lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
19 января 2017г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
История 

«Хоть раз напишу тебе правду»

19.01.2017 "Липецкая газета". И. Неверов
// История
Немецкий солдат под Сталинградом.
Немецкий солдат под Сталинградом.Нина Вашкау.

Семьдесят с лишним лет назад из окрестностей пылающего Сталинграда в Германию уходили миллионы писем солдат и офицеров Шестой армии Паулюса. Доктор исторических наук Нина Вашкау, преподающая сегодня в Липецком педагогическом университете, отобрала и перевела несколько десятков этих посланий для небольшой по объему, но необычайно впечатляющей книги «Хоть раз напишу тебе правду».


Русские сражаются как львы...


Поначалу авторы писем самоуверенно и хвастливо информировали своих Лотт, Габи, Гретхен и Паул: через пару дней, ну, пусть через пару недель Сталинград будет взят. В любом случае доблестные воины фюрера отпразднуют Рождество в пока еще отчаянно обороняющемся городе.


Позже, однако, в торопливых строчках прорываются недоумение и растерянность. А еще — невольное уважение к бесстрашию русских. «Собаки, они сражаются как львы...» «Русский дерется здесь с полным презрением к смерти». «В Сталинграде сражаются все, у кого есть головы и руки, — мужчины и женщины».


Урок истории


КОРРЕСПОНДЕНТ «ЛГ». Что побудило вас заняться этой работой, Нина Эмильевна?


НИНА ВАШКАУ. Во-первых, я со студенческой скамьи изучала историю Германии, меня привлекало исследование многовековых связей Германии и России. Отношения между ними издавна были партнерскими. Это определялось и кровным родством стоявших у власти двух стран династий, и экономическими выгодами, и, конечно, культурным взаимовлиянием. Действовать вместе заставляли и сложные, критические обстоятельства. Например, противостояние наполеоновскому нашествию.


Но в минувшем столетии в Первой и Второй мировых войнах Россия и Германия оказались во враждебных станах. Как это могло произойти? Как не допустить повторения трагедии, на которую обрекли немецкий народ Гитлер и национал-социализм? Мой сборник, я думаю, тоже дает ответы на эти вопросы.


А вторая причина вчитаться в сталинградские письма — двадцать шесть лет преподавания в Волгоградском университете. Память о войне растворена в атмосфере города-героя. Ректор нашего вуза Максим Матвеевич Загорулько — ветеран боев за Сталинград. И он много сделал для изучения истории Сталинградской битвы в университете.


В Музее Сталинградской битвы в начале 1990-х годов впервые экспонировались письма немецких солдат и другие свидетельства тех страшных месяцев. Не забуду реакции немецких посетителей, особенно пожилых. В их глазах стояли слезы боли и стыда. Потом, кстати, выставку показали в Германии. Так все для меня и начиналось...


Прозрение


Постепенно в письмах из Шестой армии возникала тень прозрения, раскаяния и горечи. «Сталинград — могила для немецких солдат». «Сталинград — это ад на земле». «Как быстро растет лес крестов». Кто-то осторожно, с оглядкой на военную цензуру, намекает: у него возникают странные мысли, которые не полагается иметь истинному арийцу. А кто-то уже рискованно откровенен: «Людей посылают на убой за идею, граничащую с безумием». «То, что в Германии называют героизмом, есть лишь величайшая бойня».


Как решались эти юноши, эти мужчины доверять такое бумаге? Быть может, осознавая, что все равно обречены? Быть может, устали скрывать правду?


Иные, однако, еще пытались спрятаться, заслониться от нее привычным самообманом. И твердили вбитые им с детства пропагандистские мантры: «Мы должны держаться стойко и не терять веры в Гитлера». Только не терять веры становилось все труднее.


О вине и жертве


КОРРЕСПОНДЕНТ «ЛГ». До издания вашей книги опыт исследования немецких писем с передовой уже был?


НИНА ВАШКАУ. Совсем небольшой. Долгое время эти документы лежали под спудом и в Германии, и у нас. Почему о них помалкивали немцы, понятно. Нелегко говорить о преступлениях своей страны, своих отцов и дедов. Собственно, еще на рубеже пятидесятых они соглашались считать себя потерпевшими поражение, жертвами, но не виновниками. Гитлеровская верхушка, эсэсовцы, каратели, конечно, не без греха. Но остальные-то при чем? В том числе вермахт. Людей мобилизовали, послали воевать, не дав иного выбора.


КОРРЕСПОНДЕНТ «ЛГ». Так ведь и в Нюрнберге ни солдат, ни командиров вермахта не судили.


НИНА ВАШКАУ. Да, не судили. Но я с моими студентами проследила по документам путь Шестой армии, встречалась с людьми, пережившими оккупацию. Так вот, на совести сотен офицеров и рядовых с избытком жестокостей и расправ не с военными, а с мирным населением. Хотя они ведь не получали прямых приказов расстреливать, насиловать, издеваться над женщинами, над старыми и малыми.


КОРРЕСПОНДЕНТ «ЛГ». Давайте вернемся к письмам...


НИНА ВАШКАУ. Первое издание писем солдат и выдержек из дневников офицеров было подготовлено у нас «Воениздатом» еще в 1944 году. Естественно, с чисто пропагандистскими целями — показать звериное нутро захватчиков. Публикация писем в 1949 году в Германии преследовала цель продемонстрировать героический арийский дух подданных фюрера. Но вскоре выяснилось: они были сфальсифицированы, чтобы как-то обелить немецкую армию.


Лишь в восьмидесятые годы за дело взялись серьезные историки. На первых порах они достали с антресолей чемоданы с письмами и открытками своих же родственников. Не зря одна из книг называлась «Письма моего деда».


Примерно в то же время мы в России получили более свободный доступ к нашим хранилищам документов. Что касается меня, то я работала в архивах и библиотеках Германии и нетерпеливо раскрывала папки, где находились так интересовавшие меня пожелтевшие листки. Времени было в обрез. Я пропадала в архиве с утра до вечера, забывала и про обед, и про ужин. Вникала не только в письма из Сталинграда, но и, к примеру, в послания на передовую из немецкого тыла. Там был сплошной стон: ах какие лишения терпят жители рейха! Я поневоле сравнивала эти бесконечные жалобы с тем, что выпало на долю советских людей в Ленинграде, Сталинграде, Хатыни и десятках других крупных городов и маленьких деревень. Большинству немцев такое и в ночном кошмаре не могло привидеться.


Несбывшееся чудо


Жаловались друг другу все: жители тыла — фронтовикам, фронтовики — родным в тылу. Солдаты описывали муки голода, вшей, рассказывали, как отморозили ноги, как их бомбят и обстреливают. Подробности перемежались с бранью по адресу дикой, отсталой России, которая посмела противиться воле фюрера и высшей расы: «Провалиться этой проклятой России. Мы в худшем положении, чем звери».


А еще оккупанты предавались сентиментальным воспоминаниям. Вот солдату приснилась свадьба со столом, уставленным тортами. Вот солдат мечтает: вернусь домой, и вы тут же свяжетесь с винным погребком. Имеем же мы право за все страдания как следует отпраздновать встречу!


Чем тяжелее приходится, тем настойчивее поминают Бога и надеются на чудо. Лишь чудо поможет выжить.


Попадаются и юмористические замечания, правда мрачноватые. Один из авторов с язвительной усмешкой сообщил: «Слушаю речь Гитлера. Штопаю носки». Адресат наверняка должен был уловить иронию, догадаться, что чувствовал бедняга, внимая патетическим, экзальтированным призывам вождя, пока возился с дырявыми носками и давил вшей. Но письмо не дошло…


Память требует мужества


НИНА ВАШКАУ. В Германии тридцать с лишним лет устраивают конкурсы школьных сочинений «Повседневность национал-социализма». Подросткам предлагается самим узнать, как жили при Гитлере, хотя бы на примере родного городка. Есть в этом городке, допустим, завод стиральных порошков. А что там производили во время войны? Оказывается, газ, чтобы травить людей. Дети задают вопросы взрослым. Те не всегда хотят отвечать. Тогда ребята отправляются в архивы. Нельзя, чтобы национальная память ни о хорошем, ни о плохом угасала, была избирательной. Для этого требуется мужество.


КОРРЕСПОНДЕНТ «ЛГ». А вас не беспокоит, что в России сейчас молодежь все хуже осведомлена о прошлом, все меньше им интересуется? Весь Интернет обошла запись экзамена, который сдавала студентка факультета политологии. Она рассказывала, что оборона Сталинграда началась прямо 22 июня 1941 года. И немецкими войсками командовал непосредственно Гитлер. Самое удивительное: девушка выросла и учится в Волгограде!


НИНА ВАШКАУ. К сожалению, у нас до сих пор нет концепции исторического... нет, не обучения, а воспитания. Энтузиасты делают, что могут, но нечасто находят поддержку. В Волгограде есть поразительный музей «Дети Сталинграда». Однажды я привела туда двух немецких педагогов, исследующих эпоху нацизма. Музей их потряс. Им открылось то, о чем даже они, знатоки, специалисты, представления не имели. А ютится-то музей в скромном помещении, на птичьих правах, выживает на гроши. В Липецке я знакома с другим музеем — поискового клуба «Неунываки». Клуб замечательный, он десятки лет разыскивает следы без вести пропавших, увековечивает подвиги воинов. Так вот, музей его тоже нуждается в помощи, в средствах для оформления экспозиции. Это же исключительная возможность для воспитания историей!


КОРРЕСПОНДЕНТ «ЛГ». Боюсь, молодежь не очень-то осознает, какой прок ей от истории. Знаешь ты или нет об Александре Невском, Екатерине Великой, о Ленине или Жукове, о панфиловцах и молодогвардейцах, это не повлияет на твои шансы обзавестись иномаркой и новейшим смартфоном.


НИНА ВАШКАУ. Не смартфоном единым жив человек. Все зависит от желания и умения педагога увлечь, пробудить интерес. Вот я когда-то с музеем «Дети Сталинграда» устроила опрос волгоградцев, чье детство совпало с войной. Вопросы и сочиняли, и задавали школьники и студенты. Им приходило в голову то, до чего ученые не додумаются. Допустим, они спрашивали, во что играли их сверстники в военное время. Или какими вещами тогдашние ребята больше всего дорожили. Из двух сотен вопросов мы выбрали семьдесят. И полтора года обходили стариков, беседовали, записывали их воспоминания.


А в Липецке в канун нынешнего Рождества появилась идея: посмотреть, сопоставить, о чем писали, на что надеялись, чего ждали солдаты по обе стороны фронта: русские, англичане, немцы. По-моему, это начинание творческое, мои студенты с удовольствием, с азартом включились в работу. Пожелтевшие письма делают ближе, понятнее давно прошедшее. Они позволяют отчетливо и живо представить себе тех, кого уже нет на свете. А иначе — история мертва, превращается в набор фактов, имен и дат, на которые душа не откликнется.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 27 апреля 2017 г.

Погода в Липецке День: +20 C°  Ночь: +9C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Опять погода виновата,

или Кто спасет Ивановскую колокольню?

// Культура

Форум ревнителей провинциальной старины

Александр Гришаев
// Культура
Даты
Популярные темы 

Поезд в Освенцим

Ольга Клековкина // История

Первым делом – самолёты!

Мария Завалипина // Общество

Руками созданное чудо

Олеся ТИМОХИНА // Культура



  Вверх