Чт, 21 Ноября, 2019
Липецк: +4° $ 63.89 70.41

Час мужества

Тамара Федюкина, фото автора | 03.09.2009
  Двадцатилетних люди постарше, случается, чуть снисходительно называют мальчиками, мальчишками. Ну, что эти юнцы в своей пока короткой жизни успели увидеть, пережить, совершить?

  Но вот вчера елецкий военком вручил орден Мужества парню, которому всего двадцать один год. В августе 2008-го Юрий Маркелов оказался в Цхинвале. Ему выпала миссия защитить от уничтожения народ маленькой республики, наших братьев из Южной Осетии.

  Что он повидал, что пережил, что сделал? Да все то, что повидали, пережили и сделали его ровесники в первой половине сороковых минувшего века. Жизнь не всегда спрашивает, сколько тебе лет. Она, не заглядывая в паспорт, задает другой вопрос: ты готов исполнить свой долг?

  — Ночью 8 августа нас подняли по боевой тревоге, — вспоминает Юрий. — А утром мы вошли в Цхинвал. Его бомбили всю ночь. Казалось, что это происходит не с нами, что это страшный сон. Кругом горящие машины, дома, повсюду лежат убитые люди. Перед нами была поставлена задача: уничтожить живую силу противника. Это было на северо-западной дороге в Цхинвал. Я видел одетых в натовское обмундирование грузинских солдат, а рядом с ними наемников разных мастей. У них в руках было американское оружие.

  Гранатометчик Маркелов честно исполнил то, что должно солдату. Это потом о нем скажут, что его храбрость и меткость, его героизм помогли спасти многие жизни... А своей он не жалел. Не имел права жалеть. Вечером девятого августа Юрий был серьезно ранен. Истекающего кровью солдата вывезли во Владикавказ. Врачи выиграли битву за его спасение. Но лечиться Юрию пришлось долго — до января. Можно себе представить, как встретили его, когда он наконец приехал в родной поселок Ключ Жизни — к маме, бабушке, дедушке. Как переволновались они за сына и внука. И как гордятся им сегодня.

  Наверное, для них он все равно остается мальчиком. Но после того, что с ним случилось, Юрий чувствует себя взрослым, настоящим мужчиной. Он теперь знает, что такое война, что такое смерть, что такое агрессия и террор, бьющий по самым уязвимым и беззащитным.

  — Раньше я видел убийц только по телевизору, — говорит он. — В Южной Осетии я смотрел им в лицо. С какой жестокостью они расправляются с теми, кто слабее — с женщинами, детьми, стариками. Они ведь все по сути, бессовестности своей одинаковы — и разрушители Цхинвала, и террористы в Беслане, захватившие школу, взявшие в заложники детей. Их нельзя ни понять, ни простить. Об их преступлении мы не сможем забыть никогда.

  Еще несколько слов о Юрии. До армии он закончил техникум в Воронежской области. Получил специальность машиниста технологических компрессоров. Хотел работать в своем поселке на газопроводе. Но когда его призвали в армию, у Юрия, в отличие от иных сверстников, по-видимому, не было и мысли, как бы от службы уклониться, «откосить». Сначала был мотострелковый полк во Владимирской области. Юрий получил звание младшего сержанта, командовал боевой машиной пехоты. Через полгода попал в Кабар­дино-Балкарию, там проходил службу в качестве гранатометчика. А затем его сурово и бескомпромиссно проверил Цхинвал — и как воина, и как человека...

  А вместе с Маркеловым орден Мужества вчера получил ельчанин сержант запаса Николай Меланин. Судьба каждого испытывает по-своему. Юрия — на поле боя. Николая — на ликвидации аварии Чернобыльской АЭС.

  Ему было тридцать. Он жил в Измалковском районе, когда страна услышала о чернобыльской беде. 15 июля 1986 года его, химика-разведчика (эту специальность он получил в армии), направили ликвидировать последствия аварии на АЭС. Он участвовал с риском для жизни и здоровья в дезактивации особо опасных объектов атомной станции. Работал на главном корпусе — кровле четвертого энергоблока и в подвальных помещениях реактора. Все было разрушено. Приходилось вручную собирать куски металла на территории промплощадки, разбирать перегородки между энергоблоками, лопатами расчищать грунт. Уже на третьи сутки ликвидаторы почувствовали, что они не убереглись (да и как тут уберечься?) от невидимых смертоносных лучей...

  — Мы не сразу осознали угрозу, которая нависла над нами. Сначала расширялись зрачки. Потом появлялись сонливость, апатия, нас покидали силы.

  Всего с 19 июля по 15 августа Николай Петрович в составе 25-й бригады из трех с половиной тысяч человек сделал шестнадцать выездов на станцию, получил большую дозу радиации. Дольше находиться там для него было смертельно опасно.

  Сегодня ветеран-черно­бы­лец Меланин живет в Ельце. У него вторая группа инвалидности. Его подвиг продолжается.

  Во время Великой Отечественной войны выдающаяся русская поэтесса написала простые, суровые строчки, в которых не было ни позы, ни риторики:

  Час мужества пробил на наших часах,

  И мужество нам не изменит…

  Для Николая и Юрия час мужества тоже пробил — для каждого в свой срок. И мужество им не изменило. Как не изменяло оно их предшественникам, сражавшимся с фашистами, как не изменило тысячам тех, кому в мирные годы доводилось действовать в экстремальных, драматических, трагических обстоятельствах.

  Да не изменит оно и нашим детям и внукам, если им придется столкнуться с опасностью, заслонять собою страну. Дай Бог, конечно, чтобы не пришлось. Но ведь это не только от нашей воли зависит...
Ордена Мужества — мужественным людям.

Ордена Мужества — мужественным людям.

Ордена Мужества — мужественным людям.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных