lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
15 февраля 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Абрамцево
История 

«Не могу причислить к «чужим...»

15.02.2018 "Липецкая газета".
// История

На кладбище Новодевичьего монастыря они похоронены рядом — два писателя Антон Чехов и наш земляк Александр Эртель. Но они и при жизни были близки друг другу, начиная хотя бы с того, что предок Антона Павловича происходил из крепостных крестьян Воронежской губернии, а дед Александра Ивановича, немец, попал в те же места как пленный в 1812 году.


С глубоким уважением


Они познакомились весной 1893 года на литературном обеде, устроенном издателем журнала «Русская мысль» В.М. Лавровым (кстати, уроженцем Ельца). И хотя их взгляды далеко не во всем совпадали, оба почувствовали взаимный интерес и симпатию. Буквально через несколько дней Эртель писал Чехову в Мелихово: «Представление о Вас, которое я уже имею, до известной степени совпало с тем представлением, которое получилось у меня при нашем личном знакомстве. К сожалению, так не всегда бывает, и когда бывает, нужно этим дорожить. Если у Вас найдется досуг и желание, напишите мне тоже Ваш адрес, по которому Вам можно выслать посылку, — хочу послать вам мою книгу «Гарденины», конечно, не с целью заставить вас читать ее, но как посильное свидетельство моего уважения к писателю и, хочу думать, как начало наших «человеческих» отношений». Чехов поблагодарил Эртеля «за хорошее письмо». «Расположение таких людей, как Вы, умею ценить и дорожу им. Вас я давно уже знаю и давно уважаю».


В 1891 году многие губернии России охватил страшный голод. Александр Иванович был одним из первых литераторов, взявшихся помогать голодающим крестьянам. Он организовал столовые в Воронежской губернии. Антон Павлович также участвовал в борьбе с голодом в Нижегородской губернии, а затем с той же целью выехал в Воронежскую, несмотря на обострение легочного процесса.


Безразличие к общественности


Переписка писателей продолжалась. Вот в августе 1894 года Эртель просит Чехова поговорить с издателем Сувориным насчет книг для Макарьевской библиотеки (в селе Макарьево Воронежского уезда он боролся с голодом и возглавлял попечительство). Антон Павлович с большим удовольствием выполнил просьбу. А чуть позднее выслал Эртелю свои сочинения. Еще раньше, в марте 1893 года, Эртель предупреждал Чехова: «Когда опять буду в Москве, то непременно побываю у Вас». Через неделю Чехов сообщает своему коллеге: «Гардениных» я уже читал, но книги у меня нет, и я буду ей очень рад». А в одном из посланий он восторженно отзывается о рассказе Эртеля «Духовидцы»: «…прочел Ваших «Духовидцев» — превосходная вещь. Вы великолепнейший пейзажист, замечу в скобках».


Писатели были друг с другом откровенны. Эртель признавался: «Вы знаете, я долго не знал, да и не ценил Вас, как писателя. Первое прочитал — «Степь», — но несоразмерное нагромождение описаний, — правда, в отдельности очень тонких, — меня утомило и не заинтересовало Вами. Затем, надо признаться, что Ваше безразличное отношение к «общественности» — не знаю, как точно выразиться, — тоже отшатывало от Вас. Глаза мне открыл Ваш малю-ю-сенький, случайно прочитанный очерк «Почтальон», кажется? Ну, с тех пор я кое-что знаю о глубине Вашего захвата, и ужасно рад, что многое,что я читал до сего дня, более и более подтверждает мое наблюдение. И в том числе «Палата № 6»…Вы мне напоминаете другого писателя, не русского, наиболее любимого мною из всех нынешних французов, Гюи де Мопассана. Это не значит, что Ваш талант не оригинален, — совсем не значит, но у Вас тот же глубокий и затаенно-грустный взгляд на жизнь и, может быть, такой же пессимизм в основе».


Чехов не обиделся на замечания о «Степи». Но его могло задеть упоминание о «безразличии к общественности». В другом письме Александр Иванович как бы расшифровывает свое отношение к Чехову: «У нас с Вами особого сближения не произошло, да и вряд ли оно возможно по существу наших характеров.., тем не менее не могу нас причислить к «чужим», хотя бы потому, что вполне ценю в Вас русского писателя».


По ту сторону вещей


Новый очный контакт случился в февральские дни 1897 года. После чего оживилась переписка. 7 марта Эртель — Чехову: «Тороплюсь набросать только несколько строк, чтобы известить, и поблагодарить, и сказать,что я искренно, на самом деле полюбил тебя за это время проживания нашего под одной нелепо-огромной крышей Б. Московской гостиницы. Отчего? Я и сам не мог бы ответить. Вероятно, оттого, что чувство мое к тебе подготовлялось давно уже тобою «писателем», что за твоими печатными строками давно уже чудилась мне и привлекала твоя «подлинная»душа, сочувственно волновал твой едкий и, вместе, меланхолический ум, в настроении которого мне чувствовалась и смелая, без теоретической запряжки, свобода и страдальческое отсутствие внутренней гармонии. Вот это последнее. Как оно хватает за сердце, если сам далек от того, чтобы благополучно сводить концы с концами, если думаешь, что они и не сводятся, а если сводятся, так не в Хамовниках (московский дом Л.Н. Толстого — В.Е.) и не у Владимира Соловьева, а где-то там, — «по ту сторону вещей» и не в предвиденном сочетании. Что сводятся, я верю — может быть, потому, что не прошел той школы, которую прошел ты, но эта вера «без подробностей», без формул, без догматов, в свою очередь достаточна лишь для того, чтобы вдвойне мучиться от здешней, земной «несводимости», и мистически задумываться, а по временам и ужасаться перед грядущим».


В марте того же года, вернувшись из больницы, Чехов сообщил об этом Эртелю: «Самочувствие у меня великолепное,ничего не болит, ничего не беспокоит внутри, но доктора запретили практику — и мне как будто скучно». В клинике Чехова навестил Лев Толстой. Антон Павлович поделился своими впечатлениями с Эртелем: «Толстой пишет книжку об искусстве… Мысль у него не новая; ее на разные лады повторяли все умные старики на все века... все старики склонны видать конец мира и говорили…, что нравственность пала…, что искусство измельчало, износилось, что люди ослабли и прочее, и прочее. Лев Николаевич в своей книжке хочет убедить, что в настоящее время искусство вступило в свой окончательный фазис, в тупой переулок, из которого нет ему выхода (вперед)».


Где не пахло бы Русью


Для лечения Чехов уезжал за границу. Накануне он сообщал Эртелю: «В конце июля, вероятно, уеду куда-нибудь на юг, хотя и не хочется ехать». Эртель отвечал: «Если, говоря о юге, ты разумеешь Крым, я вполне разделяю твое нерасположение к этому размалеванному подносу с проводниками и разными гулящими бабенками на заднем плане (иногда и на переднем). Но, Боже мой, с каким наслаждением я погостил бы на настоящем юге, — главное на таком, где бы и не пахло Русью. Ты не поверишь, до чего хочется отдохнуть от этой Руси, уйти от нее под настоящее солнце, настоящее небо, пожить хотя бы и с скверными, в своем роде, но настоящими людьми, а не с «мужиками»и не с персонажами «Дуэли»и «Чайки»… В словах Эртеля звучат разочарование в идеалах своей молодости, итог печальных наблюдений.


И еще один важный факт. Он связан с тем, что в 1902 году император Николай II был «чрезвычайно огорчен выбором Пешкова-Горького в почетные академики». Началась травля писателя. Эртеля это возмущает, что он не скрывает от Чехова. «Будь я на вашем месте, г.г. академики, я бы не замедлил расплеваться с академией после этого пассажа, — конечно, наивозможно шумнее, дабы подчеркнуть это новое проявление «ослиномании»в наших решительно спятивших сферах». Вскоре Чехов в знак протеста против дискриминации Горького отправил заявление об отказе от звания почетного академика.



Виктор Елисеев,


краевед, член Союза журналистов РФ, лауреат областной премии имени И.А. Бунина

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 17 августа 2018 г.

Погода в Липецке День: +20 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Гроссмейстеры остались позади

Сергей Кибальниченко
// Спорт

Мусорные тарифы сделают предсказуемыми

Арсений Погосян, «Известия»
// Власть

Доли поровну

Анжелина Григорян, «Известия»
// Власть

«Цифра» есть везде

Николай БОКОВ
// Общество
Даты
Популярные темы 

Люди решают всё

Мария Завалипина // Здоровье

Деньги из мусора

// Экономика

От концерта – к театру

Татьяна ЩЕГЛОВА // Культура

Инновационный держите шаг (ФОТО)

Игорь Сизов // Экономика

Светлый путь

Татьяна Щеглова // Общество



  Вверх