lpgzt.ru - "Липецкой газете" - 100 лет Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
26 января 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
"Липецкой газете" - 100 лет 

Жизнь без зонта

26.01.2018 "Липецкая газета". Андрей Снегов
// "Липецкой газете" - 100 лет

Когда эта маленькая, хрупкая женщина, которую часто принимали то ли за десятиклассницу, то ли за студентку-первокурсницу, появлялась в грохочущем заводском цехе или решительно спускалась по скользкому глинистому откосу на дно строительного котлована, дюжие, видавшие виды работяги поглядывали на нее кто с удивлением, кто с сочувствием, кто с усмешкой. Она журналистка? Да что эта девчонка понимает, что она может толкового написать?


Но после ее публикаций, где нередко крепко доставалось начальству, где дотошно и профессионально разбирались и экономические, и технические вопросы, ее уже встречали совсем иначе — уважительно величая Галиной Константиновной, охотно рассказывая о том, как идут дела, что людей беспокоит, в чем им нужно помочь.


Сегодня Галина Кайдашко с юмором вспоминает, что кто-то из нынешних молодых газетчиков назвал ее легендой липецкой журналистики. Но, право же, это вовсе не преувеличение. В нашей редакции она действительно во многом задавала тон, показывала пример честности, принципиальности, не боялась конфликтов, хотя вообще-то Галина Константиновна человек добрый, не любит ссор и разлада ни со своими коллегами, ни с теми, о ком ей доводилось писать.


Как случилось, что она, химик по образованию, сменила уютное место в лаборатории на беспокойные журналистские будни, когда порою действительно приходилось «трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете»? И почему, начав работать в молодежной газете в типично женском отделе образования, она потом решилась резко переменить специализацию и занялась сугубо мужской — строительной и промышленной — тематикой? Это и были два стартовых вопроса нашего с нею интервью.


— Думаю, в «Липецкую газету», которая тогда называлась «Ленинское знамя», меня пригласили, учитывая мой трехлетний инженерный опыт на крупнейшем в Европе химкомбинате в городе Волжском. А что побудило взяться за перо... Не сочтите за нескромность, но это было моим призванием. Поэтому и получила диплом журфака в Воронежском университете.


— Сегодня о советской прессе часто говорят, что она была скучной, безликой постоянно лакировала жизнь, умалчивала о негативе, то есть попросту вешала читателю лапшу на уши. Но, по-моему, это, мягко выражаясь, неправда?


— Такие разговоры — просто бессовестное вранье. Критика считалась делом обязательным. И невзирая на лица — вплоть до руководителей огромных предприятий, да еще орденоносцев, а то и Героев Соцтруда. Но, может, гораздо важнее, что от нас требовали действенности публикаций. Мы добивались, чтобы по ним принимались реальные меры. И людям, которых газетчик покритиковал, приходилось несладко.


Но я не соблазнялась возможностью разнести человека в пух и прах. Мне хотелось изменить, улучшить ситуацию, а не делать из кого-то козла отпущения. Вот, допустим, в одном из цехов тракторного завода заметно возросли потери рабочего времени. Из-за неисправности станков в каждой смене простои. Наладчики что-то прошляпили, плохо было организовано производство.


Ну как я должна об этом написать? Раздолбать, повесить всех собак на начальника? Я поступила иначе. Спокойно, объективно описала положение, случаи поломки оборудования, нехватки заготовок и инструмента, нерасторопности наладчиков. Мне не нужно было, чтобы виновных, так сказать, поставили к стенке. Я считала своей задачей найти выход. И еще до публикации попросила собрать в цехе всю смену и... зачитала мою уже готовую к печати статью. А потом предложила: обсудим, разберемся что к чему. Пошумели, поспорили, но в результате подготовили перечень мер, как наладить работу. Мне сказали «спасибо». А материал в газете все равно появился. Только он состоял из двух частей. Первая — о том, что и почему разладилось в коллективе. И вторая — о реальных шагах уже предпринятых, чтобы все изменить.


Так в редакции понимали, что называется, роль и место печатного слова в жизни области. Помню, сколько репортажей и корреспонденций готовили мы с коллегами, когда шло строительство Добринского сахарного завода. Мы старались анализировать причины любого срыва строительных графиков, факты бесхозяйственности, нерасторопности. И тут уж в отсутствии жесткости нас трудно было упрекнуть.


Вот тут употребили словечко «лакировка». Ну, какая тут лакировка, если на том же сахарном заводе в Добринке трудилось много людей досрочно освобожденных. Им доставалась самая тяжелая во всех отношениях работа. В три смены, днем и ночью, без выходных, в глубоких котлованах, которые они заливали бетоном. А мы о них тоже писали, рассказывали о тех, кто, не жалея сил, делал что должно. И не скрывали, каково им приходится. Эти заметки, между прочим, становились веским аргументом, когда рассматривался вопрос о досрочном освобождении человека. Кстати, большинство, как говорится, перевоспитуемых были женщины.


Так что беззубость газет того времени — миф. Достаточно привести лишь некоторые заголовки типа «Пятна на белых халатах», «Отщепенцы», «Без руля и без ветрил». Не зря в ходу была ехидная шутка: чиновник похож на осеннюю муху. И муху, и его можно прихлопнуть газетой. Впрочем, я не любила зубодробительных выпадов. Нельзя по любому поводу бить людей по рукам наотмашь.


— Однако известно, что у вас случались трения с весьма высокопоставленными руководителями, считавшими, что они неприкасаемые, их никто не имеет права задевать...


— Да, и так бывало. После нескольких моих статей директор трубного завода вообще запретил пропускать меня на предприятие. Почему? Речь шла о талантливом изобретателе Алексее Филиппове. Он разработал линию сортировки и укладки труб в пакеты. Идея отличная, а на практике как-то не получалось: покрытые битумом трубы не успевали быстро высыхать, слипались. То есть требовалось новую линию отладить, подключить к работе специалистов. Но директор уперся и отверг перспективное предложение новатора. Короче, началось нешуточное противостояние. Я, однако, не успокоилась. Пробиралась на завод через лазейку в ограде, беседовала с людьми и писала очередную статью в защиту Филиппова. Кстати, его разработку потом все равно внедрили — правда, на другом предприятии, где директор не страдал от излишнего самомнения, а болел за результат.


— Вы не жалеете, что тратили столько нервов, бились за все это? Ведь можно было прожить в газете куда легче...


— Ничуть! Самое, пожалуй, счастливое время моей жизни — это работа в строительном отделе. Мы с его руководителем, одаренным, умным газетчиком Борисом Семеновым, писали о сооружении промышленных объектов союзного значения — Новолипецкого металлургического, того же Добринского сахарного заводов. Я благодарна судьбе, ведь она сводила меня с крупными, яркими личностями. Ради этого стоило днями пропадать на стройплощадках, вечно куда-то спешить, а потом, не успев отмыть грязные сапоги — они, к слову, всегда стояли в уголке моего кабинета, — делать репортаж в номер.


Помню, как однажды никак не удавалось найти начальника участка. Да тут еще хлынул ливень. Но огляделась — вижу: народ не прекращает работу, не обращает внимания на дождь. У рабочих мокрые спины — то ли от пота, то ли от дождевых струй. Поразительно! Помню, как закончила потом свой материал: «Когда я уходила с площадки, мне было неловко нести над головой цветистый яркий зонтик. Потому что дождь на стройке совсем не то, что в городе».


— Чем только вам не довелось в газете заниматься. Создавали рекламный отдел, вели популярнейшую рубрику «Домострой», у которой была тьма поклонников. А какие чаепития с домашними вкусностями, приготовленными читателями этой страницы, вы устраивали... Но что объединяло все это, что вы делали как журналист?


— Я постараюсь ответить коротко: меня, да и не только меня, не устраивала роль всего-навсего хроникера происходящего. Журналист должен быть не посторонним наблюдателем, а энергичным участником, выражаясь несколько высокопарно, созидательных, позитивных процессов. Он должен быть не над людьми, а вместе с людьми. Тогда и его статьи будут иметь совсем иной вес и цену. И вот именно это, мне кажется, немалая часть нынешней прессы растеряла. Но я хочу верить, что традиция не исчезнет. Она обязательно возродится.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 23 мая 2018 г.

Погода в Липецке День: +23 C°  Ночь: +14 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

И по усам текло, и в рот попало

Милада Федюкина, milada.72@mail.ru // Общество

Десять «ЗА» службу в армии

 Евгений КОЗЛОВ // Общество

Идём на Кавказ

Ольга Головина // Экономика

Ирина Можина: «Выступили бы и перед одним зрителем»

Валерия ДЬЯЧЕНКОВА,     студентка ЕГУ    // Культура



  Вверх