lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
8 ноября 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Абрамцево
Общество 

Ненавидеть нельзя любить?

08.11.2018 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Общество
Коллаж Николая Черкасова

Где поставим запятую в этом предложении? Да и есть ли ей место в нем? Во взрослом обществе, озабоченном поисками пропитания, войнами, политическими кризисами, керченская трагедия уходит уже на второй план. Ну, поговорили, поделились шокирующими подробностями, пора уже и насущными делами заняться. Совсем другое происходит с молодежью. Если вы заглянете в популярные у молодых социальные сети в Интернете, то обнаружите появление огромного количества «фан-клубов» стрелка из Керчи Владислава Рослякова.


Девушки пубертатного периода в самых восторженных фразах признаются в любви покойнику, типа: «О, какие глаза! Я готова утонуть в этих глазах!». Юноши превозносят его как «героя нашего времени» и последователя Колумбайна. Но ведь в результате этой трагедии погиб двадцать один человек, включая самого Рослякова, шестьдесят восемь получили ранения. Так откуда же такая жажда поклонения? И кто он сам: хладнокровный убийца или жертва сложившихся обстоятельств? Об этом мы беседуем с нашим постоянным консультантом, психологом, психоаналитиком Екатериной Антоновой.


Превратности жизни


— Это очень сложный вопрос. Давайте вспомним недавнюю историю женщины, в прошлом следователя, матери четверых детей, которая по переписке влюбилась и вышла замуж за пожизненно осужденного участника ОПГ, киллера, на руках которого кровь девяти жертв. Все ее свободное время теперь занято изучением его уголовных дел и поиском смягчающих обстоятельств. Что это, превратности любви? Или попытка хоть таким изощренным способом заполнить свою внутреннюю пустоту, которую почему-то не смогли заполнить в ее душе трое маленьких детей? Вот ведь в чем разбираться надо. Почему ей важнее пожертвовать жизнь убийце, а не своим детям? Что же касается керченской трагедии, то для объяснения тут многое облегчает тот факт, что фанаты Рослякова находятся примерно в одной с ним возрастной группе. Отсюда можно делать уже некие обобщающие выводы.


— Так чем же нам помогает знание возрастных особенностей?


— Для подростков, как правило, мир или белый, или черный. Если только он не оказывается идеальным, то тут же превращается в полный кошмар. Увы, негативный отрицательный герой в этом мире нередко становится привлекательным. Да вы это и по фильмам знаете: злодей, негодяй, но такой обаяшка. Потому что и режиссер, и актер сознательно создают ему это отрицательное обаяние. Ну, а подростки находят эти черты сами.


Притягательность зла?


— Но как можно найти что-то привлекательное в человеке, который погубил столько жизней?


— Скорее всего, его состояние, его история чем-то отзеркаливает истории самих фанатов, отражает их. Тихий, беспроблемный, не имеющий друзей и не умеющий общаться. С огромным одиночеством внутри. Думаете, среди его ровесников таких мало? Более того, они за его психотическим срывом могут увидеть и начать выдумывать совершенно иную фигуру, очень глубокую и очень непонятую. Опять же, многие из них тоже ощущают себя непонятыми. Но далеко не все при этом берутся за оружие.


— Но почему героизируется он, а не учительница, закрывшая собою детей?


— Отрицательный герой всегда получает своих фанатов, находящихся в подобном состоянии. Для них это подогревается и его «героическим» суицидом, хотя у него и варианта другого не было. Тогда и учителя, и ученики, пытавшиеся спасать других, для фанатов становятся со­участниками «преступления», которое и довело их «героя» до всего этого. В их головах мир переворачивается вверх ногами, и черное становится белым. Почти у каждого подростка в голове бушует фантазия о несправедливой и жесткой жизни, о непонимающих родителях. Почти каждый дает себе клятву, что будет жить совершенно иначе. И на все это очень хорошо накладывается фигура Рослякова, которая начинает оцениваться уже неадекватно, искривленно. В него вносится то, что в нем хотелось бы видеть. Он герой, потому что у него был мотив. А учительница, заслонившая собой малыша, с точки зрения фанатов мотива не имела.


— А нужны ли вообще подросткам фильмы, где отрицательный герой вызывает симпатии?


— Качественные — нужны. Потому что именно они помогают понять, что мир далеко не черно-белый. Вспомните «Семнадцать мгновений весны», где Шелленберг Олега Табакова — милашка, да и Мюллер Броневого не сказочный монстр. Но при этом подростки должны четко знать историю, знать, какую роль играли эти страшные люди в Третьем Рейхе.


А был ли выход


— Когда мир исключительно черно-белый, то подросток, не найдя в этом мире идеала, начинает все глубже погружаться в собственную депрессию, собственную агрессию. Как оказалось, что до самой трагедии никто толком не знал о его увлечении стрельбой? Не модный скейт, не ролики, не, в конце концов, паркур, а именно стрельба… Он ведь что-то себе доказывал, к чему-то готовился. Почему никто не обратил внимания? Иными словами, ему абсолютно не с кем было об этом поговорить: ни с мамой, ни с одноклассниками, ни с педагогами.


— Но он ведь и сам не хотел общаться…


— Бросьте, такая замкнутость не наступает одномоментно, она накапливается годами, когда с ребенком общаются чисто формально, а узнать о его душевном состоянии просто лень. Конечно, в восемнадцать лет он уже вряд ли станет откровенничать. Тем более, если уверился в том, что он никому не нужен и не интересен. И все подростки, кто испытывает нечто подобное, будут проецировать на него свои эмоции. И это будет уже не просто Росляков, а одна большая проекция, «достойная» поклонения, потому что он такой же, как я. А уж я-то точно заслуживаю и уважения, и внимания. Примерно такая логика. Не только байкерам и паркурщикам хочется быть вместе, одиноким и непонятым тоже важно знать, что где-то есть такие, как они. Но самое ужасное, на мой взгляд, что после своей гибели Росляков начинает идеализироваться. Его поступку начинают находить объяснения и оправдания.


— А мы с вами не то же самое делаем?


— Нет, мы пытаемся про­анализировать произошедшее, чтобы не допустить подобного впредь. Оправдывать его ни у кого язык не повернется. Мы понятия не имеем, что там происходило у него внутри, но у меня есть ощущение, что он был не вполне психически здоров.


Невидимые дети


— Да, психическая болезнь может находиться в стадии ремиссии лет до шестнадцати, и никто ее не заметит. Ну, немного замкнутый ребенок, ну, друзей нет. Но зато с ним никаких проблем — и учится хорошо, и поведение прилежное. А потому родители начинают с упоением жить своей собственной, параллельной жизнью. А тихий спокойный ребенок все больше погружается в себя, в свое одиночество, свои страхи, свою накатывающую агрессию, которой он тоже боится. Он понятия не имеет, что делать со всеми этими эмоциями. Но ему не с кем этим поделиться, он ведь уже привык быть «беспроблемным», он привык к тому, что именно так его все воспринимают. Чем все это закончится? Вот это большой вопрос. Может закончиться и такой трагедией, может — собственным суицидом. Меня охватывает ужас, когда я вижу, сколько вокруг «невидимых» подростков. А потом мы удивляемся, откуда в Россию приплыл «Синий кит».


— Но ведь не факт, что и в трагических случаях в Перми, и в Улан-Удэ, и в Москве подростки страдали психическими расстройствами…


— Не факт. Но для меня самое страшное — это тенденция подростков браться за оружие. Поскольку это означает, что данные подростки не умеют говорить или же говорить просто не с кем. Подростковый возраст очень опасный, и я призываю родителей пристально следить за их жизнью!


— Недавно в США мать троих детей испугалась, прочитав в их соцсетях расистские угрозы и пожелания скорой смерти. Она не поленилась сообщить в полицию штата, откуда пришло письмо, и преступника успели взять при выходе из дома с полным вооружением. При нем был подробный план атаки школы.


— Вот видите! Найдите возможность контактировать со своим ребенком в тех же соцсетях, так вы можете стать к нему ближе и больше узнать, что происходит в его окружении. Может, в Интернете он рискнет рассказать вам больше, чем с глазу на глаз.


— А если вернуться к влюбленным фанаткам?


— Либо это девочки, у которых в доме тираническая атмосфера и Росляков им понятен и близок, но в нем они еще и защиту ищут. Либо это девочки из маргинальных семей, одержимые жаждой спасения: вот, я бы смогла его понять, я бы смогла его поддержать, я бы смогла спасти его в последний момент. Ну, и нельзя исключать тех, кто банально искал пиара на шокирующей «славе» керченского маньяка. Увы, свою лепту внесли и СМИ, растиражировав именно Рослякова, а не подлинных героев.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 22 ноября 2018 г.

Погода в Липецке День: -2 C°  Ночь: -4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Выборы будут нескучными

Игорь Плахин
// Власть

вырос объем закупок сельхозпродукции у селян

Сергей Литаврин
// Сельское хозяйство

Уваркина признана «Меценатом года»

Сергей Литаврин
// Культура
Даты
Популярные темы 



  Вверх