lpgzt.ru - Социальная жизнь Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
25 мая 2017г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Социальная жизнь 

Спасительный ковчег

25.05.2017 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Социальная жизнь
В гостях у воспитанников центра — Уполномоченный по правам ребенка в Липецкой области Людмила Куракова. Фото центра "Ковчег"
В гостях у воспитанников центра — Уполномоченный по правам ребенка в Липецкой области Людмила Куракова. 
Фото центра "Ковчег"Труд и спорт - лучшая терапия для души

Включая кризисный центр для женщин с детьми, у нас в области семь социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних. Для чего они нужны, что происходит за их стенами? С этими вопросами мы обратились к директору Елецкого социально-реабилитационного центра «Ковчег» Марии Гридчиной.


— Такие центры, как наш, открывались в системе профилактики безнадзорности. Во-первых, к нам привозят детей, оставшихся без попечения родителей и еще не получивших определенного статуса. Они находятся у нас, пока идет разбирательство и принимается решение, лишить ли маму с папой родительских прав, ограничить их в правах или вернуть им ребенка. Бывает, что беспризорный ребенок находится у нас, пока соответствующие службы разыскивают его родителей. А что делать одинокой маме, родной или приемной, если ее вдруг положили в больницу или в других экстренных случаях? Вот на это время деток к нам и перевозят.


— А бывает так, что ссоры и пьянки в семье прекращаются, и вы возвращаете ребенка?


— Увы, очень редко. Хотя и органы опеки, и социальные службы все это время помогают семье наладить нормальную жизнь. Их устраивают на работу, помогают сделать ремонт, лечат, кодируют. Но через какое-то время все возвращается на круги своя. Так что даже если мы отдаем им ребенка, через какое-то время он опять возвращается к нам. Так бывает и два, и три раза. Конечно, это огромная трагедия для детей.


Новый статус


— Из вашего центра много берут детей в приемные семьи?


— Берут. Но знаете, у меня неоднозначное отношение вот к этой повальной тенденции — всех отдать под опекунство или в приемную семью. Я слишком давно работаю с детьми и знаю, как много случаев конфликтов в родительско-детских отношениях именно в таких семьях. Знаю случаи вторичного сиротства. Вот сейчас у нас мальчик, который уже в третий раз будет получать статус сироты. Все прекрасно, но надо очень тщательно отбирать такие семьи и тысячу раз перепроверять. Это ведь очень сложное дело — взять чужого ребенка и полюбить.


— С чего начинается работа с ребенком?


— Первые десять дней за ним наблюдают все наши специалисты: психологи, логопеды, дефектологи, социальные педагоги. Потом собирается консилиум и решает, какую программу реабилитации составить конкретно этому ребенку. У нас есть возможность подходить индивидуально к каждому. У нас очень много своих авторских программ, лицензированных, по которым мы работаем уже десять лет. Конечно, наблюдаем ребенка в динамике. Одновременно работаем с семьей, даем советы, рекомендации. Но даже если ребенок вернулся в семью, мы периодически навещаем его и отслеживаем ситуацию.


— На примерах детей вы можете привести примеры каких-то результатов?


— Знаете, если они возвращаются в свои школы, то у нас обязательно спрашивают: «Что вы там с ними делаете? Ребенок совсем другой стал!» А все дело в том, что в своих семьях эти дети где-то на заднем плане, они никому не нужны, плохо одеты, мало развиты, у них очень заниженная самооценка. В школе с этим ничего не могут сделать, там задачи другие. Вот они и ходят в вечных троечниках. Их же никто не хвалит, таких детей. А мы стараемся в каждом из них отыскать искорку и раздуть ее. А когда ребенок начинает понимать, что в чем-то он лучше, способнее других, что он может то, чего не могут другие, то он начинает по-другому воспринимать себя, у него повышается самооценка, уходят комплексы неполноценности. Ситуации сложные, конечно. Вот у нас сейчас четверо детей находятся, уже в третий раз. Дети — талантливейшие! А мать — никудышная. Живет где-то в Тамбовской области, концы не найдешь. Дети без регистрации. Вот что делать? Просим город, чтобы подавали на лишение ее родительских прав, потому что куда же дальше? Они у нас уже восемь месяцев живут, мы по закону не имеем права их дольше держать.


Собственный путь


— А бывают случаи, когда ребенок вопреки всей окружающей социальной среде вырывается из нее и находит свой собственный путь?


— Представьте, бывают. Помню, к нам поместили девочку, уже в одиннадцатом классе. Говорят, она всю дорогу, пока ехала, повторяла: «Я докажу, я докажу, что есть другая жизнь!» Так вот у нас она закончила одиннадцатый, поступила в елецкий университет на психолога, там же закончила с отличием магистратуру. Теперь у нее уже своя семья, ребенок, а работает она психологом в нашем центре. И кто, как не она, знает специфику этих детей. Я бы не сказала, что таких случаев мало. Попал к нам как-то мальчик, вот интеллигент от рождения, даже непонятно, откуда такие в подобных семьях рождаются! Умненький, дисциплинированный. Он после нас в кадетский класс поступил. А после окончания, представляете, поступил в академию ФСБ! И я бы не сказала, что таких детей мало. И медики среди них есть, и педагоги.


— То есть детям иногда просто нужно показать, что есть другой мир…


— Именно это мы и пытаемся сделать! Показать, что есть другой мир, другая жизнь. Главное, нельзя на ребенке ставить крест. У нас была девочка из Электростали. Отец привез и посадил на ступеньки. У нее в медкарте стоял диагноз «олигофрения в степени дебильности». Но тут, в центре, мы обнаружили, насколько она талантливая, разносторонне одаренная. И представьте, со временем мы сумели снять с нее этот диагноз. Она ведь и училась нормально, а уж какие танцы придумывала. И в итоге она пошла в нормальную обычную жизнь, выучилась на парикмахера, у нее своя семья, чудесные детишки.


— Несмотря на все установленные законом сроки, если вы видите, что именно у вас ребенку хорошо, вы пытаетесь как-то продлить его пребывание у вас?


— Конечно, такое бывает. Бывают дети, ради которых готов на все, лишь бы им помочь. Придумываем какие-то основания, находим аргументы. И крестим мы их, и замуж отдаем, и чего только не бывает. За то время, что я работаю, уже больше тысячи восьмидесяти детей у нас побывало. Представляете, сколько судеб. Я уже и «бабушка» многократная.


Трудные судьбы


— А бывают судьбы, о которых больно вспоминать?


— Конечно, да в большинстве своем они такие. До сих пор помню маленькую такую девочку, Олю. Беленькая, как одуванчик. Так ее хотела взять одна женщина, так хотела. И вдруг у нее онкологию обнаруживают. Понятно, отказали. Но после лечения эта женщина уже двенадцать лет живет, дай Бог ей здоровья, а девочку все равно ей не отдали. Передали какой-то очень старой женщине, я слышала, не очень хорошо ей там.


— Они вам звонят?


— Да, очень многие продолжают поддерживать связь. И пишут в соцсетях, и звонят, рассказывают о всех новых событиях в жизни. И на все значимые события обязательно приглашают. Если честно, нам жалко с ними расставаться, они же нам как родные. Конечно, мы часто сталкиваемся с душевной болью. Взять хоть возвраты детей. В прошлом году их было три, в этом году — уже четыре. Эти детки требуют особого подхода, ведь они пережили двойное предательство. Их души приходится очень долго отогревать. Самое ужасное, когда мама исчезает в неизвестном направлении и формально ее нельзя лишить родительских прав. Ребенок остается без какого-либо статуса и, соответственно, без помощи государства. В прошлом году отправляли одну девочку после девятого класса в колледж, у нее тоже мама отсутствовала, но не была лишена прав. Так вот, собрались всем центром, скинулись, но на сколько ей этих денег хватит во время учебы? Грустно.


— А каких-то детей вам приходится отправлять в другие учреждения?


— Да, если мы видим, что ребенок в силу какого-то диагноза просто не тянет нашу обычную программу. Тогда приходится переводить в специализированные учреждения. Но вы знаете, это тоже необыкновенные дети. Они такие открытые, такие светлые и добрые. Да, в чем-то не по возрасту наивные, но готовые всей душой прикипеть к вам. Пока они воспитываются в этих учреждениях, они не видят всей грязи и гадости этого мира, они живут в мире своем.


— Что же будет с ними потом?


— Не задавайте мне таких вопросов. Что я отвечу? Я знаю, что в некоторых регионах при учреждениях для детей, оставшихся без попечения родителей, строятся социальные гостиницы. По-моему, это замечательно. Во время учебы на каникулах дети могут приехать и пожить рядом со своими родными воспитателями, друзьями, могут окунуться в свой мир. В конце концов, в таких гостиницах могли бы жить те, кто ожидает своей очереди на жилье. Да просто приехать на выходные и иметь возможность пожаловаться, рассказать о проблеме, получить совет. Для них это очень важно. И если уж мы пытаемся создать в регионе некий «остров везения» для детей-сирот, то это, по-моему, необходимо было бы сделать. Я слышала, именно такая мечта есть у директора Елецкого интерната Людмилы Остянко.


Вы знаете, мне кажется, не зря мы назвали свой центр «Ковчегом». Потому что у нас ребенок, попавший в трудную ситуацию, имеет все шансы спастись. И мы все для этого сделаем.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 18 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Встают «кордоны» на дорогах

Сергей Константинов
// Общество

Союз под патронатом Меркурия

Владимир Михайлов
// "Липецкой газете" - 100 лет
Даты
Популярные темы 



  Вверх