, то безудержный их рост на второй части превзошел все границы разумного. Такое явление называется экспоненциальным ростом и в итоге разрушает систему, в которую поначалу вроде бы укладывается. Оказалось, что количество зерна на 64 клетках шахматной доски в полтора раза превышает урожай пшеницы, собранный за историю человечества (!): это примерно 1200 миллиардов тонн.

Подобный рост цифровых технологий обрушивает и реальную действительность. На этом фоне Степанов предлагает библиотекам меняться, полагая, что у них только один выбор: или великая библиотечная революция, или их закрытие и исчезновение.

Библиотечная же революция, по его мнению, предполагает внедрение новых услуг, реорганизацию пространства и повышение «качества» персонала. При этом предлагается кардинально сменить приоритеты. Если раньше это были книги, фонды, то теперь это люди, пользователи, которых следует привлекать необязательно книгами. Библиотека, считает Степанов, это теперь открытая инновационно-просветительская площадка, работающая под девизом «Делай мир понятным». А библиотекарь — это прежде всего координатор, обеспечивающий отбор образовательных программ, ориентацию в виртуальном пространстве.

Признавая, однако, возникновение невиданных ранее механизмов управления сознанием масс, когда подлинные потребности граждан могут заменяться фальшивыми интересами, не поднимает ли Степанов на щит «цифру» в ущерб реальной жизни, всё более сводящейся к виртуальным ценностям? И потом, согласно тому же эффекту шахматной доски, не станет ли постулат «главная ценность не книги, а библиотеки» разрушающим и для самих библиотек? Да, надо меняться, чтобы остаться, не погибнуть. Но меняться до какой степени? И сохраниться в каком качестве? И какая тогда разница: погибнуть, не вписавшись в современные реалии, или вписаться, перестав быть собственно библиотеками...

Вопросов и тем для раздумья Липецкие библиотечные чтения предоставляют много. И мы еще не раз вернемся к их итогам, к путям продвижения, популяризации книги, к новым возможностям библиотек.

Кстати, в самой липецкой городской библиотечной сети эти новые возможности используют широко и разнообразно, успешно сочетая их с главной миссией — собирать, хранить, систематизировать печатные и письменные произведения, поощрять чтение и интерес к книге. Чтобы как можно дольше участливый вопрос «тихой» женщины-библиотекаря «что тебе дать почитать, дружок?» вызывал не осуждение, а одобрение: ведь в наши библиотеки до сих пор ходят дети, которым так легко отбить охоту читать книги, усадив их перед компьютером — этого «добра» у них и дома хватает...

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "23.09.2016, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "23.09.2016" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "23" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "09" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2016" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "117" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 06:54:27" ["MODULE_ID"]=> string(4) "main" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "12912" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(8) "main/b4e" ["FILE_NAME"]=> string(5) "7.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(5) "7.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "880215d7cd76f3ea53a085d322212d5e" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(22) "/upload/main/b4e/7.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(45) "/upload/resize_cache/main/b4e/100_100_2/7.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(114) "" } }
Эмма Меньшикова  |  03.06.2016 00:00:00

Оставаться русским

Наконец-то можно, и даже нужно, признавать себя русскими без опасения быть обвиненными в шовинизме, национализме и в чем угодно еще. Ведь Президент России Владимир Путин сказал: «…речь идет о сохранении — ни больше ни меньше ..
array(62) { ["ID"]=> string(2) "10" ["~ID"]=> string(2) "10" ["BLOG_ID"]=> string(1) "5" ["~BLOG_ID"]=> string(1) "5" ["TITLE"]=> string(35) "Оставаться русским" ["~TITLE"]=> string(35) "Оставаться русским" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-06-03 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-06-03 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "03.06.2016 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "03.06.2016 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(1) "7" ["~AUTHOR_ID"]=> string(1) "7" ["DETAIL_TEXT"]=> string(11446) "

Наконец-то можно, и даже нужно, признавать себя русскими без опасения быть обвиненными в шовинизме, национализме и в чем угодно еще. Ведь Президент России Владимир Путин сказал: «…речь идет о сохранении — ни больше ни меньше — национальной идентичности, о том, чтобы быть и оставаться народом со своим характером, со своими традициями, со своей самобытностью, не утратить историческую преемственность и связь поколений. Для русских это означает быть и оставаться русскими». 


Такое заявление Владимир Путин сделал недавно на пленарном заседании первого съезда Общества русской словесности, созданного в этом году по его же инициативе. Председателем Общества является Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. И всё это поистине окрыляет православного русского человека, а таких в России подавляющее большинство. 


Ведь очевидно, что вопросы русского языка и литературы давно  заслуживают не просто обсуждения, а конкретных деяний, заслуживают, как сказал президент, «и большего, чем сделано до сих пор, и большего внимания». Для этого, видимо, и создано Общество, чтобы это «большее» наконец начать делать. И многие выступавшие на съезде выдвигали вполне конкретные предложения.


В частности, публицист и научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов считает, что необходимо сменить акценты в образовании, в котором сейчас главное — подготовить  детей к ЕГЭ, а не учить их говорить и писать, излагать и доказывать свои мысли. Вот вернули сочинение в школы — и кстати, по прямому указанию Президента РФ. Но как вернули? Посмотрите, говорит Привалов, на темы выпускных сочинений в царской гимназии, да и в советской школе тоже. А сейчас сочинение это полстранички (250 слов!) текста на тему «Дом» или «Любовь». «Такое сочинение по-русски называется «он уже головку держит». Но, господа, мы говорим о выпускниках школы — о взрослых людях!» — возмущался Александр Привалов. 


Дети не читают? — заметил он далее. Так мудрено делать то, чего не умеешь. И впрямь, если человек не умеет плавать, мы не удивляемся, что он не рвется в воду. Или не пишет картины, не играет на рояле. Его этому не научили. А чтобы учить, нужно время. 


Итак, во-первых, требуется срочно увеличить число уроков русской словесности, чтобы научить читать, понимать, говорить, чтобы «заполнить культурные пробелы». Это ведь не просто один из школьных предметов, он — главный. Если человек не умеет читать, все его знания по другим предметам неполноценны и поверхностны.


Во-вторых, нужно срочно прекратить так называемую реформу вузовского образования, по поводу которой у Привалова есть замечательный афоризм: от того, что ее называют реформой, она не перестает быть деградацией.  Не сокращать время на подготовку учителя словесника — вплоть до четырех лет обучения, а прибавлять, ведь перед ним стоят сейчас сложнейшие задачи — спасения русского языка, русского человека, русской цивилизации, наконец.


И это нисколько не преувеличение. Ибо язык — это основа основ человека как такового: и лучше библейского «В начале было Слово» не сказать. 


Вне слова, которое передает от поколения к поколению культуру цивилизации, историю народа, его опыт и традиции, человек может представлять из себя лишь «тварь бессловесную»: обратите внимание, что именно отсутствие слова — главная отличительная черта животного! Русское же слово, русский язык — это единственная основа для укрепления и сохранения России. Нет языка, нет народа, нет человека.


Я намеренно не говорю сейчас о роли писателей в формировании языкового пласта русской культуры — это отдельная тема. Создание Общества русской словесности, по сути, это политическое решение, призванное вернуть русскому языку народообразующий статус, объединив на этом «поле» преподавателей, родителей, общественных и религиозных деятелей, а не собственно создателей художественной литературы, которая несет и хранит в себе слово. 


Отсюда и задачи, и целеполагания первого съезда Общества русской словесности, где писателей было раз, два и обчелся. По сути съезд определял те направления, по которым предстоит действовать в интересах русского языка как залога сохранения и укрепления России для будущих поколений.


«Сбережение русского языка, литературы и нашей культуры, — сказал  Президент России Владимир Путин, — это вопросы национальной безопасности... Это связь с историей и культурой своего народа и сопричастность судьбе Отечества, то, что объединяет людей в нацию. И мы должны сделать всё, чтобы знание классической и современной литературы, грамотная речь стали неотъемлемой частью жизни страны, по сути, правилом хорошего тона, чтобы это стало модным...». 


И пусть пока первый съезд Общества представляет больше декларацию о намерениях, нежели реальный план действий, хочется верить, что всё это не зря. Во всяком случае на самом высоком уровне прозвучало, что русский язык — «это наше национальное достояние, которым мы по праву гордимся». Слышите, люди русские? Не Алла Пугачева с Григорием Лепсом и даже не Надежда Бабкина с Иосифом Кобзоном, которых ТВ причисляет к нашему «достоянию». Нет, наше главное достояние — русский язык!


Пока он жив, жив и русский народ. Руководитель Союза писателей России Валерий Ганичев на съезде Общества русской словесности вспомнил в этой связи строку из древних летописей: «Погибоши аки обры». И кто такие эти обры? — вопрошает он. Нет языка, нет и народа, растворились в других. (Кстати, в Интернете есть информация, что некие «обры» — воинственные и злые — исчезли от гордыни, слишком агрессивны были, за что и поплатились). И слова от них не осталось. Но подобная участь ждет и те народы, которые вяло сдают свой язык и свою культуру новым «обрам». 


Создание Общества русской словесности, его первый съезд и участие в нем президента страны всколыхнули страну. «Ты записался добровольцем на защиту русского языка?!» — такие плакаты «ходят» уже в соцсетях. Кстати, а вы записались?

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(11446) "

Наконец-то можно, и даже нужно, признавать себя русскими без опасения быть обвиненными в шовинизме, национализме и в чем угодно еще. Ведь Президент России Владимир Путин сказал: «…речь идет о сохранении — ни больше ни меньше — национальной идентичности, о том, чтобы быть и оставаться народом со своим характером, со своими традициями, со своей самобытностью, не утратить историческую преемственность и связь поколений. Для русских это означает быть и оставаться русскими». 


Такое заявление Владимир Путин сделал недавно на пленарном заседании первого съезда Общества русской словесности, созданного в этом году по его же инициативе. Председателем Общества является Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. И всё это поистине окрыляет православного русского человека, а таких в России подавляющее большинство. 


Ведь очевидно, что вопросы русского языка и литературы давно  заслуживают не просто обсуждения, а конкретных деяний, заслуживают, как сказал президент, «и большего, чем сделано до сих пор, и большего внимания». Для этого, видимо, и создано Общество, чтобы это «большее» наконец начать делать. И многие выступавшие на съезде выдвигали вполне конкретные предложения.


В частности, публицист и научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов считает, что необходимо сменить акценты в образовании, в котором сейчас главное — подготовить  детей к ЕГЭ, а не учить их говорить и писать, излагать и доказывать свои мысли. Вот вернули сочинение в школы — и кстати, по прямому указанию Президента РФ. Но как вернули? Посмотрите, говорит Привалов, на темы выпускных сочинений в царской гимназии, да и в советской школе тоже. А сейчас сочинение это полстранички (250 слов!) текста на тему «Дом» или «Любовь». «Такое сочинение по-русски называется «он уже головку держит». Но, господа, мы говорим о выпускниках школы — о взрослых людях!» — возмущался Александр Привалов. 


Дети не читают? — заметил он далее. Так мудрено делать то, чего не умеешь. И впрямь, если человек не умеет плавать, мы не удивляемся, что он не рвется в воду. Или не пишет картины, не играет на рояле. Его этому не научили. А чтобы учить, нужно время. 


Итак, во-первых, требуется срочно увеличить число уроков русской словесности, чтобы научить читать, понимать, говорить, чтобы «заполнить культурные пробелы». Это ведь не просто один из школьных предметов, он — главный. Если человек не умеет читать, все его знания по другим предметам неполноценны и поверхностны.


Во-вторых, нужно срочно прекратить так называемую реформу вузовского образования, по поводу которой у Привалова есть замечательный афоризм: от того, что ее называют реформой, она не перестает быть деградацией.  Не сокращать время на подготовку учителя словесника — вплоть до четырех лет обучения, а прибавлять, ведь перед ним стоят сейчас сложнейшие задачи — спасения русского языка, русского человека, русской цивилизации, наконец.


И это нисколько не преувеличение. Ибо язык — это основа основ человека как такового: и лучше библейского «В начале было Слово» не сказать. 


Вне слова, которое передает от поколения к поколению культуру цивилизации, историю народа, его опыт и традиции, человек может представлять из себя лишь «тварь бессловесную»: обратите внимание, что именно отсутствие слова — главная отличительная черта животного! Русское же слово, русский язык — это единственная основа для укрепления и сохранения России. Нет языка, нет народа, нет человека.


Я намеренно не говорю сейчас о роли писателей в формировании языкового пласта русской культуры — это отдельная тема. Создание Общества русской словесности, по сути, это политическое решение, призванное вернуть русскому языку народообразующий статус, объединив на этом «поле» преподавателей, родителей, общественных и религиозных деятелей, а не собственно создателей художественной литературы, которая несет и хранит в себе слово. 


Отсюда и задачи, и целеполагания первого съезда Общества русской словесности, где писателей было раз, два и обчелся. По сути съезд определял те направления, по которым предстоит действовать в интересах русского языка как залога сохранения и укрепления России для будущих поколений.


«Сбережение русского языка, литературы и нашей культуры, — сказал  Президент России Владимир Путин, — это вопросы национальной безопасности... Это связь с историей и культурой своего народа и сопричастность судьбе Отечества, то, что объединяет людей в нацию. И мы должны сделать всё, чтобы знание классической и современной литературы, грамотная речь стали неотъемлемой частью жизни страны, по сути, правилом хорошего тона, чтобы это стало модным...». 


И пусть пока первый съезд Общества представляет больше декларацию о намерениях, нежели реальный план действий, хочется верить, что всё это не зря. Во всяком случае на самом высоком уровне прозвучало, что русский язык — «это наше национальное достояние, которым мы по праву гордимся». Слышите, люди русские? Не Алла Пугачева с Григорием Лепсом и даже не Надежда Бабкина с Иосифом Кобзоном, которых ТВ причисляет к нашему «достоянию». Нет, наше главное достояние — русский язык!


Пока он жив, жив и русский народ. Руководитель Союза писателей России Валерий Ганичев на съезде Общества русской словесности вспомнил в этой связи строку из древних летописей: «Погибоши аки обры». И кто такие эти обры? — вопрошает он. Нет языка, нет и народа, растворились в других. (Кстати, в Интернете есть информация, что некие «обры» — воинственные и злые — исчезли от гордыни, слишком агрессивны были, за что и поплатились). И слова от них не осталось. Но подобная участь ждет и те народы, которые вяло сдают свой язык и свою культуру новым «обрам». 


Создание Общества русской словесности, его первый съезд и участие в нем президента страны всколыхнули страну. «Ты записался добровольцем на защиту русского языка?!» — такие плакаты «ходят» уже в соцсетях. Кстати, а вы записались?

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(1) "7" ["~BLOG_URL"]=> string(1) "7" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(10) "menshikova" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(10) "menshikova" ["AUTHOR_NAME"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(1) "7" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(1) "7" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_385" ["~CODE"]=> string(4) "_385" ["urlToBlog"]=> string(36) "/blog/autors/7/?page=blog&blog=7" ["urlToPost"]=> string(48) "/blog/autors/7/?page=post&blog=7&id=_385" ["urlToAuthor"]=> string(34) "/blog/autors/7/?page=user&id=7" ["AuthorName"]=> string(29) "Эмма Меньшикова" ["TEXT_FORMATED"]=> string(11446) "

Наконец-то можно, и даже нужно, признавать себя русскими без опасения быть обвиненными в шовинизме, национализме и в чем угодно еще. Ведь Президент России Владимир Путин сказал: «…речь идет о сохранении — ни больше ни меньше — национальной идентичности, о том, чтобы быть и оставаться народом со своим характером, со своими традициями, со своей самобытностью, не утратить историческую преемственность и связь поколений. Для русских это означает быть и оставаться русскими». 


Такое заявление Владимир Путин сделал недавно на пленарном заседании первого съезда Общества русской словесности, созданного в этом году по его же инициативе. Председателем Общества является Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. И всё это поистине окрыляет православного русского человека, а таких в России подавляющее большинство. 


Ведь очевидно, что вопросы русского языка и литературы давно  заслуживают не просто обсуждения, а конкретных деяний, заслуживают, как сказал президент, «и большего, чем сделано до сих пор, и большего внимания». Для этого, видимо, и создано Общество, чтобы это «большее» наконец начать делать. И многие выступавшие на съезде выдвигали вполне конкретные предложения.


В частности, публицист и научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов считает, что необходимо сменить акценты в образовании, в котором сейчас главное — подготовить  детей к ЕГЭ, а не учить их говорить и писать, излагать и доказывать свои мысли. Вот вернули сочинение в школы — и кстати, по прямому указанию Президента РФ. Но как вернули? Посмотрите, говорит Привалов, на темы выпускных сочинений в царской гимназии, да и в советской школе тоже. А сейчас сочинение это полстранички (250 слов!) текста на тему «Дом» или «Любовь». «Такое сочинение по-русски называется «он уже головку держит». Но, господа, мы говорим о выпускниках школы — о взрослых людях!» — возмущался Александр Привалов. 


Дети не читают? — заметил он далее. Так мудрено делать то, чего не умеешь. И впрямь, если человек не умеет плавать, мы не удивляемся, что он не рвется в воду. Или не пишет картины, не играет на рояле. Его этому не научили. А чтобы учить, нужно время. 


Итак, во-первых, требуется срочно увеличить число уроков русской словесности, чтобы научить читать, понимать, говорить, чтобы «заполнить культурные пробелы». Это ведь не просто один из школьных предметов, он — главный. Если человек не умеет читать, все его знания по другим предметам неполноценны и поверхностны.


Во-вторых, нужно срочно прекратить так называемую реформу вузовского образования, по поводу которой у Привалова есть замечательный афоризм: от того, что ее называют реформой, она не перестает быть деградацией.  Не сокращать время на подготовку учителя словесника — вплоть до четырех лет обучения, а прибавлять, ведь перед ним стоят сейчас сложнейшие задачи — спасения русского языка, русского человека, русской цивилизации, наконец.


И это нисколько не преувеличение. Ибо язык — это основа основ человека как такового: и лучше библейского «В начале было Слово» не сказать. 


Вне слова, которое передает от поколения к поколению культуру цивилизации, историю народа, его опыт и традиции, человек может представлять из себя лишь «тварь бессловесную»: обратите внимание, что именно отсутствие слова — главная отличительная черта животного! Русское же слово, русский язык — это единственная основа для укрепления и сохранения России. Нет языка, нет народа, нет человека.


Я намеренно не говорю сейчас о роли писателей в формировании языкового пласта русской культуры — это отдельная тема. Создание Общества русской словесности, по сути, это политическое решение, призванное вернуть русскому языку народообразующий статус, объединив на этом «поле» преподавателей, родителей, общественных и религиозных деятелей, а не собственно создателей художественной литературы, которая несет и хранит в себе слово. 


Отсюда и задачи, и целеполагания первого съезда Общества русской словесности, где писателей было раз, два и обчелся. По сути съезд определял те направления, по которым предстоит действовать в интересах русского языка как залога сохранения и укрепления России для будущих поколений.


«Сбережение русского языка, литературы и нашей культуры, — сказал  Президент России Владимир Путин, — это вопросы национальной безопасности... Это связь с историей и культурой своего народа и сопричастность судьбе Отечества, то, что объединяет людей в нацию. И мы должны сделать всё, чтобы знание классической и современной литературы, грамотная речь стали неотъемлемой частью жизни страны, по сути, правилом хорошего тона, чтобы это стало модным...». 


И пусть пока первый съезд Общества представляет больше декларацию о намерениях, нежели реальный план действий, хочется верить, что всё это не зря. Во всяком случае на самом высоком уровне прозвучало, что русский язык — «это наше национальное достояние, которым мы по праву гордимся». Слышите, люди русские? Не Алла Пугачева с Григорием Лепсом и даже не Надежда Бабкина с Иосифом Кобзоном, которых ТВ причисляет к нашему «достоянию». Нет, наше главное достояние — русский язык!


Пока он жив, жив и русский народ. Руководитель Союза писателей России Валерий Ганичев на съезде Общества русской словесности вспомнил в этой связи строку из древних летописей: «Погибоши аки обры». И кто такие эти обры? — вопрошает он. Нет языка, нет и народа, растворились в других. (Кстати, в Интернете есть информация, что некие «обры» — воинственные и злые — исчезли от гордыни, слишком агрессивны были, за что и поплатились). И слова от них не осталось. Но подобная участь ждет и те народы, которые вяло сдают свой язык и свою культуру новым «обрам». 


Создание Общества русской словесности, его первый съезд и участие в нем президента страны всколыхнули страну. «Ты записался добровольцем на защиту русского языка?!» — такие плакаты «ходят» уже в соцсетях. Кстати, а вы записались?

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "03.06.2016, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "03.06.2016" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "03" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "06" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2016" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "117" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 06:54:27" ["MODULE_ID"]=> string(4) "main" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "12912" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(8) "main/b4e" ["FILE_NAME"]=> string(5) "7.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(5) "7.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "880215d7cd76f3ea53a085d322212d5e" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(22) "/upload/main/b4e/7.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(45) "/upload/resize_cache/main/b4e/100_100_2/7.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(114) "" } }
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных