Вт, 19 Марта, 2019
Липецк: +3° $ 64.67 73.36
Роман Ромашин

Роман Ромашин

Корреспондент "Липецкой газеты"
Публикаций: 2
Роман Ромашин  |  13.03.2019 00:13:30

Память без срока давности

Утро, час пик, маршрутка... Данковчане едут на работу, обсуждая последние новости. Вдруг заходит речь о нашумевшем эпизоде телешоу «Камеди Вумен», участницы которого пошутили насчет генерала Дмитрия Карбышева. У всех единое мнение: личность героя — ..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "687" ["~ID"]=> string(3) "687" ["BLOG_ID"]=> string(2) "20" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "20" ["TITLE"]=> string(47) "Память без срока давности" ["~TITLE"]=> string(47) "Память без срока давности" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-03-13 00:13:30" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-03-13 00:13:30" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "13.03.2019 00:13:30" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "13.03.2019 00:13:30" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "22" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "22" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10255) "[CENTER][SIZE=9px][SIZE=9px] [/SIZE][/SIZE][/CENTER][SIZE=13px][SIZE=13px][LEFT][B]Утро, час пик, маршрутка... Данковчане едут на работу, обсуждая последние новости. Вдруг заходит речь о нашумевшем эпизоде телешоу «Камеди Вумен», участницы которого пошутили насчет генерала Дмитрия Карбышева. У всех единое мнение: личность героя — не повод для острот. Хотя некоторые объяснили поступок девиц простым невежеством. [/B][/LEFT]
[JUSTIFY]
В знаниях современной молодежи много «белых пятен» в области отечественной истории. Это логичный итог купированной донельзя школьной программы, где на величайшие события Великой Отечественной войны отведены считанные часы. [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Тем временем судьба русского генерал-лейтенанта инженерных войск Дмитрия Михайловича Карбышева заслуживает целого урока, а может, и не одного. Сами судите: осенью сорок первого контуженный военачальник в бою за переправу на Днепре угодил в плен. Бывшего дворянина, подполковника царской армии гитлеровцы долго убеждали в том, чтобы он перешел на их сторону. Обещали высокие должности, а когда поняли, что посулы напрасны, отправили на каторжную работу с являвшейся, по сути, приговором формулировкой: «никаких скидок на звание и возраст». [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Его этапировали по  концлагерям, последним стал Маутхаузен. Ночью 18 февраля 1945 года раздетого догола узника вывели и оставили стоять на морозе. Затем гестаповцы включили брандспойты и начали методично пытать обреченного струями ледяной воды. «Эта экзекуция до 12 часов ночи повторялась несколько раз, — вспоминал один из арестантов Маутхаузена, подполковник Сорокин. — Во время очередной такой экзекуции товарищ Карбышев отклонился от напора холодной воды, ударом дубинки по голове он был убит. Тело сожгли в крематории лагеря». [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Ныне модно считать некоторые подвиги советских героев выдумкой идеологов СССР. Но смерть Карбышева не из их числа, ведь одним из первых рассказчиков о подвиге русского генерала стал его товарищ по несчастью — канадский майор Седдон де Сент-Клер, навсегда запомнивший палачей с брандспойтами в руках. «Я видел, как упал генерал Карбышев. Прошу записать мои показания и переслать их в Россию. Этим я выполняю свой маленький долг перед памятью большого человека», — восхищался, беседуя в Англии с представителем советской военной миссии, иностранец.         [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Чем опасно шельмование истинных патриотов, достойных сынов Отечества, хорошо видно на примере нынешней ситуации на Украине. За ее честь некому постоять даже на сцене. Недавний отбор делегата на вокальный конкурс «Евровидение» закончился провалом. Все любимцы публики «незалежной» официально отказались от поездки в Израиль. Выходит, даже популярность и баснословные контракты с ведущими звукозаписывающими компаниями Старого Света не нужны молодым артистам? Конечно, нет. У этого равнодушия иная причина: в условиях жесточайшего, абсолютно беспардонного давления властей артисты не согласны принародно отказаться от имеющих российское гражданство родных, взамен которых надо кричать на всех подмостках Тель-Авива об «аннексии» Крыма.   [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Лет пять назад мне довелось готовить материал о поисковиках из липецкого клуба «Неунываки», обнаруживших останки красноармейцев вблизи данковской деревни Прудки, находящейся на территории Воскресенского поселения. Местные жители хоть как-то старались помочь поисковикам — несли ведрами картошку, соленья-варенья, упаковки яиц. Возникла даже очередь. Запас провианта впечатлял. Хотели отблагодарить ребят, занимавшихся почетным делом. Попутно сыпались вопросы насчет морозной зимы сорок первого, о быте изнуренных фашистским наступлением красноармейцев. А обнаружение медальона с именем рядового взволновало буквально всех. И хоронили защитников Отечества по православному обряду на кладбище Данкова, где выстроился траурной колонной чуть ли не весь город. [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Или еще один пример. В начале двухтысячных я работал в школе села Теплое, на малой родине полного кавалера ордена Славы Ивана Алексеевича Кораблина. Едва устанавливалась сухая весенняя погода, как мальчишки и девчонки, многие из которых, кстати, носят эту же знаменитую фамилию, под началом учителей наводили порядок на братском захоронении. Организаторов уборки в общем-то и не было, все происходило как-то само собой. [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]На День Победы к захоронению традиционно возлагаются еловые венки и букеты срезанных в палисадниках, только что распустившихся тюльпанов. Народная тропа к холмику не зарастает. Наверное, это и есть пример искреннего, непоказного сохранения памяти о наших славных предках.     [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Впрочем, писать картину маслом рано — перелицовка истории в угоду сиюминутным веяниям и в нашей стране, увы, не исключение. Еще с эпохи царя Николая II в Александровском саду Москвы стоит памятник в честь 300-летия дома Романовых. Удивительно, но факт: эта стела с 1918 года перестала быть династическим обелиском, превратившись в памятник революционным мыслителям — на нем после революции вместо имен самодержцев появились имена наследников Маркса. При этом наверняка звучали пламенные речи, гремели аплодисменты, а большевики светились от счастья. Но все вернулось на круги своя. Отреставрированному по изначальному чертежу монументу не так давно был возвращен первозданный вид...  [/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Если кидаешь грязью в человека, надо помнить: до него она может не долететь, а на твоих руках точно останется. Истинные герои поругаемы не бывают. Наша же задача очевидна и естественна — чтить их заслуги. Без срока давности. Об этом тоже шел разговор в данковской утренней маршрутке.[/JUSTIFY][/SIZE][/SIZE]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10110) "[CENTER][SIZE=9px][SIZE=9px] [/SIZE][/SIZE][/CENTER][SIZE=13px][SIZE=13px][LEFT][B]Утро, час пик, маршрутка... Данковчане едут на работу, обсуждая последние новости. Вдруг заходит речь о нашумевшем эпизоде телешоу «Камеди Вумен», участницы которого пошутили насчет генерала Дмитрия Карбышева. У всех единое мнение: личность героя — не повод для острот. Хотя некоторые объяснили поступок девиц простым невежеством. [/B][/LEFT] [JUSTIFY] В знаниях современной молодежи много «белых пятен» в области отечественной истории. Это логичный итог купированной донельзя школьной программы, где на величайшие события Великой Отечественной войны отведены считанные часы. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Тем временем судьба русского генерал-лейтенанта инженерных войск Дмитрия Михайловича Карбышева заслуживает целого урока, а может, и не одного. Сами судите: осенью сорок первого контуженный военачальник в бою за переправу на Днепре угодил в плен. Бывшего дворянина, подполковника царской армии гитлеровцы долго убеждали в том, чтобы он перешел на их сторону. Обещали высокие должности, а когда поняли, что посулы напрасны, отправили на каторжную работу с являвшейся, по сути, приговором формулировкой: «никаких скидок на звание и возраст». [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Его этапировали по концлагерям, последним стал Маутхаузен. Ночью 18 февраля 1945 года раздетого догола узника вывели и оставили стоять на морозе. Затем гестаповцы включили брандспойты и начали методично пытать обреченного струями ледяной воды. «Эта экзекуция до 12 часов ночи повторялась несколько раз, — вспоминал один из арестантов Маутхаузена, подполковник Сорокин. — Во время очередной такой экзекуции товарищ Карбышев отклонился от напора холодной воды, ударом дубинки по голове он был убит. Тело сожгли в крематории лагеря». [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Ныне модно считать некоторые подвиги советских героев выдумкой идеологов СССР. Но смерть Карбышева не из их числа, ведь одним из первых рассказчиков о подвиге русского генерала стал его товарищ по несчастью — канадский майор Седдон де Сент-Клер, навсегда запомнивший палачей с брандспойтами в руках. «Я видел, как упал генерал Карбышев. Прошу записать мои показания и переслать их в Россию. Этим я выполняю свой маленький долг перед памятью большого человека», — восхищался, беседуя в Англии с представителем советской военной миссии, иностранец. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Чем опасно шельмование истинных патриотов, достойных сынов Отечества, хорошо видно на примере нынешней ситуации на Украине. За ее честь некому постоять даже на сцене. Недавний отбор делегата на вокальный конкурс «Евровидение» закончился провалом. Все любимцы публики «незалежной» официально отказались от поездки в Израиль. Выходит, даже популярность и баснословные контракты с ведущими звукозаписывающими компаниями Старого Света не нужны молодым артистам? Конечно, нет. У этого равнодушия иная причина: в условиях жесточайшего, абсолютно беспардонного давления властей артисты не согласны принародно отказаться от имеющих российское гражданство родных, взамен которых надо кричать на всех подмостках Тель-Авива об «аннексии» Крыма. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Лет пять назад мне довелось готовить материал о поисковиках из липецкого клуба «Неунываки», обнаруживших останки красноармейцев вблизи данковской деревни Прудки, находящейся на территории Воскресенского поселения. Местные жители хоть как-то старались помочь поисковикам — несли ведрами картошку, соленья-варенья, упаковки яиц. Возникла даже очередь. Запас провианта впечатлял. Хотели отблагодарить ребят, занимавшихся почетным делом. Попутно сыпались вопросы насчет морозной зимы сорок первого, о быте изнуренных фашистским наступлением красноармейцев. А обнаружение медальона с именем рядового взволновало буквально всех. И хоронили защитников Отечества по православному обряду на кладбище Данкова, где выстроился траурной колонной чуть ли не весь город. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Или еще один пример. В начале двухтысячных я работал в школе села Теплое, на малой родине полного кавалера ордена Славы Ивана Алексеевича Кораблина. Едва устанавливалась сухая весенняя погода, как мальчишки и девчонки, многие из которых, кстати, носят эту же знаменитую фамилию, под началом учителей наводили порядок на братском захоронении. Организаторов уборки в общем-то и не было, все происходило как-то само собой. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]На День Победы к захоронению традиционно возлагаются еловые венки и букеты срезанных в палисадниках, только что распустившихся тюльпанов. Народная тропа к холмику не зарастает. Наверное, это и есть пример искреннего, непоказного сохранения памяти о наших славных предках. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Впрочем, писать картину маслом рано — перелицовка истории в угоду сиюминутным веяниям и в нашей стране, увы, не исключение. Еще с эпохи царя Николая II в Александровском саду Москвы стоит памятник в честь 300-летия дома Романовых. Удивительно, но факт: эта стела с 1918 года перестала быть династическим обелиском, превратившись в памятник революционным мыслителям — на нем после революции вместо имен самодержцев появились имена наследников Маркса. При этом наверняка звучали пламенные речи, гремели аплодисменты, а большевики светились от счастья. Но все вернулось на круги своя. Отреставрированному по изначальному чертежу монументу не так давно был возвращен первозданный вид... [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Если кидаешь грязью в человека, надо помнить: до него она может не долететь, а на твоих руках точно останется. Истинные герои поругаемы не бывают. Наша же задача очевидна и естественна — чтить их заслуги. Без срока давности. Об этом тоже шел разговор в данковской утренней маршрутке.[/JUSTIFY][/SIZE][/SIZE]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "25" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "25" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "romashin" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "romashin" ["AUTHOR_NAME"]=> string(25) "Роман Ромашин" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(25) "Роман Ромашин" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "22" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "22" ["VIEWS"]=> string(2) "90" ["~VIEWS"]=> string(2) "90" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(25) "pamyat-bez-sroka-davnosti" ["~CODE"]=> string(25) "pamyat-bez-sroka-davnosti" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/25/?page=blog&blog=25" ["urlToPost"]=> string(71) "/blog/autors/25/?page=post&blog=25&id=pamyat-bez-sroka-davnosti" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/25/?page=user&id=22" ["AuthorName"]=> string(25) "Роман Ромашин" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10392) "
Утро, час пик, маршрутка... Данковчане едут на работу, обсуждая последние новости. Вдруг заходит речь о нашумевшем эпизоде телешоу «Камеди Вумен», участницы которого пошутили насчет генерала Дмитрия Карбышева. У всех единое мнение: личность героя — не повод для острот. Хотя некоторые объяснили поступок девиц простым невежеством.

В знаниях современной молодежи много «белых пятен» в области отечественной истории. Это логичный итог купированной донельзя школьной программы, где на величайшие события Великой Отечественной войны отведены считанные часы.
Тем временем судьба русского генерал-лейтенанта инженерных войск Дмитрия Михайловича Карбышева заслуживает целого урока, а может, и не одного. Сами судите: осенью сорок первого контуженный военачальник в бою за переправу на Днепре угодил в плен. Бывшего дворянина, подполковника царской армии гитлеровцы долго убеждали в том, чтобы он перешел на их сторону. Обещали высокие должности, а когда поняли, что посулы напрасны, отправили на каторжную работу с являвшейся, по сути, приговором формулировкой: «никаких скидок на звание и возраст».
Его этапировали по  концлагерям, последним стал Маутхаузен. Ночью 18 февраля 1945 года раздетого догола узника вывели и оставили стоять на морозе. Затем гестаповцы включили брандспойты и начали методично пытать обреченного струями ледяной воды. «Эта экзекуция до 12 часов ночи повторялась несколько раз, — вспоминал один из арестантов Маутхаузена, подполковник Сорокин. — Во время очередной такой экзекуции товарищ Карбышев отклонился от напора холодной воды, ударом дубинки по голове он был убит. Тело сожгли в крематории лагеря».
Ныне модно считать некоторые подвиги советских героев выдумкой идеологов СССР. Но смерть Карбышева не из их числа, ведь одним из первых рассказчиков о подвиге русского генерала стал его товарищ по несчастью — канадский майор Седдон де Сент-Клер, навсегда запомнивший палачей с брандспойтами в руках. «Я видел, как упал генерал Карбышев. Прошу записать мои показания и переслать их в Россию. Этим я выполняю свой маленький долг перед памятью большого человека», — восхищался, беседуя в Англии с представителем советской военной миссии, иностранец.        
Чем опасно шельмование истинных патриотов, достойных сынов Отечества, хорошо видно на примере нынешней ситуации на Украине. За ее честь некому постоять даже на сцене. Недавний отбор делегата на вокальный конкурс «Евровидение» закончился провалом. Все любимцы публики «незалежной» официально отказались от поездки в Израиль. Выходит, даже популярность и баснословные контракты с ведущими звукозаписывающими компаниями Старого Света не нужны молодым артистам? Конечно, нет. У этого равнодушия иная причина: в условиях жесточайшего, абсолютно беспардонного давления властей артисты не согласны принародно отказаться от имеющих российское гражданство родных, взамен которых надо кричать на всех подмостках Тель-Авива об «аннексии» Крыма.  
Лет пять назад мне довелось готовить материал о поисковиках из липецкого клуба «Неунываки», обнаруживших останки красноармейцев вблизи данковской деревни Прудки, находящейся на территории Воскресенского поселения. Местные жители хоть как-то старались помочь поисковикам — несли ведрами картошку, соленья-варенья, упаковки яиц. Возникла даже очередь. Запас провианта впечатлял. Хотели отблагодарить ребят, занимавшихся почетным делом. Попутно сыпались вопросы насчет морозной зимы сорок первого, о быте изнуренных фашистским наступлением красноармейцев. А обнаружение медальона с именем рядового взволновало буквально всех. И хоронили защитников Отечества по православному обряду на кладбище Данкова, где выстроился траурной колонной чуть ли не весь город.
Или еще один пример. В начале двухтысячных я работал в школе села Теплое, на малой родине полного кавалера ордена Славы Ивана Алексеевича Кораблина. Едва устанавливалась сухая весенняя погода, как мальчишки и девчонки, многие из которых, кстати, носят эту же знаменитую фамилию, под началом учителей наводили порядок на братском захоронении. Организаторов уборки в общем-то и не было, все происходило как-то само собой.
На День Победы к захоронению традиционно возлагаются еловые венки и букеты срезанных в палисадниках, только что распустившихся тюльпанов. Народная тропа к холмику не зарастает. Наверное, это и есть пример искреннего, непоказного сохранения памяти о наших славных предках.    
Впрочем, писать картину маслом рано — перелицовка истории в угоду сиюминутным веяниям и в нашей стране, увы, не исключение. Еще с эпохи царя Николая II в Александровском саду Москвы стоит памятник в честь 300-летия дома Романовых. Удивительно, но факт: эта стела с 1918 года перестала быть династическим обелиском, превратившись в памятник революционным мыслителям — на нем после революции вместо имен самодержцев появились имена наследников Маркса. При этом наверняка звучали пламенные речи, гремели аплодисменты, а большевики светились от счастья. Но все вернулось на круги своя. Отреставрированному по изначальному чертежу монументу не так давно был возвращен первозданный вид...  
Если кидаешь грязью в человека, надо помнить: до него она может не долететь, а на твоих руках точно останется. Истинные герои поругаемы не бывают. Наша же задача очевидна и естественна — чтить их заслуги. Без срока давности. Об этом тоже шел разговор в данковской утренней маршрутке.
" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "13.03.2019, 00:13" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "13.03.2019" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:13" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "13" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "03" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2019" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "144" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:06:26" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "280" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "27427" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/1c7" ["FILE_NAME"]=> string(6) "25.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "25.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "f0fa7c1534a19f44af83d45d74016de0" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/1c7/25.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/1c7/100_100_2/25.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Роман Ромашин  |  24.10.2018 00:00:00

А «кавалеры» все не унимаются

Николай Гоголь сжег второй том «Мертвых душ». На эмоциях, дотла. Слуга Семен увещевал барина оставить рукопись, но услышал резкое: «Не твое дело!» Гений слова уверовал в никчемность продолжения романа. Жаль, что отдельные современные «литераторы» не ..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "658" ["~ID"]=> string(3) "658" ["BLOG_ID"]=> string(2) "20" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "20" ["TITLE"]=> string(54) "А «кавалеры» все не унимаются" ["~TITLE"]=> string(54) "А «кавалеры» все не унимаются" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-10-24 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-10-24 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "24.10.2018 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "24.10.2018 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "22" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "22" ["DETAIL_TEXT"]=> string(9866) "Николай Гоголь сжег второй том «Мертвых душ». На эмоциях, дотла. Слуга Семен увещевал барина оставить рукопись, но услышал резкое: «Не твое дело!» Гений слова уверовал в никчемность продолжения романа. Жаль, что отдельные современные «литераторы» не столь требовательны к себе. У них, как говорится, всякое лыко в строку.


Недавно ко мне обратился одержимый сочинительством земляк и предложил свою первую книжку с автографом. Но в обмен, не моргнув глазом, запросил опубликовать о нем статью в нашей газете. И чем больше объем, тем лучше. Пришлось вежливо объяснить автору, что для начала надо бы изучить содержание его труда и лишь затем замахиваться на отзыв о нем и его творчестве в главном общественно-политическом издании региона. Этот сценарий, очевидно, крепко огорчил «самородка». Он ушел, и его книга мне не досталась.


Сегодня любой, имеющий не такую уж и большую сумму денег, может издать свои опусы. Минимум хлопот, и тираж в 250-300 экземпляров обеспечен. Пусть с ошибками, отсутствием логики, явным искажением фактов истории, зато непременно с собственным именем-отчеством на обложке. И ставят себя нынешние графоманы чуть ли не вровень с Александром Сергеевичем Пушкиным или Львом Николаевичем Толстым.


Хотя последние-то от цензуры страдали. На совести хранителей устоев императорской России немало загубленных шедевров. Но рисовать исключительно черными тонами службу государственных людей было бы ошибочно. Ведь именно такие въедливые, в хорошем смысле, чиновники еще со времен царицы Екатерины II являлись своеобразным фильтром, отсеивающим как крамолу на устройство государства, так и откровенный литературный ширпотреб.


Сегодня цензоры канули в Лету. Теперь все решают деньги, что часто сказывается на творчестве и цене его признания крайне пагубно. В эпоху перестройки жаждущие славы нувориши чуть ли не поголовно становились лучшими людьми России. Они бесстыдно скупали так называемые «общественные» награды, напоминающие роскошью отделки жалованные государями ордена. Церемонии их вручения устраивались в арендованных на часок-другой исторических особняках Москвы, таких как Колонный зал Дома Союзов. Для солидности туда приглашали знаменитых актеров, политиков, художников. На устраиваемых по поводу фуршетах гремели здравицы, шампанское лилось рекой, и очутившиеся средь шумного бала виновники торжества ощущали себя наверху блаженства.


Но утихли фанфары. В шкафах мнимых «кавалеров» орденов и подвесок пылятся регалии, которые даже соседям стыдно показать. Не миновал наградной бум и писательское сообщество. «Большой Есенинской медали», говорят, можно было удостоиться за полторы-две тысячи целковых. Отчего так дешево? Не знаю. Либо тираж их чересчур был велик, либо гораздые на выдумку аферисты изначально рассчитывали на продолжительный «бизнес».


Они умело сыграли на вечной тяге человека к славе, подтверждаемой не только известными каждому еще со школьной скамьи романами или повестями, но и живописью. Вспомним, например, полотно Павла Федотова «Свежий кавалер». «Новый кавалер не вытерпел, чем свет нацепил на халат обнову и горделиво напоминает свою значительность кухарке, — так сатирически описывал картину сам живописец. — Но она насмешливо показывает ему единственные, но и то стоптанные и продырявленные сапоги, которые несла чистить. На полу — объедки и осколки вчерашнего пира, а под столом виден пробуждающийся, вероятно, оставшийся на поле битвы такой же кавалер».


Тридцать лет назад в кабинет главного редактора данковской газеты «Заветы Ильича», интеллигента до мозга костей Виктора Алексеевича Никитского робко постучался самодеятельный стихо­творец с виршами типа «ноги я пальцем шевельнул, упал, вспотел да и уснул». Он принес их для «Литературной страницы». Знавший цену слову редактор пробежался по строчкам и отшил гостя. Тактично, но настолько аргументированно, что визитер чуть ли не клятвенно пообещал впредь не писать стихов.


Впрочем, подобное происходит не всегда. Авторы-самоучки чаще всего обвиняют рецензентов в предвзятости. Им наконец-то стоит уяснить, что шедевры не рождаются мимоходом: после сытного ужина, гуляний с корзиной подберезовиков по рощам или посещения с сослуживцами бани.


Пример Гоголя не единичен. Вспомним истощенного завистниками Михаила Булгакова, написавшего в Лебедяни вчерне пьесу «Дон Кихот». Уединившийся в доме на улице Покровской (ныне Ситникова), прозаик закрывал двери комнаты на замки, задергивал наглухо шторы и начинал творить при свечах. Да и дневник уроженца данковской Перехвали Василия Ряховского, имени которого, если кто не знает, удостоена главная литературная премия Рязанщины, изобилует сомнениями насчет своих способностей. «Писать надо по-толстовски просто, споря с самим собой, и доказывать себе неизбежность истины. До сих пор я не делаю этого — по лености и неумению, а больше вследствие того ложного убеждения: что картина сама за себя скажет», — терзался Василий Дмитриевич.


Но, увы, муки творчества не всем знакомы. Вот и не оставляют в покое клавиатуру ноутбука неутомимые графоманы, хотя в жизни всегда есть чем заняться. Стройте здания, учите детей, закатывайте банки солений-варений, но смилуйтесь над своими и без того малочисленными читателями...

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(9866) "Николай Гоголь сжег второй том «Мертвых душ». На эмоциях, дотла. Слуга Семен увещевал барина оставить рукопись, но услышал резкое: «Не твое дело!» Гений слова уверовал в никчемность продолжения романа. Жаль, что отдельные современные «литераторы» не столь требовательны к себе. У них, как говорится, всякое лыко в строку.


Недавно ко мне обратился одержимый сочинительством земляк и предложил свою первую книжку с автографом. Но в обмен, не моргнув глазом, запросил опубликовать о нем статью в нашей газете. И чем больше объем, тем лучше. Пришлось вежливо объяснить автору, что для начала надо бы изучить содержание его труда и лишь затем замахиваться на отзыв о нем и его творчестве в главном общественно-политическом издании региона. Этот сценарий, очевидно, крепко огорчил «самородка». Он ушел, и его книга мне не досталась.


Сегодня любой, имеющий не такую уж и большую сумму денег, может издать свои опусы. Минимум хлопот, и тираж в 250-300 экземпляров обеспечен. Пусть с ошибками, отсутствием логики, явным искажением фактов истории, зато непременно с собственным именем-отчеством на обложке. И ставят себя нынешние графоманы чуть ли не вровень с Александром Сергеевичем Пушкиным или Львом Николаевичем Толстым.


Хотя последние-то от цензуры страдали. На совести хранителей устоев императорской России немало загубленных шедевров. Но рисовать исключительно черными тонами службу государственных людей было бы ошибочно. Ведь именно такие въедливые, в хорошем смысле, чиновники еще со времен царицы Екатерины II являлись своеобразным фильтром, отсеивающим как крамолу на устройство государства, так и откровенный литературный ширпотреб.


Сегодня цензоры канули в Лету. Теперь все решают деньги, что часто сказывается на творчестве и цене его признания крайне пагубно. В эпоху перестройки жаждущие славы нувориши чуть ли не поголовно становились лучшими людьми России. Они бесстыдно скупали так называемые «общественные» награды, напоминающие роскошью отделки жалованные государями ордена. Церемонии их вручения устраивались в арендованных на часок-другой исторических особняках Москвы, таких как Колонный зал Дома Союзов. Для солидности туда приглашали знаменитых актеров, политиков, художников. На устраиваемых по поводу фуршетах гремели здравицы, шампанское лилось рекой, и очутившиеся средь шумного бала виновники торжества ощущали себя наверху блаженства.


Но утихли фанфары. В шкафах мнимых «кавалеров» орденов и подвесок пылятся регалии, которые даже соседям стыдно показать. Не миновал наградной бум и писательское сообщество. «Большой Есенинской медали», говорят, можно было удостоиться за полторы-две тысячи целковых. Отчего так дешево? Не знаю. Либо тираж их чересчур был велик, либо гораздые на выдумку аферисты изначально рассчитывали на продолжительный «бизнес».


Они умело сыграли на вечной тяге человека к славе, подтверждаемой не только известными каждому еще со школьной скамьи романами или повестями, но и живописью. Вспомним, например, полотно Павла Федотова «Свежий кавалер». «Новый кавалер не вытерпел, чем свет нацепил на халат обнову и горделиво напоминает свою значительность кухарке, — так сатирически описывал картину сам живописец. — Но она насмешливо показывает ему единственные, но и то стоптанные и продырявленные сапоги, которые несла чистить. На полу — объедки и осколки вчерашнего пира, а под столом виден пробуждающийся, вероятно, оставшийся на поле битвы такой же кавалер».


Тридцать лет назад в кабинет главного редактора данковской газеты «Заветы Ильича», интеллигента до мозга костей Виктора Алексеевича Никитского робко постучался самодеятельный стихо­творец с виршами типа «ноги я пальцем шевельнул, упал, вспотел да и уснул». Он принес их для «Литературной страницы». Знавший цену слову редактор пробежался по строчкам и отшил гостя. Тактично, но настолько аргументированно, что визитер чуть ли не клятвенно пообещал впредь не писать стихов.


Впрочем, подобное происходит не всегда. Авторы-самоучки чаще всего обвиняют рецензентов в предвзятости. Им наконец-то стоит уяснить, что шедевры не рождаются мимоходом: после сытного ужина, гуляний с корзиной подберезовиков по рощам или посещения с сослуживцами бани.


Пример Гоголя не единичен. Вспомним истощенного завистниками Михаила Булгакова, написавшего в Лебедяни вчерне пьесу «Дон Кихот». Уединившийся в доме на улице Покровской (ныне Ситникова), прозаик закрывал двери комнаты на замки, задергивал наглухо шторы и начинал творить при свечах. Да и дневник уроженца данковской Перехвали Василия Ряховского, имени которого, если кто не знает, удостоена главная литературная премия Рязанщины, изобилует сомнениями насчет своих способностей. «Писать надо по-толстовски просто, споря с самим собой, и доказывать себе неизбежность истины. До сих пор я не делаю этого — по лености и неумению, а больше вследствие того ложного убеждения: что картина сама за себя скажет», — терзался Василий Дмитриевич.


Но, увы, муки творчества не всем знакомы. Вот и не оставляют в покое клавиатуру ноутбука неутомимые графоманы, хотя в жизни всегда есть чем заняться. Стройте здания, учите детей, закатывайте банки солений-варений, но смилуйтесь над своими и без того малочисленными читателями...

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "25" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "25" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "romashin" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "romashin" ["AUTHOR_NAME"]=> string(25) "Роман Ромашин" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(25) "Роман Ромашин" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "22" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "22" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_664" ["~CODE"]=> string(4) "_664" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/25/?page=blog&blog=25" ["urlToPost"]=> string(50) "/blog/autors/25/?page=post&blog=25&id=_664" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/25/?page=user&id=22" ["AuthorName"]=> string(25) "Роман Ромашин" ["TEXT_FORMATED"]=> string(9866) "Николай Гоголь сжег второй том «Мертвых душ». На эмоциях, дотла. Слуга Семен увещевал барина оставить рукопись, но услышал резкое: «Не твое дело!» Гений слова уверовал в никчемность продолжения романа. Жаль, что отдельные современные «литераторы» не столь требовательны к себе. У них, как говорится, всякое лыко в строку.


Недавно ко мне обратился одержимый сочинительством земляк и предложил свою первую книжку с автографом. Но в обмен, не моргнув глазом, запросил опубликовать о нем статью в нашей газете. И чем больше объем, тем лучше. Пришлось вежливо объяснить автору, что для начала надо бы изучить содержание его труда и лишь затем замахиваться на отзыв о нем и его творчестве в главном общественно-политическом издании региона. Этот сценарий, очевидно, крепко огорчил «самородка». Он ушел, и его книга мне не досталась.


Сегодня любой, имеющий не такую уж и большую сумму денег, может издать свои опусы. Минимум хлопот, и тираж в 250-300 экземпляров обеспечен. Пусть с ошибками, отсутствием логики, явным искажением фактов истории, зато непременно с собственным именем-отчеством на обложке. И ставят себя нынешние графоманы чуть ли не вровень с Александром Сергеевичем Пушкиным или Львом Николаевичем Толстым.


Хотя последние-то от цензуры страдали. На совести хранителей устоев императорской России немало загубленных шедевров. Но рисовать исключительно черными тонами службу государственных людей было бы ошибочно. Ведь именно такие въедливые, в хорошем смысле, чиновники еще со времен царицы Екатерины II являлись своеобразным фильтром, отсеивающим как крамолу на устройство государства, так и откровенный литературный ширпотреб.


Сегодня цензоры канули в Лету. Теперь все решают деньги, что часто сказывается на творчестве и цене его признания крайне пагубно. В эпоху перестройки жаждущие славы нувориши чуть ли не поголовно становились лучшими людьми России. Они бесстыдно скупали так называемые «общественные» награды, напоминающие роскошью отделки жалованные государями ордена. Церемонии их вручения устраивались в арендованных на часок-другой исторических особняках Москвы, таких как Колонный зал Дома Союзов. Для солидности туда приглашали знаменитых актеров, политиков, художников. На устраиваемых по поводу фуршетах гремели здравицы, шампанское лилось рекой, и очутившиеся средь шумного бала виновники торжества ощущали себя наверху блаженства.


Но утихли фанфары. В шкафах мнимых «кавалеров» орденов и подвесок пылятся регалии, которые даже соседям стыдно показать. Не миновал наградной бум и писательское сообщество. «Большой Есенинской медали», говорят, можно было удостоиться за полторы-две тысячи целковых. Отчего так дешево? Не знаю. Либо тираж их чересчур был велик, либо гораздые на выдумку аферисты изначально рассчитывали на продолжительный «бизнес».


Они умело сыграли на вечной тяге человека к славе, подтверждаемой не только известными каждому еще со школьной скамьи романами или повестями, но и живописью. Вспомним, например, полотно Павла Федотова «Свежий кавалер». «Новый кавалер не вытерпел, чем свет нацепил на халат обнову и горделиво напоминает свою значительность кухарке, — так сатирически описывал картину сам живописец. — Но она насмешливо показывает ему единственные, но и то стоптанные и продырявленные сапоги, которые несла чистить. На полу — объедки и осколки вчерашнего пира, а под столом виден пробуждающийся, вероятно, оставшийся на поле битвы такой же кавалер».


Тридцать лет назад в кабинет главного редактора данковской газеты «Заветы Ильича», интеллигента до мозга костей Виктора Алексеевича Никитского робко постучался самодеятельный стихо­творец с виршами типа «ноги я пальцем шевельнул, упал, вспотел да и уснул». Он принес их для «Литературной страницы». Знавший цену слову редактор пробежался по строчкам и отшил гостя. Тактично, но настолько аргументированно, что визитер чуть ли не клятвенно пообещал впредь не писать стихов.


Впрочем, подобное происходит не всегда. Авторы-самоучки чаще всего обвиняют рецензентов в предвзятости. Им наконец-то стоит уяснить, что шедевры не рождаются мимоходом: после сытного ужина, гуляний с корзиной подберезовиков по рощам или посещения с сослуживцами бани.


Пример Гоголя не единичен. Вспомним истощенного завистниками Михаила Булгакова, написавшего в Лебедяни вчерне пьесу «Дон Кихот». Уединившийся в доме на улице Покровской (ныне Ситникова), прозаик закрывал двери комнаты на замки, задергивал наглухо шторы и начинал творить при свечах. Да и дневник уроженца данковской Перехвали Василия Ряховского, имени которого, если кто не знает, удостоена главная литературная премия Рязанщины, изобилует сомнениями насчет своих способностей. «Писать надо по-толстовски просто, споря с самим собой, и доказывать себе неизбежность истины. До сих пор я не делаю этого — по лености и неумению, а больше вследствие того ложного убеждения: что картина сама за себя скажет», — терзался Василий Дмитриевич.


Но, увы, муки творчества не всем знакомы. Вот и не оставляют в покое клавиатуру ноутбука неутомимые графоманы, хотя в жизни всегда есть чем заняться. Стройте здания, учите детей, закатывайте банки солений-варений, но смилуйтесь над своими и без того малочисленными читателями...

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "24.10.2018, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "24.10.2018" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "24" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "10" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2018" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "144" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:06:26" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "280" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "27427" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/1c7" ["FILE_NAME"]=> string(6) "25.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "25.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "f0fa7c1534a19f44af83d45d74016de0" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/1c7/25.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/1c7/100_100_2/25.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных