lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
2 марта 2017г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Обязана судьбой

02.03.2017 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Общество
Алина Сошкина с семьей.

Сегодня продолжим свой рассказ о семье Натальи Поляковой из Долгоруково. Но прежде всего хочется извиниться за техническую ошибку, не по вине автора этих строк допущенную в прошлой публикации, где в подзаголовке была неправильно указана фамилия. Спасибо Наталье, которая с пониманием отнеслась к этому досадному недоразумению. Напомню, у нее четверо своих детей и шестеро приемных, одиннадцать внуков. Но говорить мы будем не с нею, а о ней. Моя собеседница — Алина Сошкина, одна из приемных дочерей. Из своих двадцати восьми лет двадцать она прожила у Наталии Сергеевны. Сейчас у Алины уже своя семья, двое детей, но мама по-прежнему остается главным человеком в ее жизни.


Потери и обретения


— Сейчас я уже понимаю, какой подарок преподнесла мне судьба, сведя с Наталией Сергеевной. А тогда, двадцать лет назад я была в шоке от стремительно происходящих событий: умирает родная мать, у меня воспаление легких, мы с сестрой попадаем в больницу, из которой нас должны отправить в детский дом. И неожиданно пятилетняя Геля приходит проведать меня с незнакомой женщиной, которая говорит, что хочет взять нас к себе.


— Вы обрадовались?


— Я помню, что очень боялась оказаться в детском доме. Но настоящим потрясением стал момент, когда мы с мамой подошли к квартире и я поняла, что помню и эту квартиру, и саму Наталию Сергеевну. Просто когда умерла родная мама, отчим женился, в доме есть было нечего, и мачеха нас с Гелей заставляла побираться. И в этой квартире мы тоже были! Я помнила, как хозяйка вынесла нам и продукты, и одежду. Вот и попробуй после этого не верить в судь­бу!


— Вам уже было все-таки восемь лет. Сложно было адаптироваться в новой семье?


— Сложно было потому, что потеря родной матери была еще слишком близкой. Но ребята как-то так легко и естественно приняли нас, что было ощущение, будто мы давно знакомы. Кстати, я не замечала с их стороны ни ревности, ни каких-то конфликтов. Девчонки с нами и гуляли, и играли. Да и в мамином отношении ко всем нам не чувствовалось никакой разницы. Она очень быстро включила нас в семейную жизнь, я стала ходить в музыкальную школу и заниматься танцами, Геля — в детский сад, так что времени на переживания не было.


— Наталия Сергеевна рассказывала, как тяжело было первое время, поскольку больше полугода на вас с Гелей ничего не платили. Вы помните это?


— Я только помню, как мама работала. Как по ночам в ее комнате горел свет и она шила шапки. Нас всех уложит, а сама за работу. Но я не припомню, чтобы в то время нам было нечего есть, мы всегда были сыты и одеты. Она вообще такой человек, что из любой сложной ситуации найдет выход, никогда не сложит руки. Не знаю, как у нее хватало сил и на работу, и на нас, но она всегда была рядом с нами. На ночь обязательно читались книжки, перед сном мы непременно собирались в ее спальне.


Не хватало отца


— А было ли что-то, чего вам не хватало?


— Странно, но очень не хватало отца. Хотя я ведь своего отца не знала. Но почему-то очень хотелось, чтобы у нас в семье был папа.


— А сейчас нет ощущения, что если бы у мамы было меньше детей, то она бы устроила свою личную жизнь?


— Почти сто процентов, что устроила бы. Мне вообще кажется, что ее жизнь пошла бы по другому пути и сейчас бы ее не было в Долгоруково. Нам всегда хотелось, чтобы даже с нами у нее была своя личная жизнь. Когда мы подросли и по вечерам каждый занимался уже своими делами, а мама сидела одна, то начинало душу щемить. Я хорошо помню, что мы пытались ее как-то к этому подталкивать, уговаривая купить новое платье или сделать прическу, макияж. Это было и до сих пор есть. Она очень яркий и сильный человек, не каждый мужчина сможет стать с ней вровень. Достаточно было увидеть нашу шумную веселую ораву и понять, что всем этим надо как-то управлять и что все это умудряется делать женщина, как у большинства мужчин должна была возникнуть оторопь.


— А что мама дала самое главное, что сегодня вам помогает в жизни?


— Наверное, это умение трудиться. Я знаю, что окажись я сейчас в городе или деревне, в самой безвыходной ситуации, я не испугаюсь никакой работы. Если надо, я буду землю руками копать или мыть унитазы, но я выживу. И это дает чувство уверенности и спокойствия за будущее. Именно благодаря маме я умею сегодня все, что должна уметь нормальная женщина, я умею даже то, что должен уметь мужчина: вбить гвоздь, повесить полку. И еще. Я никогда не пройду мимо человека, которому нужна помощь. Особенно сейчас, зимой, когда пожилым людям трудно перейти дорогу, перелезть через сугроб. Я просто не могу остаться равнодушной, и это тоже от мамы. Сколько я себя помню, кто бы и с чем бы к ней ни обратился, она никому не сказала «нет». Каждый получал от нее ту помощь, в которой нуждался.


— Такая готовность к труду воспитывается только приобщением к нему. В детстве не было протеста против того, что заставляют что-то делать?


— Нас не заставляли, просто у каждого были свои обязанности, и все мы их знали. Я в свои восемь могла помыть посуду, Кирилл с Ангелинкой убирали за собой игрушки, девчонки уже помогали в уборке квартиры или в приготовлении еды. По мере взросления обязанности передавались от одного к другому. Причем мы знали: сделал дело — гуляй смело. Она и в Воронеж нас возила в театры, в кино, и в Липецк на разные конкурсы и праздники ездили. Так что перегружены мы не были.


— А мама ругалась на вас, если вы плохо себя вели?


— Она могла читать нам нотации, объяснять, как плохо мы поступили. Но во всем этом никогда не было злости, раздражения, негативных эмоций. Мы видели, как после этого она сидит и чуть не плачет, и понимали, что необходимость «промывки» наших мозгов обходится ей самой куда тяжелее, чем нам.


Материнский пример


— В воспитании собственных детей вы пользуетесь какими-то мамиными приемами?


— Я думаю, человек всегда перенимает ту модель воспитания, которая была в его семье. Мама очень много во­зилась с нами, но никогда не принуждала к чему-то. Моя старшая Рита серьезно занимается фигурным катанием и учится в музыкальной школе. Но только потому, что она сама этого хочет. Я много читаю младшей, годовалой Маше, и она уже сама подолгу может рассматривать книжки. Она с девяти месяцев умеет правильно держать ложку и карандаш. Такое отношение к детям у меня, конечно, от мамы. Если Маша требует внимания, я бросаю все и занимаюсь с нею. А делами я займусь потом, когда уложу ее спать. Я очень мечтаю, что когда они вырастут, я смогу быть им такой же близкой подругой, какой была мне мама. Помню, что когда у меня появился интерес к мальчикам, первые влюбленности, то я ей рассказывала абсолютно обо всем. А она всегда умела как-то очень мягко и ненавязчиво от чего-то предостеречь, где-то утешить и посочувствовать или разделить мою радость.


— Вы часто бываете в Долгоруково?


— Стараемся как можно чаще. У мамы сейчас трое приемных детей, Коля часто приезжает, хоть ему и девятнадцать. Мой муж к ним относится как к членам нашей семьи, сразу затевает какие-то общие игры, катания с горки. Наверное, главное, что я получила, — это понимание того, что есть семья. Очень важно знать, что ты в любой момент можешь позвонить маме, что у тебя много сестер и братьев, готовых прийти на помощь. Вот даже такой маленький нюанс. Когда я во второй раз забеременела, то у меня не было сомнений, «потянем» ли мы второго ребенка. В нашей большущей семье мы все следим, чтобы дети очень аккуратно носили одежду, потому что вещи потом передаем друг другу. Я для Маши ничего не покупала: ни коляску, ни кроватку, ни ползунки. Точно так же я отдавала все, из чего вырастала Рита.


— А есть ощущение, что мама и сегодня в любой момент придет на помощь?


— Это не ощущение, это уверенность. Вторая беременность была очень тяжелой, так мама сразу приехала и забрала Риту к себе, чтобы я могла больше отдыхать и заниматься собой. И никто из нас не сомневается, что она к любому кинется на помощь. В этом вообще ее характер.


— А вы бы смогли взять приемного ребенка?


— Думаю, да. У меня нет ощущения, что вот Маша — мой ребенок, а гуляющий рядом малыш — чужой, и пусть за ним его мама следит, упадет он или нет, промочит или не промочит ноги. Я бы только хотела, чтобы мама уже не брала детей, а занялась бы собой, своим здоровьем. Мне страшно подумать, какой была бы моя судьба, если б не она.

Кстати


Самая большая семья в России живет в соседней Воронежской области. В этой семье 10 родных детей, 6 приемных и 135 внуков. Родоначальник «клана» — Василий Шишкин. Про его сына Александра, у которого 20 детей, даже в американском журнале написали.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 25 апреля 2017 г.

Погода в Липецке День: +12 C°  Ночь: +5C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Арбат для Добринки

Виктор Александров // Власть

Результаты сплоченной работы

Галина Чернышова, // Власть

Грязинский подход

Игорь Сизов // Власть

А через дорогу город

Александр Дементьев, фото автора // Власть

Секреты хозяйки большого дома

Галина Чернышова // Власть

Ключи жизни

Евгения Ионова // Власть

Самолет не вышел из пике...

Владимир Меркурьев // Общество



  Вверх