lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
16 апреля 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
История 

Трагедия на графском хуторе

16.04.2018 "ЛГ:итоги недели".
// История
Эмиль Клаус. «Урожай свёклы», 1890 год
Эмиль Клаус. «Урожай свёклы», 1890 год
Граф Алексей Анатольевич Орлов-Давыдов считался одним из крупнейших 
землевладельцев Российской империиПримерно так выглядел сахарный завод графа Алексея Орлова. Восстановленный макет

Граф Алексей Анатольевич Орлов-Давыдов считался одним из крупнейших землевладельцев Российской империи. Ему принадлежали сто тысяч десятин земли в Калужской, Московской, Воронежской, Орловской, Самарской, Курской и Нижегородской губерниях.

В тогдашнем Усманском уезде Тамбовской губернии (ныне Липецкая и Тамбовская области) Алексей Анатольевич владел тысячами десятин чернозёма.



В июле 1918 года на базе хозяйства графской экономии организовали первый совхоз «Петровский». Знаменитое хозяйство, давшее региону трёх Героев Социалистического Труда, один из которых – директор Иван Платонович Воловченко – при Хрущёве займёт пост министра сельского хозяйства СССР, минуя все партийные и государственные должности, необходимые для такого назначения.


Для перевозки сладких корней


Земельные угодья графа в Усманском уезде были в основном заняты сахарной свёклой. Для переработки он построил Новопокровский сахарный завод (ныне Мордовский район Тамбовской области). В окрестностях завода располагался рабочий посёлок с добротными домами.


Возник естественный вопрос: как организовать доставку сладких корней на переработку и к основной железнодорожной магистрали. Решили подвести к заводу узкоколейку, которая соединяла следующие пункты: Петровский–Шульгино–Мельгуны–Сахарный завод–Оборону. Прокладкой железной дороги, к слову, занимался Владимир Константинович Рерих, брат знаменитого русского художника Николая Константиновича Рериха.


Граф был человеком богатым, денег на свои планы не жалел. Он даже вкладывал их в абсолютно бесперспективные проекты – в поддержку эсеров, например.


Узкоколейку построили быстро и поставили станцию с нехитрым названием «Треугольник». Правда, без железнодорожного вокзала. И вскоре окрестные местности огласил гудок «кукушки» – так в ту пору называли паровоз.


Всю выкопанную сахарную свёклу гужевым транспортом доставляли на специально подготовленную площадку «Треугольника». Затем грузили в вагоны и отправляли на завод. По воспоминаниям старожилов, свёклу вывозили с осени и до конца апреля. Коллектив, обслуживающий свеклопункт и станцию, был маленьким, но это не мешало людям успешно справляться с заданиями, нормами, планами. Позднее узкоколейку даже продлят – до самого совхоза «Петровский». И сейчас ещё можно увидеть в густой траве и бурьяне следы этой железной дороги, хотя она была разобрана в шестидесятых годах прошлого столетия.



Опознавали по крестикам


На самой границе нынешних Тамбовской и Липецкой областей расположилось село Васильевка. Некогда оно входило в состав Тамбовщины, а потом отошло к Липецкой области. Здешние земли являются черноземными. На них-то и выращивал граф Орлов-Давыдов сахарную свёклу. Получал солидные урожаи сладких корней.


На обработку плантаций приказчики графа нанимали женщин из соседних селений. Труд, конечно, был нелёгким. Механизации никакой – одна тяпка. Да и выращенный урожай выкапывали тоже вручную. Убранную затем свёклу отправляли по узкоколейке на орловский Новопокровский сахарный завод.


Большинство наёмных батраков размещали либо в крестьянских избах, либо в разных хозяйственных постройках. О безопасном проживании и речи не шло. Приказчики торопились провести прополку сахарной свёклы, а осенью побыстрее её убрать. Всё вроде шло благополучно, да и ладно. Наёмные батрачки ни на что не жаловались. За свою тяжёлую, но не очень сложную для крепких деревенских женщин работу – прополку свёклы, – они получали неплохие деньги.


Так продолжалось до 29 мая 1912 года…


28 мая сотни женщин после работы на свекольной плантации вместе с детьми расположились в риге (это такая хозяйственная постройка) близ села Васильевка. Угомонилась ребятня, погрузились в сон и женщины. О трагедии, которой, естественно, никто не ожидал, подробно написал в своём рапорте на имя тамбовского губернатора усманский уездный исправник – документ датирован тридцатым мая. На другой день тамбовский вице-губернатор уже доносил о событиях страшной ночи в Департамент полиции.


Всё произошло 29 мая в первом часу ночи. Неожиданно пожар охватил соломенную крышу риги-балагана, где ночевали люди. А находилось в ней двести женщин-подёнщиц и мальчиков-подростков, которые тоже были заняты на полевых работах. Некоторые помогали матерям в прополке свёклы.


Следствие очень серьёзно отнеслось к трагедии. Согласно сведениям уездного исправника, рига, в которой размещались люди, представляла собой сооружение овальной формы размером пять саженей ширины и семнадцать – длины (сажень – это 2,1 метра). Рига-балаган располагалась всего в двенадцати саженях от узкоколейной дороги, которая вела к Новопокровскому сахарному заводу. В риге было двое ворот, но одни из них оказались заколочены наглухо. Спали женщины и дети в буквальном смысле слова на земле, на соломе. Никаких средств пожаротушения не было.


Согласно рапорту уездного исправника, рига «загорелась снаружи, со стороны железной дороги, вскоре после прохода поезда, отсюда предположение, что пожар случился от искры, попавшей на ригу от трубы паровоза».


Около риги должен был находиться караульный, и он, «…хотя и был недалеко от сгоревшей риги, но пожар заметил тогда, когда рига была уже вся в огне…». Да и спал он по-видимому. Его разбудили истошные крики женщин и детей. Выжившие на допросах отмечали, что рига-балаган сгорела в буквальном смысле слова за какие-то десять минут, и никто не смог помочь людям, оказавшимся в страшной беде. В самой риге царила настоящая паника, давка. Обезумевшие люди выскакивали из горящего помещения и с истошными воплями бежали в сторону волостного села Мордово (ныне райцентр Тамбовской области). А бежали они туда, потому что были оттуда родом. Некоторые женщины-батрачки возвращались назад, вспомнив, что в горящей риге остались дети. Многие бросались в огонь, пытаясь спасти своих чад. Назад уже никто из них не вернулся. Страшно читать полицейское донесение, ибо за его строками стоят десятки человеческих жизней…


Спастись сумели 141 человек, «из коих четверо получивших ожоги были отправлены в больницу…», «…а пятьдесят девять человек сгорели, сбившись в кучу около выходящих ворот…». Сказался обычный в таких случаях феномен страха, паники.


В списках погибших очень много детей: двенадцатилетний Семён Васнев, тринадцатилетний Емельян Тарабрин, пятнадцатилетние Матрёна Косых и Евдокия Рязанцева, семнадцатилетняя Ефросинья Васнева…


Страшная картина представилась следователям. Согласно донесению, люди, вернее трупы, «…обуглились настолько, что опознавались по кускам оставшегося на трупах платья, крестикам и прочим. После опознания все трупы были положены вечером 29 мая в приготовленные гробы, и отслужена была панихида. 30 мая в 4 часа утра была отслужена вторая панихида, после чего гробы с трупами на телегах перевезены в Шеншеновскую церковь для отпевания, а затем опущены в общую могилу на Шеншеновском кладбище и зарыты».


Эта трагедия потрясла не только крестьян тогдашнего Усманского уезда. О ней долго ещё вспоминали на всей Тамбовщине. К сожалению, сам граф никакого наказания не понёс. Правда, возмущённые крестьяне близлежащих селений, вооружённые топорами, вилами, пытались учинить погром графской экономии. Но власти всё заранее пре­дусмотрели. Были присланы казаки, которые сумели утихомирить бунтовавших. Об этой трагедии на графском хуторе крестьяне не забыли…


В 1917 году от графской экономии по сути ничего не осталось. Вернее, осталось пепелище.



Виктор ЕЛИСЕЕВ,


член областного краеведческого общества, член Союза журналистов РФ


В ТЕМУ

Сиятельный граф и его завод

В 1885 году светлейший князь Пётр Дмитриевич Волконский продал свои огромные земли в Тамбовской губернии и уезде «при селе Ново-Покровское, Мельгуново тож и деревнях Пещанки, Ахматовой, Шульгиной и Дмитриевки-Никольское тож общей площадью удобной и неудобной земли семь тысяч четырнадцать десятин пятьсот семь сажень, или сколько таковой в натуре окажется, более или менее всю без остатка, с находящимися на оной земле лесами, водами, строениями и хозяйственными заведениями», графу Анатолию Владимировичу Орлову-Давыдову. Поговаривали: в карты проиграл.


На этих землях сын графа – Алексей Анатольевич – и построит свою сахарную империю с огромными плантациями и заводом. Одно из крупнейших в то время перерабатывающих предприятий было возведено за один год.


Семейство Орловых считалось одним из самых богатых в России. Ему принадлежал чуть ли не весь правый берег Волги плюс небольшие имения в центральной части страны.


Богатства Алексея Анатольевича усиливались его политическим влиянием. Он был депутатом Четвёртой Госдумы и известным в России масоном. Дружил с самим Керенским, приглашал его на ужины, имел честь звать его на свою свадьбу.


Завод Алексей Анатольевич строил с большим воодушевлением. Говорят, даже сам прорабом работал.


Предприятие было построено в стиле модерн и походило на сказочный домик.


Если говорить о сахарной промышленности вообще, то на Тамбовщине она развивалась достаточно активно. Уже в тридцатых годах XIX столетия в сёлах Нарма Елатомского уезда, Преображенское и Трубетчино Лебедянского уезда появились три новых завода. В 1861 году уже работало 13 сахарных заводов. Они дали 81 500 пудов сахара. Крупнейшими заводами владела титулованная аристократия: граф Кушелев-Безбородко (село Малая Алабуха Борисоглебского уезда), князь Васильчиков (село Трубетчино Лебедянского уезда) и граф Шувалов (село Земетчино Моршанского уезда). Предприятия были небольшими по количеству рабочей силы. Каждое из них имело в среднем 44 рабочих, преимущественно из крепостных крестьян.


Вся промышленность Тамбовской губернии в 1846 году дала продукции на 3,1 миллиона рублей, а в 1859 году — на 4,6 миллиона рублей.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 21 июня 2018 г.

Погода в Липецке День: +20 C°  Ночь: +14 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Талицкие самородки

Сергей Литаврин, фото автора
// Общество

Дело для пенсионера

Руслан Смирнов
// Общество

Мошенники «на доверии»

Николай Боков
// Общество

Спорт-курьер


// Спорт
Даты
Популярные темы 

Призвание - активист

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Образование

Когда в товарищах согласье есть

Ольга Головина // Экономика

Связанные одной славой

В древнем Ельце прошёл VIII Съезд Городов воинской славы
Евгения Ионова // Общество

Уроки со смартфоном

 Евгений КОЗЛОВ // Образование

Кооперативный «Исток» в Октябрьском

Ольга Головина // Экономика



  Вверх