lpgzt.ru - Политика Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
12 апреля 2016г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Политика 

Похищение Европы

12.04.2016 "Петровский мост". Юрий Бакланов
// Политика

Столкновение цивилизаций?


Самый крупный миграционный кризис после Второй мировой войны уже окрестили Великим переселением народов. Некоторые российские СМИ назвали его «южным потоком» по аналогии с несостоявшимся газпромовским проектом. Исход беженцев и экономических переселенцев с бедного Юга на богатый Север политики предсказывали уже давно. Почему оно началось именно в прошлом году? На этот вопрос пытаются найти ответ политологи всех стран. Пытаются спроектировать будущее для Европы и соотнести свои выводы с прогнозами выдающихся ученых века предыдущего.


Через два года исполнится 100 лет с момента выхода в свет капитального труда немецкого историка и философа Освальда Шпенглера «Закат Европы». Интерес к произведению появился вновь. О. Шпенглер сделал вывод, что восьмая, по его градации, так называемая фаустовская, культура является закатом европейской и вообще западной цивилизации. Удивительно, что уже тогда он назвал белые и цветные революции разрушительными для культуры. И предвидел, что они несут с собой возврат к первобытным инстинктам, к тому, что в Европе сейчас называют общечеловеческими ценностями. Но что на самом деле означает отход от библейских заповедей, прописанных в Ветхом Завете, и ревизия канонов христианства, которое практически скрепляло европейскую идентичность, несмотря на все различия между католиками, протестантами, православными, англиканской или евангельской церквями. Теперь-то мы воочию видим, как христианство теряет свои позиции, сдает их под натиском собственной интеллигенции и давлением мусульманских общин.


Не хочется верить предсказаниям Шпенглера, но одно из них, несомненно, вселяет оптимизм: после фаустовской культуры он предсказал развитие русско-сибирской. Поскольку согласно другому немецкому мыслителю, которого мы знаем как гениального поэта Иоганна Вольфганга Гёте (его часто цитирует и анализирует Шпенглер), за разрушением следует созидание.


Единственное, что не даёт полностью согласиться с выводами учёного, это какая-то предопределённость исторических процессов, мистическая вера в их ход, словно предначертанный свыше. Невозможность управлять ими. Как возникновением Эль-Ниньо, от которого зависят климатические изменения в Европе. Но управлять природой не только труднее, но порой и невозможно. Не все вроде бы и научно обоснованные теории находят подтверждение на практике. Как у Льва Гумилёва с его теорией о расцвете и угасании этносов. Эту теорию полностью опровергает история Китая, вновь ставшего одним из самых мощных государств в мире. К 2030 году, как отмечают прогнозисты, эта страна станет бесспорным лидером на планете и займёт место США. Благодаря национальной идее, умелому управлению экономикой, политическими и социальными процессами. Благодаря религиозной толерантности. Огромная и мощная страна является, по сути, атеистической, не заражена бациллами радикального исламизма, ставшего причиной многих негативных процессов.


Одной из последних работ на эту глобальную тему, вызвавшую наибольший интерес учёных и политиков самых разных направлений, стала книга директора Института стратегических исследований при Гарвардском университете Сэмюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций». В этом труде автор отметил, что уже 13 веков длится конфликт между западной и исламской цивилизациями. Согласно его выводам, Запад потерял свою цивилизаторскую миссию. Окрепшие на нефти и газе, арабские страны перестали считать себя объектами, которые нуждаются в западной демократии. Попытки её насадить только усиливают антизападные политические силы, особенно исламский фундаментализм. 


Эти выводы со всей очевидностью подтверждены неудачным опытом свержения неугодных Западу режимов Саддама Хусейна в Ираке и Муамара Каддафи в Ливии. В результате спровоцированных цветных революций (о чём, как мы уже говорили, писал ещё Шпенглер) и иностранного вторжения вполне благополучные страны с уровнем жизни выше, чем в России, распались. Итогом стали взаи­моуничтожение суннитов и шиитов, племенная вражда. Иными словами, сколько бы ни называли восточные режимы с авторитетными и авторитарными лидерами, которые держали в узде враждующие племена, – деспотическими, тираническими, но даже в США теперь считают, что на Востоке признают только силу, но не западные понятия о демократии с аморфной властью. И цивилизаторскую миссию Запада на Востоке уже никогда не примут за основу строительства любого государства. Убежден: если бы в Сирии не доминировал семейный клан Асадов с их авторитетом, то страна тоже бы неминуемо распалась.


С. Хантингтон считает, что исход беженцев (в том числе из-за неуклюжих действий Запада, всё ещё не отказавшегося от миссии «цивилизатора») является проявлением «столкновения цивилизаций» и что «военная конфронтация» станет только обостряться. «Основными источниками конфликта будут не идеология и экономика, а культура», по его мнению. Будущая история покажет, кто победит в сегодняшней конфронтации. Будут ли интегрированы мусульмане в европейское сообщество? Победят ли идеи мультикультурализма, и общество станет полифоничным? Или с притоком мигрантов из арабских стран и Северной Африки продолжится исламизация христианского континента? И не закончится ли этот процесс воссозданием арабского халифата, но на более обширных территориях? Ещё полтора года назад прочитал в одной русскоязычной газете Берлина, которую редактирует мой московский коллега, такие слова: «В Брюсселе активист радикальной ячейки обещает, что, когда здесь установятся законы шариата, бельгийцам придётся потесниться, а потом и вовсе убраться из страны», и заверяет, что его «не пугает тюрьма и даже смерть шахида».


Американский политик Патрик Бьюкенен также написал книгу «Смерть Запада», в которой совершенно чётко обосновал слабость, прежде всего Европы, перед неизбежным притоком иммигрантов со своими традициями и культурой, которых невозможно ассимилировать. Он же утверждал, что крайне трудно противостоять этому наплыву из-за демографических и экономических проблем, тенденции к подрыву суверенитета независимых государств и охватившей Запад «культурной революции», подготовленной теоретиками «критического марксизма» Франкфуртской школы. Достаточно привести один пример из его труда: из 20 стран мира с самой низкой рождаемостью 18 находятся в Европе.


Истоки «южного потока»


Отдавая должное теоретикам, прогнозирующим закат Европы в её нынешнем состоянии, всё-таки интересно поразмышлять: почему в прошлом году вдруг ускорился процесс исламизации? Некоторые явно ангажированные политики и журналисты даже стали обвинять Россию в том, что бомбардировки террористов ИГИЛ (или ДАИШ по-современному) ускорили ис-

ход мирного населения из Сирии. Четыре года войны, страшные убийства женщин, детей, иноверцев, заложников не ускоряли, а русские вдруг взяли и открыли шлюз для мощного «южного потока». А вот так ли это? Может быть, шлюз был открыт еще до операции ВКС России? Не будем забывать, что 96 процентов «эсэмэсок» с приглашением приезжать в Германию, посланы беженцам из Великобритании и США. Эксперты называют организации в США, которые спонсируют контрабандистов, переводя деньги для покупки плавсредств, карт, навигаторов.


Кому и зачем это нужно? Чтобы ответить на вопрос, вспомним некоторые цифры. И прежде всего стремительное нарастание госдолга США, который в конце января достиг астрономической суммы в 19 триллионов долларов, а к концу правления Обамы может добраться до рекордных 20 триллионов. С долгом надо что-то делать, а потому и естественно стремление американского правительства, как можно быстрее заключить Трансатлантический договор о свободной торговле с Европой. Это вполне реальная возможность залатать дополнительными доходами дыры в бюджете. 


Не кажется неправдоподобной и версия, что нынешние горячие войны на Ближнем Востоке и в Северной Африке выгодны американцам. Ведь благодаря перманентным конфликтам им есть куда сбывать военную технику. Её производство и модернизация оживляет целые отрасли промышленности. Когда говорят о бессилии Турции остановить миграционный поток, я тоже не верю. Достаточно убедительной просьбы США, чтобы турки, подключив вторую по численности армию в НАТО, наглухо перекрыли морскую границу. Но, вероятно, Америке выгоднее предстать перед Европой спасительницей в тот момент, когда ситуация с миграционным кризисом обострится до крайности. 


Впрочем, некоторые эксперты считают, что войной на Ближнем Востоке воспользовалась и международная мафия, которая за год заработала на «контрабанде» беженцев из Турции и Ливии свыше 6 миллиардов долларов. Другие, в том числе и большинство европейских политиков, считают главной виновницей плохо контролируемого потока мигрантов канцлера Германии Ангелу Меркель, объявившую о политике «открытых дверей» и необходимости предоставить убежище всем беженцам. Особенно их приток ускорился после сэлфи канцлера с беженцем из Афганистана, когда Меркель как раз и сделала такое заявление.


Экономисты уже подсчитывают дивиденды


В Германии не осталось ни одной газеты или телеканала, которые бы ежедневно не освещали проблему беженцев. Именно на изучении того, что пишут немецкие СМИ, я постараюсь показать, как разрастался кризис. Как немецкие политики и бизнесмены, желая уйти от глобальных выводов учёных о судьбах Европы, предпринимают локальные попытки его преодолеть или даже поставить на службу немецкой экономике с её стареющими рабочими кадрами, омолодить их за счёт притока иммигрантов. В частности, главный экономист Deutsche Bank Давид Фолькертс-Ландау в еженедельнике Die Zeit отмечает, что без притока мигрантов экономика Германии недосчитается 4,5 миллиона работников, рост ВВП может снизиться с 1,5 до 0,5 процента, страна потеряет «славу глобального экономического локомотива». Институт Германской экономики в Кёльне (IW) подсчитал, что к 2060 году население Германии может сократиться на 10 миллионов. А трудоспособное население – аж на 15 миллионов. Кто же будет кормить пенсионеров? Неужели иммигранты?


Фонд Бертельсманна приходит к выводу, что страна в ближайшее время будет нуждаться в ежегодном притоке более чем 200 тысяч квалифицированных работников. Их в последние годы, пишет профессор Аксель Плюннеке из Института немецкой экономики, Германия получала из Польши, России, Испании, Индии. Однако в последнее время ситуация радикально изменилась. Профессор Фрайбургского университета Бернд Раффельхюшен в интервью агентству DPA отметил, что в стране уже сотни тысяч безработных не имеют никакой специальности. Теперь к ним прибавятся ещё «до 1,5 миллиона человек, из которых примерно 70 процентов – тоже без квалификации». Их содержание потребует «широкомасштабного повышения налогов». 


При этом некоторые экономисты считают, что через 5–10 лет обучения иммигранты будут способны отработать свои пособия. У их оппонентов большие сомнения. По данным Федерального агентства по миграции и беженцам, 50 процентов афганцев вообще неграмотны. Им для начала, если прошение об убежище будет удовлетворено, надо выучить немецкий язык, а потом заняться профессиональной учёбой, вот только желающих нет. По баварскому радио выступил глава одного из районов Мюнхена. Он сообщил, что самый мощный автоконцерн BMW открыл новый центр логистики на 2000 мест, работу здесь считают престижной и сами немцы. И хотя для беженцев здесь выделили всего 20 мест, за три месяца так никто и не пришёл учить язык и профессию. В Берлинском районе Шпандау языковые курсы тоже никому не нужны. Почему? Неутомимый репортёр «КП» Дарья Асламова встретилась в Мюнхене с беженцами из Ирака. Один из них честно признался: нам здесь нравится, мы приехали сюда жить, а не работать. Как только получу право на убежище, заявил молодой араб, вызову сюда семью, она у меня «небольшая», всего 10 человек: отец с матерью, братья и сёстры.


На съезде Союза промышленников Германии вице-канцлер, он же министр экономики, Зигмар Габриэль заявил, что «потребуется, по меньшей мере, десять лет, чтобы создать необходимую инфраструктуру для образования и профессиональной подготовки». Министр труда и социальных вопросов Андреа Налес добавила, что только 10 процентов мигрантов удовлетворяют требованиям по квалификации рабочей силы. Как правило, это наиболее грамотные беженцы из Сирии, откуда прибывают и неплохие специалисты со знанием английского языка.


Пока иммиграция принесла политикам, жителям европейских стран только головную боль и огромные расходы. Особенно немцам. Министр финансов Вольфганг Шойбле, который в горячую фазу миграционного кризиса в постоянно меняющемся рейтинге политиков опережал даже Меркель, радовался впервые достигнутому солидному профициту бюджета – свыше 12 миллиардов евро. Расходы на беженцев в 8–10 миллиардов евро вполне покрывались этими доходами. Но расчеты не оправдались. За 2015 год пришлось выложить из казны 17 миллиардов евро. Институт Германской экономики уже подсчитал, что в 2016–2017 годах расходы на иммигрантов достигнут 50 миллиардов евро. 


Для некоторых стран это стало бы экономической катастрофой. Германия выдержит. Тем не менее учёные из Мюнхенского института экономических исследований предлагают для сокращения дефицита бюджета скорректировать МРОТ, уменьшив почасовую оплату. Эксперты берлинской газеты Die Welt считают, что даже сильная экономика не сможет поддержать социальные стандарты по оплате труда и медицинскому обслуживанию. Ассоциация пенсионеров Саксонии, как пишет газета Volkszeitung из Лейпцига, уже выразила крайнее недовольство ухудшением медицинского обслуживания, а также тем, что даже больным людям стали отказывать в поездках к врачу на такси, которые отдают беженцам.


Единственные, кто довольно потирает руки, это строительные компании, которым выделяют средства для строительства нового жилья эконом-класса для беженцев. В нём согласно социальным стандартам должно быть не менее 6 квадратных метров на человека, но для снижения затрат их станут строить без подвалов и с меньшей площадью озеленения территории. В выигрыше и малоквалифицированные рабочие, которые занимаются уборкой помещений в лагерях для беженцев, поскольку тем, пока они не получат статус беженца, законодательно запрещено работать. Но и здесь не все посто. Иммигранты из Турции и немцы из Восточной Германии, где высок уровень безработицы, боятся острой конкуренции на рынке труда.


Мечети вместо соборов?


Огромную тревогу у населения многих стран Европы вызывает медленная, ползучая исламизация, когда мигранты захватывают всё больше территорий для своего проживания и насаждают свои традиции. Особенное неприятие нашествия высказывают в небольших восточноевропейских странах, отвергая чуждую для национальных ценностей и особенностей культуру. Не исключение и достаточно крупная, по европейским меркам, Польша, где ещё очень сильны христианские традиции и где не приемлют призывов западноевропейской молодёжи сделать мир «разноцветным» и открыть все границы. Создание так называемого мультикультурного общества может привести к потере той культурной идентичности, которая на протяжении веков создавалась единой религией – христианством.


Особенно точно выразил эту обеспокоенность обозреватель Die Welt М. Штюрмер: «Текущее давление иммиграции является слишком большим, и невольный эксперимент в социальной инженерии Европы будет горьким разочарованием. Идентичность является ценным активом, её надо защищать зубами и ногтями». Возможно так, как это делают члены общества PEGIDA («Европейцы-патриоты против исламизации Старого Света»), созданного в Дрездене. Оно постепенно распространяет свою деятельность на другие города Германии, а в начале февраля, в единый день протестных акций, проявило себя в английском Бирмингеме и ирландском Дублине. Но PEGIDA нередко выходит на демонстрации с экстремистскими лозунгами вроде «Меркель – в Сибирь!», с плакатами, в которых она изображена в мусульманском хиджабе, и некоторые депутаты уже призывают прокуратуру запретить это движение.


После того как премьер-министр Венгрии Виктор Орбан начал строить заграждения на границах Сербии и Хорватии, его обвиняли чуть ли не в строительстве концлагерей. Это не помешало ему выступить на съезде ХСС во Франконии, где он заявил, что «мигранты не просто стучатся в дверь, они срывают её с петель, угрожая нашим ценностям, защищённым Конституцией». Он предложил программу действий из шести пунктов. В том числе создание специального фонда с отчислением в него 1 процента от бюджетов стран ЕС, защита внешних границ, разделение беженцев на «военных» и «экономических» и т. д. 


Виктор Орбан сказал, что нынешние беженцы стали более агрессивны, они не просят, а требуют статуса, в Будапеште организовали демонстрацию с криками «Аллах акбар!» и нападали на полицейских. Характерно, что тогда немецкие политики, за исключением главы правительства Баварии и партии ХСС Хорста Зеехофера, в силу непонятной неприязни не поддержали Орбана. В стране ещё встречали мигрантов с распростёртыми объятиями, плакатами «Welcome, Refugees!» («Добро пожаловать, беженцы!») 


Баварская (и общефедеральная) газета Suddeutsche Zeitung противопоставляла гуманное отношение к мигрантам в Германии с антигуманным отношением правительства Франции к беженцам в Кале, которых никак не хотят пускать в Великобританию. Газета живо обрисовала поездку в Кале премьер-министра Франции Манюэля Вайса, где он посетил «новые джунгли в грязи на большой свалке», заклеймив поведение ближайших партнёров по ЕС словом «позор».


Но прошла пара месяцев, и отношение к миграционной политике Меркель стало меняться в самой Германии. Die Welt в резкой форме расценила призыв к мигрантам приезжать в Европу как «беспечность». На информационном портале Breibort, в гамбургской газете Der Spiegel появились такие заголовки: «Слон в посудной лавке»; «Меркель сломала хребет единой Европе»; «Дублинская конвенция была разрушена в одночасье», вызвав «полный крах немецкой иммиграционной политики». 


Бывший президент Чехии Вацлав Клаус в интервью Die Welt заявил: «Иммигранты следуют зову безответственных политиков, которые оказывают медвежью услугу центру Европы». Он привёл результаты многолетних исследований ассимиляции иммигрантов немецкого учёного Вольфганга Каспера, который сделал вывод: процесс аккультурации займёт несколько поколений, и нельзя рассчитывать на то, что уже представители второго поколения беженцев вольются в европейское общество, восприняв его традиции и культуру. Каплю дёгтя в эту критику подлила даже председатель сейма Литвы Лоретта Граужинене, которая позволила себе сделать выпад в адрес «казначея Европы»: «Политики иногда скажут что-то не думая, что их слова вызовут серьёзные проблемы в другом месте. После приглашения Меркель движение стало неуправляемым».


Сильным отрезвляющим голосом для многих явилась книга комиссара полиции из Бохума Тани Камбоури «Deutschland im Blaulicht» («Германия в голубом свете»), отрывки из которой перепечатали Die Welt и мюнхенский журнал Focus. Она остро негативно отзывается о «социальных романтиках – последователях некритического мультикультурализма». На основе 12-летнего опыта службы в полиции она заявила, что мужчины-мусульмане не имеют уважения к полиции, особенно к женщинам-полицейским, к законам и фундаментальным правам человека, создают автономные параллельные сообщества, а их традиции просто несовместимы с европейскими культурными ценностями. Они обладают архаичным мировоззрением, и даже в третьем поколении остаются в своём закрытом исламском обществе. Мы берём преступников под стражу, а суды их выпускают, судьи просто не знают, что творится на улицах. Но если преступников не наказать, они не остановятся. Среди полицейских уже появились признаки исламофобии и ксенофобии, многие деморализованы или озлоблены, пишет автор книги.


По признанию комиссара, один беженец при задержании ударил её рукой с зажигалкой по лицу, повредив глаз. Другой преступник вцепился в машине ей в лицо, и она, если бы не вырвалась, могла стать инвалидом. Комиссар из неблагополучного берлинского района Нойкёльн Кархайн Гартнер признаётся, что взять ситуацию под контроль полиция уже не в состоянии. 


По его словам, 12 арабских банд контролируют распространение наркотиков, проституцию, занимаются грабежами. Их отцы не работали, получая социальное пособие, сыновья занимаются преступной  деятельностью уже с 10 лет. Молодые арабы из преступных кланов ездят на «ягуарах» и БМВ, снимают номера в дорогих отелях и уходят от ответственности за нападения на полицейских. 


Профсоюз правоохранителей требует изменить Уголовный кодекс с тем, чтобы каждое нападение на полицейских считалось уголовным преступлением. Но, как признаётся его глава Райнер Вендт, политики начинают принимать меры только тогда, когда «пожар уже полыхает». Сигнал «Приходите!» не должен больше звучать из Германии, кто-то должен «нажать на экстренный тормоз», считает Вендт. Иначе социальной напряжённости не избежать. Его интервью берлинской газете Welt am Sonntag перепечатали все ведущие СМИ Германии, впервые одинаково оценив ситуацию в стране.


Некоторые политики задаются вопросом: почему арабы и североафриканцы бегут в Европу, а не остаются в богатых нефтью и газом странах Персидского залива с их высоким уровнем жизни, в той же Саудовской Аравии? Но бегут-то в основном шииты, беспомощные езиды и христиане. Шиитов за пропаганду ислама в своей трактовке саудиты приговаривают к смертной казни. Кто туда побежит? Зато ради торжества ислама Саудовская Аравия готова финансировать строительство 200 мечетей в Европе.


Бороться за право жить по законам шариата (а, может, и за создание халифата) можно не только радикальными средствами, расшатывая европейское сообщество терактами, как в Париже, но и путем давления на власти и общество бесконечными требованиями об уважении мусульманских традиций.  Как в Швейцарии, где мусульманские общины уже дважды обращались с просьбами убрать с государственного флага страны крест, который напоминает о походах крестоносцев и задевает самолюбие мусульман. 


Но в этой стране прямой демократии, где проводятся по четыре референдума в год, население, наоборот, проголосовало за запрет строительства минаретов, с которых муэдзины рано утром начинают читать молитвы. Арабские спонсоры лучшего в мире испанского футбольного клуба «Барселона» также требовали убрать крест с клубного флага. Но испанцы тоже выстояли. 


Правда, в Германии, в отличие от Франции, разрешили носить хиджабы в общественных местах, в некоторых баварских городках из меню школьных столовых даже исключили традиционные свиные сосиски и рекомендовали ученицам не носить короткие юбки. В Париже из потерявшего прихожан католического собора сделали мусульманскую мечеть. В многонациональном голландском Роттердаме число мусульман превысило половину жителей, и они впервые избрали мэром своего единоверца. 


Мне по разным поводам довелось бывать в этом городе четыре раза. И видно, как на глазах он меняется. В последние годы появились не только высотки бизнес-центров на реке Маас, пятиуровневая автомобильная развязка при въезде из Амстердама, но и огромная мечеть перед въездом в центр. Выросли иммигрантские кварталы, куда коренные голландцы боятся заходить. Мы как-то стояли на набережной реки у портовых сооружений, а так называемые дежурные родители-«бригадиры» мимо вели детей из младших классов домой. Специально подсчитал: из 30 школяров только трое  белобрысых, остальные цветные. Возможно, они и будут олицетворять будущее Старого Света?


«Кельн все изменил»


Нерегулируемый миграционный кризис, перед которым растерялись чиновники из Брюсселя, показал всю неповоротливость европейской бюрократической машины. Только канц-

лера Меркель он долгое время не мог заставить изменить позицию с её ставшим известным всей Европе девизом «Мы можем сделать это». Многообещающую фразу она повторяла, как мантру, даже после того, как 34 члена её же партии ХДС обратились в бундестаг с предложением изменить миграционное законодательство. 


Хотя, пожалуй, было уже поздно. Никакие проволочные заграждения на границах Венгрии, Македонии, Словении не могли сдержать нескончаемый живой поток, который прорывал или обходил эти шаткие ненадёжные барьеры по полям и лугам фермеров, оставляя за собой длинный мусорный шлейф. «В Германию, в Германию» – подгонял мигрантов призыв из этой страны. И сюда, по велению Меркель, в нарушение Дублинского соглашения о том, что мигранты должны оставаться и регистрироваться в первой по прибытии стране ЕС, нелегально прибывали в иные дни по 10–12 тысяч человек. В результате из общего количества беженцев в 1,5 миллиона более 1,1 миллиона осели именно в Германии. Ещё 160 тысяч в ещё более благополучной Швеции. Страны с низким уровнем жизни, вроде Венгрии и Словакии, мигранты игнорировали.


Можно ли было упорядочить это движение нелегалов? Наверное, да. Если своевременно были бы построены транзитные зоны в Греции, Италии, Болгарии, где сразу регистрировали беженцев, выдавали документы и отсекали «экономических» переселенцев. Но ничего этого сделано не было. В газетах публиковались снимки бравых игиловцев с бородами и автоматами, пересекавших границу. Ну а потом, гладко выбритые, они бодро шагали по улицам городов Германии и Австрии в качестве мирных беженцев. 


В начале массового наплыва мигрантов Федеральная служба защиты конституции Германии (контрразведка) как-то вяло опровергала предположения о возможном проникновении вместе с беженцами террористов. Но после крупных терактов в Париже, организованных гражданином Бельгии Абдельхамидом Абаудом, который прибыл из Сирии вместе с 90 боевиками именно под видом беженца и свободно переезжал из страны в страну, глава ведомства Х.-Г. Маасен резко изменил свою позицию. Теперь, по данным спецслужб, потенциально опасных радикалов насчитывается уже 444 человека. Хотя глава полиции из Баден-Вюртемберга Дирк Клозе заявляет, что полиция может контролировать лишь 10 процентов таких беженцев. 


Партия СДПГ, одна из трех в большой оппозиционной коалиции во гла-

ве с вице-канцлером Зигмаром Габриэлем, отметила растущее чувство незащищённости людей, 81 процент которых не верит в способность правительства справиться с миграционным кризисом, и предложила программу по его решению. Предлагается, в частности, увеличить на 20 тысяч количество мест в полиции, на 6 тысяч – в таможне и на 200 тысяч – в бундесвере. Оппоненты из СвДП также считают, что в Германии созданы комфортные условия для деятельности салафитов, наиболее радикальных исламистов, проповедующих священную войну с «неверными».


Ещё осенью министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер предлагал общими усилиями создать большие транзитные зоны в странах прибытия беженцев, чтобы сразу отделить «военных» мигрантов от «экономических» и запретить последним дальнейшее передвижение, депортировав их обратно. Укрепить пограничное агентство Евросоюза кадрами и кораблями. Выявлять лжесирийцев с фальшивыми паспортами, сделанными в Турции и Боснии. Такой паспорт, согласно Женевской конвенции, на 100 процентов гарантирует беженцам право на получение убежища в странах ЕС.


Но только события новогодней но­чи в Кёльне, когда около тысячи девушек и женщин подали заявления в полицию о сексуальных домогательствах и даже изнасилованиях мигрантами, сподвигли власти ФРГ ускорить решение перезревших проблем. Как было отмечено прессой, чтобы не сеять межнациональную рознь, полиция сначала скрывала от населения масштабы арабской «забавы», оправдываясь негласным запретом из Берлина информировать общество об этих преступлениях. Только сообщение в СМИ одного из руководителей полиции земли Гессен о таком запрете заставило начать расследование. Глава полиции Кёльна Вольфганг Альберс был отправлен на пенсию, а министр внутренних дел земли Северный Рейн-Вестфалия Ральф Йегер на заседании комитета гражданских свобод ландтага в Дюссельдорфе заявил, что полицией допущены «серьёзные ошибки» и не должно быть никаких табу на освещение событий. 


Министр юстиции ФРГ Хайко Маас потребовал «срочно выяснить, как произошли эти отвратительные преступления, подготовленные заранее». У 32 задержанных мигрантов нашли инструкции на немецком языке, как надо разговаривать с женщинами, чтобы их запугать, а в мобильниках – призывы к братьям по вере из Бельгии и Нидерландов приезжать в этот день в Кёльн. Почему же бездействовала полиция? 


Подоплёку в интервью газете Express рассказал бывший сержант федеральной полиции Ник Хайн, который из 11 лет службы три года был патрульным на Кёльнском вокзале. Он вспомнил, как приводил с поличным воришек из разных стран и говорил, что их могут выслать из Германии. В ответ те смеялись ему в лицо: за кражу никого не вышлют, даже если она повторная. Согласно федеральному закону депортации подлежат только те, кто отсидел не менее трёх лет за серьёзное преступление в тюрьме. Да и то высылать в страны, где происходят военные конфликты, нельзя. Как можно обвинять в бездействии полицию, если у неё руки связаны? Весь участок у вокзала, центр Кёльна и набережную Рейна патрулировали всего 10 полицейских. Если не наказывать уголовников, то они станут смеяться над правовой системой государства, рассуждает Ник. Но куда сажать, если в тюрьмах нет мест?


Профессор уголовного права из университета Галле Йоахим Резниковски высказал мнение «об абсурдности нашей правовой системы», о «страшном разрыве в уголовном праве, когда за грабёж имущества наказание есть, за унизительные для женщин сексуальные домогательства – нет». Законопроект не рассматривается. Глава правительства земли Гессен Фолькер Буфье считает, что «Кельн всё изменил. Подорвана вера граждан в правовое государство». Стало ясно, что акция в Кёльне была подготовленной и отнюдь не единственной. Пришли сообщения о сексуальных домогательствах в 12 городах Германии, в австрийском Зальцбурге, швейцарском Цюрихе, а в Хельсинках только действия заранее предупреждённой полиции позволили предотвратить «ночь длинных рук».


Критика однопартийцев заставила-таки Меркель несколько изменить позицию. Нет, она не уступила требованиям ближайшего союзника по коалиции председателя ХСС Хорста Зеехофера, предложившего ограничить потолок приёма беженцев в 2016 году 200 тысячами человек. И сейчас Германия ждёт, подаст ли глава Баварии подготовленный юристами иск против федерального правительства в Конституционный суд, как это уже сделала группа юристов, обвинив Меркель в нарушении Основного закона страны и Дублинского соглашения. 


Однако на заседании ХДС в Мекленбурге канцлер наконец-то сказала, что надо принять второй пакет законов о миграции. Кроме того, она объявила о достижении соглашения о признании трёх африканских стран– Алжира, Марокко и Туниса – безопасными для проживания. Напомним, ранее такое решение было принято в отношении балканских стран – Албании, Косово, Сербии, Македонии и Черногории. Иммигранты из них подлежат депортации, что уменьшит количество беженцев в ФРГ на 150 тысяч человек. 


Однако оппоненты не унимаются и настаивают на признании безопасными ещё 11 государств, выходцы из которых должны возвращаться обратно. Среди них – Армения, Грузия, Индия, Молдавия, Украина и ряд африканских стран. Кроме того, чтобы ограничить приток иммигрантов, принято решение о том, что воссоединение семей должно происходить не ранее, чем через два года после того, как беженец будет зарегистрирован в Германии. Исключение составят несовершеннолетние, прибывшие без родителей. 


Быстрее станут депортировать и преступников, в том числе в третьи страны. Значительно ускорится рассмотрение прошений о предоставлении статуса беженца, чтобы быстрее интегрировать мигрантов в новое общество, чтобы они могли осваивать язык и профессии, приступили к работе. Впрочем, и политики начинают признавать, что большинство мигрантов прибыли в ЕС в поисках лучшей жизни. И не случайно Меркель впервые с момента кризиса предупредила, что как только в Сирии и Ираке прекратятся боевые действия, многим придётся покинуть Германию.


Ещё более определённо выразилась по этому поводу в газете Bild am Sonntag председатель отделения ХДС в земле Рейнланд-Пфальц Юлия Клёкнер, которую рассматривают в качестве преемницы канцлера: «Германия – не магазин самообслуживания и не торт, из которого можно выбирать только изюминки. У каждого, кто приехал в эту страну, кроме прав есть и обязанности, и государство не должно проявлять слабость, чтобы защищать нашу систему ценностей». Точно такую же мысль в Die Welt высказал ректор Исламского университета в Оснабрюке профессор Бюлет Укар: «Гости должны вести себя, как гости. Если они не делают этого, они должны быть изгнаны».


Пока же противоречия между жителями Германии и мигрантами остаются. На Кёльнском карнавале, несмотря на увеличение количества полицейских в три раза по сравнению с предыдущим годом, 190 человек были задержаны за сексуальные домогательства и изнасилования. Во Фрайбурге некоторые ночные клубы закрыли двери перед мигрантами, заходившими за женщинами даже в дамские туалеты; в Цвиккау беженцев перестали пускать в плавательный бассейн за испражнения в воду; в Гёттингене из четырёхзвёздочного отеля вынуждены были уволиться мусульманки, поскольку посетители ресторана отказывались от услуг женщин в чёрных одеяниях. 


Все большую поддержку находит предложение об установлении жестких квот для расселения беженцев. И прежде всего, в маленьких городках, где из-за нашествия мигрантов власти вынуждены были отнять у школьников спортзалы, заменить в супермаркетах кассиров-женщин на мужчин и где количество грабежей и наркоманов выросло в разы. Раскрыто 118 случаев социального мошенничества. Сирийцы, переезжая из одной федеральной земли в другую, умудрялись неоднократно регистрироваться и получать пособия. В Нижней Саксонии выявлены ловкие мигранты, получившие до девяти пособий в одни руки, что в сумме значительно больше, чем получают некоторые немецкие трудяги и пенсионеры. Как рассказывают офицеры полиции, делалось это просто: в одной федеральной земле беженец регистрировался как Али Мухаммад, в другой – как Мухаммад Али.


Мэр Тюбингена Борис Палмер выразил точку зрения своих коллег: «Я не разделял эйфории по поводу мигрантов и эту идеологизированную толерантность. Мы не можем принять всех, ситуация становится неустойчивой. А преступление – это всегда преступление, тут не может быть смягчающих обстоятельств, кто бы их ни совершал».


Даже «зелёные», всегда послушно следовавшие в кильватере большой тройки, стали вдруг критиковать федеральную власть.


На этом фоне поднялись шансы крайне правой партии «Альтернатива для Германии» попасть сначала в ландтаги трёх земель, а после выборов 2017 года – и в бундестаг. Эта перспектива страшит прогрессивную общественность больше, чем митинги PEGIDA, поскольку лидер партии Фрауке Петри заявила, что надо укрепить национальные границы и если мигранты будут пытаться их прорвать, применять оружие. Особенно напугало правозащитников, что 29 процентов немцев разделяют позицию правых.


Ангела Меркель успокаивает сограждан. Она старается убедить руководителей других стран ЕС в выработке единой стратегии решения миграционного кризиса и справедливого распределения мигрантов. В рамках этой стратегии на греческом острове Лесбос уже построен первый крупный транзитный центр для регистрации беженцев. До лета на четырех греческих островах появятся такие же центры. Именно там будут решаться вопросы, кому давать статус беженца, а кого отправлять обратно в Турцию, которой ЕС выделяет 3 миллиарда евро. Правда, Реджеп Эрдоган настаивает на 5 миллиардах, отмене визового режима и решении затянувшегося вопроса о приёме Турции в ЕС. 


В конце февраля бундесрат должен принять второй пакет законопроектов о миграции. Всё это должно снизить приток мигрантов в страну на 40 процентов. На саммите в Лондоне удалось собрать 9 миллиардов евро, чтобы построить жильё, школы и инфраструктуру для беженцев непосредственно в странах Ближнего Востока. Правда, сами мигранты этого пока не знают и, несмотря на опасности морского путешествия, продолжают бежать в Европу.


По расчётам Еврокомиссии, общее количество мигрантов, прибывших в Европу за 2015–2016 годы, достигнет 2,5 миллиона человек. Министр развития ФРГ Герд Мюллер убеждён, что для Ближнего Востока нужен свой «план Маршалла», поскольку отсюда и Северной Африки готовы отправиться в путь 10 миллионов человек. На подходе другой поток голодных людей с юга Африки, где 10 стран поражены сильной засухой. Один из бывших руководителей партии СДПГ Тило Саррацин, шесть лет назад написавший о Германии нашумевшую книгу «Самоликвидация», скептически относится к усилиям ЕС по решению миграционного кризиса. По его расчётам, ближайшие десятилетия потребуют только от Германии 1,5 триллиона евро, чего не выдержит никакая экономика. Не удастся даже закрыть внешние границы ЕС, для чего потребуется 100 миллиардов евро.


Когда я писал эти заметки, в Москве проходила выставка произведений Валентина Серова. Посмотреть её прилетали любители прекрасного даже с Дальнего Востока, часами выстаивая в очереди. Но одну из самых известных работ выдающегося русского художника – «Похищение Европы», которая находится в частной коллекции олигарха, они так и не увидели. По аналогии с этой удивительно современной картиной я подумал: может, похищение Европы уже началось? Или евроскептики сгущают краски? Из полицейских рапортов о событиях в Кёльне явствует, что большинство нападавших на женщин были пьяны. Вроде бы это не очень вяжется с традициями мусульман? Но года полтора назад в Дюссельдорфе в сквере, в квартале от железнодорожного вокзала, я встретил большую группу арабов, которые с удовольствием пили немецкое пиво, громко смеялись и радовались жизни. Может, так и начинается интеграция в новое общество?


Информация к размышлению


Опираясь на статистику и демографические прогнозы ООН, П. Бьюкенен приходит к выводу, что гибель Старого Света в его нынешнем виде неизбежна. В 1960 году белое население составляло четверть всего человечества. Через 40 лет– 1/6. В 2050 году оно сократится до 1/10, а это, по мнению автора, «статистика исчезающей расы».


Первый британский лауреат Нобелевской премии по литературе Джозеф Редьярд Киплинг и большой знаток Востока в одном из своих поэтических произведений написал такие строки: «Мир тяжелей войны, накорми голодных, мор выгони из страны. Но, даже добившись цели, будь начеку всегда: изменит или одурачит языческая орда».


Может быть, он ошибался?

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 13 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: +3 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Сбор спортсменов на малой родине

Вячеслав ХОРОШИЛОВ, Тербунский район
// Спорт

Новый уровень и старые проблемы

Иван Афанасов, фото автора
// Спорт

Почти середина

Юлия Исанова
// Спорт

Полёт и пролёт

Дмитрий Ржевский
// Спорт
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Меж прошлым и будущим нить (фото)

Евгения Ионова // Общество

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ // История

Цепь добра

Евгения Ионова // Общество

Олимп героизма

Ольга Головина // Общество



  Вверх