lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
3 ноября 2017г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Абрамцево
История 

Главная тайна Октября

03.11.2017 "Липецкая газета". И. Неверов
// История
Коллаж Николая Черкасова

Если бы Виктор Цой жил не в конце, а в начале двадцатого столетия, его поразительный, с металлическим отливом голос, его призыв: «Перемен! Мы хотим перемен!» тоже подхватила бы, считайте, вся Россия. И с энтузиазмом не меньшим, чем во время перестройки.


О национальном идеале


Жажду слома приевшегося, беспомощного, запятнанного кровью, захлебнувшегося в сословной несправедливости государственного устройства, как ни удивительно, по-своему испытывали и левые, и правые любых оттенков. Она томила даже консервативно настроенных монархистов. Что это было? Умопомрачение? Массовый психоз? Результат всемогущего пропагандистского влияния «красных», словно загипнотизировавших нацию? Или причины все-таки придется искать глубже, не цепляясь за дурацкие, а то и попросту фантастические объяснения?


Отчего в феврале 1917-го чуть ли не весь генералитет хотел отречения Николая II? Почему перебои с продовольствием в столице привели к восстанию, и даже жандармы украсили мундиры красными бантами? Ладно, низы не хотели три года гнить в окопах и гибнуть на войне, поначалу объявленной Отечественной, а потом ставшей непонятной, бессмысленной, далекой от их надежд. Этого, пожалуй, в избытке хватило, чтобы мужики воткнули штыки в землю. Но «верхам»-то что требовалось? Или сработало классовое чутье: коли и дальше государь, которого куда сильнее беспокоили дела домашние, недуг наследника, а не разброд на фронтах, не бесконечные поражения, не беспомощность генералитета останется у руля, — дело худо.


Умнейший философ и богослов Георгий Флоровский (и непреклонный враг большевизма) был честен, чтобы уже через три года после захвата власти партией Ленина признать: «Долгие годы «революция» была русским идеалом. Образ «революционера» казался общественному сознанию высшим типом патриота, совмещавшим в себе возвышенность стремлений, любовь к народу, к обездоленным и страдающим, и готовность жертвенного самозаклания на алтаре всеобщего счастья. Какое бы разное — от монархического до анархического — содержание не вкладывали разные люди в эти понятия, — все они сходились в одном: в вере в то, что организованная ли общественность, здравый ли смысл народа, беззаветная ли отвага «умирающих за великое дело любви» в силах и смогут напряжением своей воли разорвать петли опутавшего Россию социального и политического зла и утвердить высшую и совершенную форму культурно-общественного бытия».


Теория заговора


Позвольте уж мне прислушаться к свидетелю, что оказался по другую сторону октябрьских баррикад, а не к нынешним судьям, толкующим, будто история («мамаша суровая», по жесткому выражению Ленина) — результат заговора каких-то дурных безжалостных людей. Тех самых, что как будто бы в самом деле желали непременно разрушить все до основания. Такие формулы хороши для мобилизующих маршевых песен, а не для реальных политиков. А что Ленин и его соратники принадлежали именно к реальным политикам, а не к прекраснодушным прожектерам, очень нелегко опровергнуть любому борцу с большевизмом.


И уж тем паче, предположим, кинорежиссеру, взявшемуся экранизировать к столетию Октября толстовскую эпопею «Хождение по мукам». Премьера, кажется, назначена на седьмое ноября. И постановщик объясняет свою главную цель: «Мне принципиально важно рассказать о том, что революция — самая поганая и пагубная выдумка человечества». Ну, версии классических произведений, когда все делается поперек замысла автора и волшебная сказка превращается в прославление похабных экспериментов, — теперь дело привычное. Придется, видать, привыкать, что и роман о великой революции можно, вывернув наизнанку, трансформировать в контрреволюционное, антибольшевистское зрелище.


Особенно мне нравится, что человечество революцию, видите ли, придумало. Ведь талантливый, неглупый человек, а почему-то уверен: не нашелся бы патологический разрушитель, и на земном шарике царили бы идиллия, всеобщая приязнь и любовь.


Но давайте вчитаемся в признание не какого-нибудь человека с улицы, а министра внутренних дел царского правительства г-на Протопопова. Вот что случилось в России, беременной революционным взрывом: «Финансы расстроены, товарообмен нарушен, производительность труда пошла на громадную убыль... Пути сообщения в полном расстройстве, что чрезвычайно осложнило экономическое и военное положение... Наборы обезлюдели деревню... Города голодали, деревня была задавлена... Товара было мало, цены росли... Рабочих превратили в солдат, солдат — в рабочих... Верховная власть перестала быть источником жизни и света».


Это уже не настроения идеалистов, романтиков. Это факты. Причем, вели они и к поражению в войне, и к развалу государства. И Временное правительство с ними ничего поделать не могло. Назревала, набухала, грозно пенилась новая волна революции — большевистской. И революции, которую не «придумали» подпольщики-злодеи, а неизбежной, если пытаться все же удержать государство, сберечь Россию.


Мудреная арифметика


Сегодня путаницы на сей счет хоть отбавляй. Иные «государственники» и твердолобые «патриоты» пробуют разделять Ленина, погубившего империю, и Сталина, возродившего сверхдержаву и победившего в Великой Отечественной войне. Кто-то скрупулезно подсчитывает жертвы и достижения семидесяти послеоктябрьских лет. Арифметика, конечно, штука полезная. Но, представьте, даже такой ярый оппозиционер, как Дмитрий Быков, соглашается: «Советская власть была властью людей, которые сами себя воспитывали...» Они жили верой в идеи справедливости, правды, преданности Родине. И они-то в роковой битве одержали верх над фашизмом. А это арифметика объяснить бессильна.


Странно, но, по-моему, лучше других растолковал «тайну» Октября, «тайну» силы советской власти человек, привыкший оперировать цифрами, — физик, нобелевский лауреат Жорес Алферов: «Советская власть обидела миллионы людей, но по своей природе это была власть народная. Конечно, у этой власти была масса ошибок и прямых преступлений, но нужно учитывать одну вещь: при всех отрицательных моментах это была первая более-менее удачная (потому что продолжалась 70 лет) попытка создания государства социальной справедливости».


Так что же, господа-товарищи, мы отмечаем 7 ноября? Нет, не только и не столько победу большевиков или поражение, безусловно, стойкой, по-своему любившей Россию огромной армии ее противников. Мы отмечаем столетие великого, никогда ранее не предпринимавшегося опыта пересоздать условия бытия, в путах которого народ устал жить и дышать. И делать вид, будто и социализм, и справедливость, и равенство, и братство — пустая утопия — спешить не следует. 1917 год изменил не только Россию. Он изменил весь мир. И изменения эти еще продолжаются.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 22 октября 2018 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Поэт в России больше, чем поэт

Татьяна Щеглова
// Общество

И Британия у ног…

Евгения Ионова
// Культура

Шаг за границы обстоятельств

Дарья Шпакова
// Общество

Дружба-Freundschaft

Евгения Ионова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Тайны следствия

Ольга Журавлева // Общество

Темные аллеи Васильевского

Фестиваль «Бунинская деревня» ждет гостей
Нина АВТЮХОВА, сотрудник Измалковской библиотеки // Общество

А вам слабо сдать ГТО?

Сергей ЛИТАВРИН // Спорт

Закаленные селом. Поветкины

Александр Дементьев // Общество

Рациональный подход

Сергей Кибальниченко, sk48@list.ru, Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // Власть



  Вверх