lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
11 апреля 2017г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Последнее возвращение поэта

11.04.2017 "Липецкая газета". Исаак Розенфельд
// Культура
Фото bloknot.ru

«Хоть скройся в Мекку, хоть прыгни в Лету — в кишках Россия. Не выдрать! Шиш! Невозвращенства в Россию нету. Из сердца собственного не убежишь». Это мгновенно узнаваемый Евтушенко. Темпераментно, лихо, размашисто. Соседство исповедальности и ораторского форсажа. И попробуй реши, сколько в этих стихах любви к Родине, а сколько — к красному словцу.


Он написал их задолго до того, как переселился в Америку. Там поэт преподавал, старел, болел, продолжал писать. Не мне судить, почему ему понадобилось держаться в такой дали от России — от станции Зима, Братска, Переделкина. Домой он наведывался как гость — наведывался, но не возвращался. И умер тоже за океаном. И только теперь вернулся окончательно, завещав похоронить себя в писательском заповеднике Переделкино рядом с могилой Пастернака.


Через двое суток после его смерти рвануло в питерском метро. Трагедия эта поневоле заслонила уход, пожалуй, самого громкого и яркого литератора-шестидесятника. Но, может, дело не в теракте? Боюсь, в любом случае мало кто испытал потрясение и боль от того, что ушел крупный поэт.


Огромную любовь публики к себе и своим собратьям по перу он называл явлением в истории мировой поэзии невиданным. Но она давно остыла. И причина тут не в Евтушенко. Просто знаменитая строчка из «Братской ГЭС» «Поэт в России больше, чем поэт», говоря казенным языком, перестала соответствовать действительности. Наступила свобода, истолкованная на сугубо западный манер. О ней Евгений Александрович, бодаясь с редакторами, цензорами и надсмотрщиками из ЦК КПСС, горячо мечтал. Но странным образом ее тенью, спутником, а то и двойником оказалось равнодушие. Равнодушие людей друг к другу. Сильного к слабым, имущего к неимущим. Равнодушие к вере, идеям, культуре. А значит, к поэзии в первую очередь. Читатели Евтушенко и Вознесенского потихоньку превратились в нечитателей.


Почему? Ответ дал лет семьсот назад автор первого в Европе трактата о пользе чтения мудрый британец Ричард де Бери: «Не может один и тот же человек уважать и золото, и книги». А сегодня золото, деньги и все, что за них покупается и продается, стало превыше всего. Потому-то страсть, с какой молодой Евтушенко провозглашал: в России «суждено поэтами рождаться лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства, кому уюта нет, покоя нет», воспринимаются кем-то как фальшь, кем-то — как «совковая» наивность. Да, «совковая», даром что в своих постперестроечных мемуарах Евгений Александрович стократно открестился от всего советского.


Но без духа гражданственности, без идеалов и идей поэтическое слово иссякает и обесточивается. «Пришли иные времена, взошли другие имена», — трезво констатировал в давних своих стихах Евтушенко. Да вот беда: другие имена не взошли. По крайней мере, столь же значимые, как имена предшественников. Охотников рифмовать не убавилось. Но для них творчество — не дар свыше, не призвание, не миссия, а приватное и приятное развлечение, чтобы пощекотать самолюбие. Срифмовал, выложил в Интернет, получил порцию лайков — ай да я, ай да сукин сын!


Поэты-избранники, поэты-пророки, писатели-инженеры человеческих душ? Что за чушь, господа! Андрей Малахов, отцепившись наконец от бойкой девахи, желающей сделать историю своего изнасилования доходной статьей, обратил вдруг внимание на изящную словесность. Вернее, предложил послушать, что о ней толкуют студенты и старшеклассники. А те безуспешно тужились вспомнить начало «Евгения Онегина» или автора романа «Бесы», честно не понимая, зачем им это надо читать и знать.


Известный специалист по Достоевскому Игорь Волгин что-то говорил о национальном самосознании, о нравственных и духовных основах. Без них, дескать, и человек с многомиллионными банковскими счетами беднее церковной крысы. Но до ребят с их нестеснительным веселым невежеством это не доходит и вряд ли дойдет.


Моя гипотеза: а не от таких ли последствий свободы Евтушенко скрылся в Америку? Он-то по складу характера и таланта проповедник и просветитель. Ему по плечу оказалось составить необъятную по размеру антологию «Строфы века». В нее включены стихи сотен и выдающихся, и практически безвестных поэтов. Составитель в одиночку справился с работой целого филологического вуза. Ему хотелось объединить соотечественников, притянув их магнитом слова. Но магнит этот давно размагнитился.


Так что не следует очень удивляться, если румяные ребята, услышав случайно о смерти поэта, наморщат лобики: а кем он бы, ваш Евтушенко? Так же, как полистав календарь будущего года и обнаружив в нем пометку о стопятидесятилетии Максима Горького, они уныло начнут соображать, что тот написал, чем прославился. Но их ли в том вина?


Как вышло, что почти не замеченными промелькнули юбилейные даты Гоголя, Лермонтова, Шолохова? А осознали ли мы, что значит для страны утрата Василия Белова и Валентина Распутина? Или отныне Россия будет подлаживаться под поколение next и предавать забвению что угодно, если оно не имеет денежного эквивалента? Да что там «предавать забвению»! Давайте уж напрямую: просто предавать.


Вот о чем думаешь, когда звучит последнее «прощай» Евгению Евтушенко. Его прах соединится с родной землей. Но нет уверенности, что так уж много найдется желающих снять с полки томик поэта и прочитать похожие на горький и все-таки легкий выдох строки:


Идут белые снеги,


Как по нитке скользя.


Жить и жить бы на свете,


Да, наверно, нельзя...

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 24 мая 2017 г.

Погода в Липецке День: +24 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

На первой линии обороны

Эмма Меньшикова
// Социальная жизнь

Праздник под «Русские переливы»

Лариса Пустовалова
// Культура
Даты
Популярные темы 

Садоводы объединились в кооператив

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Чаплыгинского района
// Сельское хозяйство

Полив по-чаплыгински

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Чаплыгинского района
Александр Хаустов // Экономика

Стратегия страды

// Сельское хозяйство

Школа юности, школа жизни

 Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

Визитная карточка вуза

Сергей Кибальниченко // Образование

Новое сказание о Мамаевом побоище

Сергей Малюков // Культура



  Вверх